издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Рассуди нас миром, мировой судья

Мировые судьи, как мы знаем из литературы и истории, еще в 19 веке действовали по всей России-матушке и были весьма популярны в народе. При советской власти они почему-то исчезли "как класс" чтобы возродиться вот только сейчас. Отчего и почему это произошло, нашему корреспонденту Борису АБКИНУ рассказывает Лена КАРАКИЧ, заместитель начальника управления судебного департамента области.

— Итак, Лена Львовна, как возникла идея воссоздания
института мировых судей? Ведь обходились без них до
сих пор.

— Обходились, но за счет чего? За счет огромной
нагрузки на судей городских, районных, областных судов,
которые вынуждены были разбирать все поступающие к ним
дела. А сейчас вот взгляните на диаграмму: почти 42
процента дел, назовем их условно «мелкими», взяли
на себя мировые. Так что идея, которая возникла
в рамках судебной реформы России еще в 90-х годах, безусловно
себя оправдала. Это уже можно сказать сегодня, когда
прошло всего лишь несколько месяцев со дня внедрения
этой формы.

— Вот вы говорите о чрезмерной загрузке
федеральных судов… А может, это просто волокита…

— Ничего подобного! Судьи действительно перегружены.
Больше стало гражданских дел. Все чаще обжалуются в
суде невыплата заработной платы, увольнения и т.д.
— то, с чем люди раньше шли, скажем, в партийные или
советские органы. Суды просто захлебнулись. Можно,
конечно, было увеличить штаты народных судов (и, кстати,
в некоторых областях пошли по этому пути).

— Какие же дела рассматривает мировой судья?

— По уголовным преступлениям, за совершение которых следует
наказание в пределах 2 лет лишения свободы. Затем —
судебные приказы (то, что касается зарплаты и прочих
трудовых споров). Дела о расторжении брака — за исключением
тех, где есть спор о детях; о разделе имущества.
Помните, у Чехова: мировой судья приходил на подворье
и лично делил имущество спорящих сторон. Это административно-правовые
нарушения. Когда мы говорим, что это все простые дела,
то здесь, на мой взгляд, нет и не должно быть никакой
обиды для мирового судьи, как и для тех, кто обращается к ним.
Для любого человека его дело — важное.

— Я согласен с вами, Лена Львовна. Но выходит, мировой
судья в этом случае действует как бы наособицу. Чем-то
он все-таки отличается от федерального?

— Практически ничем. Он вооружен теми же законами
федерации, которые призван охранять. Разве что мировой
судья стоит ближе к людям. И чем лучше он знает живущих
на «своей» территории, тем легче ему будет работать,
не допускать волокиты.

— Как проходит процедура назначения мировых судей?

— Если федеральных судей утверждает своим указом Президент
страны, то мировых назначает Законодательное собрание
области. Они также сдают квалификационный экзамен, их
кандидатуры утверждает губернатор.

— Не считают ли мировые судьи свою работу менее престижной?

— Ни в коем случае! Мало того — был конкурс, желающих
очень много: около 600 человек.

— Сколько избрано?

— Вся область поделена на 117 участков, исходя из количества
населения, — и в каждом должен действовать мировой
судья. На него, таким образом, приходится от 15 до 30
тысяч человек. В Иркутске определены 25 участков, в
Ангарске — 13, в Мамско-Чуйском районе — один и так
далее. Вакансии в общем-то заполнены.

— Кто же будет финансировать их деятельность?

Источников финансирования два: зарплата, все социальные
гарантии идут из федерального бюджета, а аренда, ремонт
зданий, учеба, услуги связи, содержание
секретаря — из областного. Нам удалось достаточно
хорошо обустроить большинство судей — с помощью мэров
городов и районов. Где не было возможности выделить
отдельные помещения — мировые разместились, надеюсь
временно, в зданиях федеральных судов. Большинство уже
получили мебель, компьютеры, оргтехнику. С пониманием
отнеслись к этой проблеме в Усолье-Сибирском, Усть-Илимске,
Братске, Нижне-Илимском районе. Трудней всего —
в Иркутске, здесь сложнее с площадями, особенно в Правобережном
округе.

— Но вернемся к обязанностям самих судей.
Похоже, мировой должен быть «и швец, и жнец, и на дуде
игрец».

— Это как участковый врач в деревне — он должен лечить
«ото всего». Но, кстати заметим, «узкой специализации»
у нас пока нет и у федеральных судей — возможно, это
дело будущего.
Комиссия (а она была очень злющая) весьма дотошно
определяла кандидатов. А идут сюда, отвечаю на ваш вопрос,
потому что это стабильная работа. Мировой судья назначается
сначала на 5 лет, а затем, повторно, — уже на 10. Наконец,
это высокая зарплата — с добавками за выслугу лет,
за классность и т.д. Да и самостоятельная работа, что
ценится не меньше.

— Кто же идет в мировые судьи?

— Разумеется, юристы — со стажем не менее 5 лет, по
возрасту не моложе 25. В законе определено, кто может
выдвигать кандидатов: федеральные суды, органы местного
самоуправления и судебного самоуправления. Ну и, наконец,
самовыдвижение.

— А где можно обжаловать действия мирового?

— В районном суде своего района. Там решают: либо жалоба
остается без удовлетворения, либо возвращается на повторное
рассмотрение.

— Мировой судья — это определенно человек, который
многие вопросы мог бы разрешить «миром», т.е. он призван мирить
людей. По возможности. Ну, а если гражданин не согласен
на мирового? Ему подавай федерального — и
все тут. Как быть?

— Все делается по закону. Такому гражданину уже в
канцелярии районного суда скажут: «Ваше дело будет рассмотрено
мировым». И все, вопрос исчерпан. Лишь пройдя первую
инстанцию, то есть мирового судью, истец вправе обратиться
выше.

— Ну что ж, Лена Львовна, спасибо вам за беседу. А
со своей стороны «ВСП» обещает и вам, и читателям, что
непременно расскажет об опыте работы одного из лучших
мировых судей.

— Я вам и сейчас могу назвать адрес: попробуйте рассказать
о Святославе Геннадьевиче Долгих, мировом судье шестого
участка Октябрьского района Иркутска. Очень интересный
человек. Познакомитесь — убедитесь сами…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector