издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Нехорошая контора

  • Автор: Людмила ФОМИНА, журналист

!I1!Суд не смог установить, куда пропадают вещи и деньги из Иркутского управления госторгинспекции

Из нехорошей квартиры, описанной Михаилом Булгаковым
в романе «Мастер и Маргарита», невесть куда исчезали
жильцы. Это были, как мы знаем, происки профессора
черной магии, приехавшего в Москву на гастроли.
Нечто похожее с некоторых пор стало происходить и в
Иркутской госторгинспекции. Только здесь пропадают
не люди, а вещи и деньги из государственной казны.
Но тоже в неизвестном направлении.

Распутывать темную историю взялись оперативники областной
службы по борьбе с экономическими преступлениями и следственное
управление при УВД. Целый год, с
31 мая 2000 по 3 апреля 2001,
оперативно-следственная группа проводила допросы,
очные ставки, обыски и прочие процессуальные
действия для сбора доказательств по уголовному делу
N 2065. В результате начальнику госторгинспекции
Наталье Егоровой и ее сыну было предъявлено
обвинение в хищении путем присвоения
государственного имущества и в подделке документов.
Однако Кировский народный суд 5 марта этого года
вынес обвиняемым оправдательный приговор «за
отсутствием в их действиях состава преступления».
Куда же девался новенький компьютер «Пентиум-3» и
деньги, взятые из кассы ГТИ под предлогом покупки
мягкого уголка, который оказался уже оплачен
спонсорами? На эти вопросы ответов нет. Может,
конечно, суд их и знает, но предпочел огласить за
закрытыми дверями. (Кстати, не объяснив причину, по
которой часть последнего заседания была закрыта).
Прессу и представителей следствия
ознакомили лишь с резолютивной частью приговора.

!I2!Итак, что известно достоверно. В кабинете начальника
госторгинспекции Натальи Егоровой 31 декабря 1997
года появился мягкий уголок: диван и кресло,
покрытые дерматином. Это был новогодний подарок
«Иркутскпищепрома», перечислившего в магазин
«Тайм-офис» по счету госторгинспекции платежным
поручением N 1593 от 29.12.97 деньги в сумме 16
тысяч 934 рубля. «В порядке спонсорской помощи», —
как заявили на следствии и в суде руководители ЗАО
«Иркутскпищепром». Оказание спонсорской помощи
контролерам, которые мучают предприятие проверками,
законом, как известно, не возбраняется.

Лишь в мае следующего года мягкий уголок был оформлен в
документах как имущество госторгинспекции,
оприходован по кассе и поставлен на баланс. Почему не
сразу? Ходили какие-то слухи, что подарок
«спонсоров» предназначался не всей инспекции, а лично
начальнику Егоровой. Руководители ЗАО заявили, что
это поклеп. Да и трудно поверить, что на
обдумывание, сгодится ли в домашнем хозяйстве
дерматиновый диван, Егоровой понадобилось чуть ли
не полгода. Однако лучше поздно, чем никогда:
судьба дивана все-таки была решена. Он и по сей день
находится в конторе, во время судебного процесса его
приходили снимать телевизионщики, которые в своих
передачах непременно задавали вопрос: о каком
хищении речь, ведь вот же он, мягкий уголок,
никуда он не пропадал!

Зато пропали деньги, взятые в мае же 1998 года из
кассы госторгинспекции в сумме 16 тысяч 934 рубля на
приобретение… все того же мягкого уголка. Их
получила по указанию зам. начальника М. Сухановой одна из инспекторов,
ей же было поручено взять в мебельном магазине
«Тайм-офис» товарный чек и составить авансовый
отчет. Деньги были списаны. И, надо думать, кем-то
присвоены. М. Суханова уверяет, что передала их шефу.
Н. Егорова заявляет, что ее просто оговаривают, никаких
денег она не брала. А куда они испарились? Ничего не
остается, как списать эту сумму на происки нечистой
силы. Только специалисты по изобличению расхитителей
в торговле, когда дело касается сокрытия ненужных
следов, могут дать очко вперед и самому профессору
черной магии. Как ловко они провернули этот «фокус»
с дерматиновым диваном! И мебель, полученная от
«Иркутскпищепрома» в подарок, то есть даром, на
месте. И деньги за нее взяты из кассы ГТИ и списаны
законно, без всяких там подложных документов. И
недостачи не оказалось ни у ЗАО «Иркутскпищепром»,
ни в управлении госторгинспекции, хотя бюджет
обеих организаций похудел почти на 17 тысяч рублей.

Увы, увести с такой же ловкостью компьютер
«Пентиум-3» стоимостью 39 тысяч рублей уже не
получилось. Деньги на сей раз перечислила в магазин
«Комтэк» сама государственная контора. Выбирал
комплектующие сын Егоровой.
Он же подмахнул подложные приходные
документы, расписавшись вымышленной фамилией.
Наследили, одним словом. Потом новенький «Пентиум-3»
загадочным образом дематериализовался. А приходные
документы оказались оформленными на старенький
компьютер, оцененный всего в 7,7 тысячи рублей. Его
и изъяла милиция во время обыска в госторгинспекции.
Таким образом, неизвестные темные силы наказали на
этот раз государственную службу на 31 тысячу рублей,
что составляет разницу между оплаченным бюджетными
деньгами новым и фактически приобретенным торговой
инспекцией старым компьютерами.

В механизме умыкания государственных средств явно произошел
сбой: во-первых, недостача на этот раз была
выявлена, тогда как с деньгами за мягкий уголок Бог
миловал; во-вторых, компьютер, в отличие от дивана,
исчез, и его невозможно было показать в
теленовостях. Но зато, чьих рук это дело, снова
осталось неясным. Следствие обвинило в сговоре начальника
госторгинспекции Егорову и ее сына, они опять
же сослались на М. Суханову, которая давала все
распоряжения и тоже расписалась в подложном
документе вымышленной фамилией.

Ну а дальше у нечистой силы вообще пошел сплошной
брак в работе — видать, выдохлась. В эпизоде с
продажей служебной «Волги» вообще уже нет ничего
загадочного. Машина была отремонтирована и продана
частному лицу по заниженной, как определило
следствие, цене. И хотя этим лицом оказался не кто
иной как муж начальника госторгинспекции И. Егоров,
виноватой (по мнению подсудимой) все равно
вышла… догадываетесь, кто? Суханова, конечно. Она
не только «уломала» супруга своей начальницы купить
машину без согласия жены, но еще и подсуетилась,
чтобы сделка была ему выгодной. Эта она нашла
эксперта, и в результате
«Волга», балансовая стоимость которой превышала 30 тысяч рублей,
продана через комиссионный магазин всего за 19,2
тысячи.

Вообще, как выяснилось на следствии и в суде, в
госторгинспекции творится много странных дел:
свидетели рассказывали о каких-то коробках,
появляющихся в конторе перед праздниками; о
работниках, которых заботливо запирают в кабинетах,
чтобы они не увидели лишнего; о ювелирных
украшениях, подаренных предпринимателями в надежде
на лояльное отношение инспекторов (видимо,
несбывшейся, иначе прокуратура не прекратила бы
уголовные дела по взяткам). Впрочем, сами инспектора
(как выяснилось опять же из их показаний на
следствии и в суде) ничего особенного во всем этом
как раз и не видят. Но тут уж, как любят выражаться
копы в кино, «комментариев не последует…»

Суд несколько месяцев разбирался в темных делишках,
творящихся в этом «террариуме друзей» — именно так
окрестили в своих показаниях «нехорошую контору»
свидетели, а вслед за ними и гособвинитель Светлана
Николюк. Но слишком уж много неразгаданных тайн
оказалось связано с этим «гадюшником». Ну вот,
например, всего 13 дней (рекордно короткий
срок!) понадобилось милиции, чтобы разобраться с
бывшей лучшей подругой начальницы конторы М.
Сухановой и принять в отношении нее «правовое»
решение: из подозреваемой она вдруг превратилась в
главного свидетеля обвинения. Неудивительно, что по
этому поводу в городе ходило много слухов (в
основном прикидывали, во что ей это обошлось).

Итак, суд виновных не назвал, он только снял
уголовную ответственность за происходящее с
начальника инспекции Н.Егоровой. А что за темные
силы действуют в «нехорошей конторе»
— с этим так никто и не разобрался. Остается теперь
уповать на начальство в Москве. Но у него, видать,
руки никак не доходят…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное