издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Чистка

…Открываю номер за 30 июля 1933 года. Номер, что называется,
«знаковый» — к 30-летию партии большевиков. Слева на полосе
— Ленин, справа — Сталин. Большая передовая, идеологически
выдержанная, жесткая, по партстроительству, с итогами
нескольких месяцев II-й пятилетки (она началась в
1932): «Пройден долгий тяжелый путь, полный лишений,
борьбы и побед. Партия ставит задачу: сделать 33-й год
последним (!) годом трудностей, обеспечить решительный
подъем сельского хозяйства на основе превращения колхозов
в большевистские, а колхозников в зажиточных тружеников
деревни. Для этого нужно, прежде всего, быть принципиальными
до конца, изгнать из своих рядов чуждых, примазавшихся,
колеблющихся, отсечь все негодное, мешающее идти вперед.
Именно в этих целях партия делает упор на чистку своих
рядов — беспощадную и принципиальную…»

Концовка тоже «знаковая» — она целиком посвящена Сталину,
о нем говорится как о «гениальном вожде рабочего класса
всего мира, продолжателе дела Ленина, прозорливом и
беспощадном к врагам, уверенно ведущем свой народ в
светлое царство социализма». (Честно говоря, я-то думал,
что такие эпитеты о вожде появились несколько позже,
— ан нет, уже в начале 30-х «гений» был обозначен весьма
четко). И тут же статья тов. Сталина, проливающая свет
на все происходящее в партии и стране. Установка более
чем понятная уже в самом заголовке статьи: «Путем борьбы
мы должны преодолеть внутрипартийные разногласия» — естественно,
она, эта самая » установка», касалась отнюдь не только
«партийных разногласий». Ведь это из его же песни слова:
«С развитием социализма классовая борьба в обществе
обостряется».

А «чистка» была одной из форм партийной работы, и мимо нее не могла пройти
ни одна партячейка или организация. «ВСП» дает в эти
годы широчайшую картину этих самых чисток-зачисток —
от последнего улуса до Иркутской городской парторганизации.
Ниже я приведу «картинки» об этом, они весьма показательны.
Параллельно с этим — мощнейшая волна, иначе не назовешь,
материалов о коллективизации, об урожае, хлебозаготовках.
Газета здорово занялась селом, и поначалу меня это
удивляло: вроде бы курс на индустриализацию края приоритетнее?
Но одно не противоречит другому: разработка природных
ресурсов позволяла и обязывала развивать параллельно
оба этих направления. Газета явно становится суше, все
только о деле, о работе, о долге. «Размягчают» суровость
страниц разве что очерки о коммунистах. Зато появились
скучные, как осенние мухи, огромные статьи о политпросвете
(партчиновникам надо было кормиться на идейных основах).

Трудно, даже невозможно себе представить нагрузку на
газетчиков того времени, ответственность, которая
ложилась на их плечи. Сказать, что газета находилась
в гуще событий, мало. «Восточка» была сама частью
того беспощадного времени. Ну, партстроительство —
это само собой. Но «Восточка» — «на ударных стройках»,
она же — «на сельском фронте», «на транспорте», «на лесозаготовках»
и т.д. Газета включилась в ударные бригады, становилась
арбитром в соревнованиях. Как все успевали? Тираж
и влияние ее росли год от года. В начале 30-х он составлял
30 тысяч экземпляров, к концу — уже 80!

В итоге первых пятилеток в процессе индустриализации
народного хозяйства коренным образом изменился экономический
облик Иркутска. Из административно-торгового он превратился
в крупный промышленный центр обширного Восточно-Сибирского
экономического района. Вместе с тем сохранилось значение
Иркутска как товарораспределительного центра.

Экономическое влияние ведущих предприятий Иркутска (слюдяная,
металлическая промышленность, кожевенное производство,
ряд отраслей пищевой промышленности) распространялось
не только на Восточную Сибирь, но отчасти и на Дальний
Восток. Иркутск стал центром, где перекрещиваются основные
товарные и сырьевые грузопотоки Восточной Сибири.

С другой стороны, Иркутск выступает как промышленный
и товарораспределительный центр этого района. Отсюда
многоотраслевой характер иркутского промышленного
комплекса, рассчитанного как на областные потребности,
так и на удовлетворение запросов Восточной Сибири в
целом.

За годы первых пятилеток реконструируется железнодорожный
и водный транспорт, резко возрастает объем перевозок.
Возникают новые виды транспорта — автомобильный и
авиационный.

И из месяца в месяц, из года в год газета прослеживает
все сколько-нибудь значительные события края.

Еще в 30-е годы виделись стране и будущий БАМ, и ГЭС
на Ангаре, и развитие угледобычи, и усольская химия, и
многое другое. Причем не в «общих чертах», а очень конкретно,
в цифрах, с планами пятилеток. И уж наш-то Восточно-Сибирский
край особо должен быть благодарен годам 30-м — мощнейший
толчок развитию был дан именно в эти годы. Страницы
«ВСП» — тому живое свидетельство. И трещали, и рвались
брюки от шагов этих, и летели щепки, когда рубили лес
(понятно, какие щепки и какой лес). Народ творил историю.
Может быть, не знали, какую, но страшная вера эта
сметала все, что стояло на пути. Били — и наотмашь
— по чиновникам, по бюрократам. Били — невзирая на лица:
партийным вожакам и директорам производств доставалось,
пожалуй, больше всего. Нет номера, чтобы кого-нибудь
в очередной раз не песочили. «Не ослабевая вести борьбу
с проявлениями шовинизма и местного национализма»,
«Кооперативных воров-растратчиков — к ответу!». За
воров и пьяниц, кстати, газета взялась крепко — что
ни день, то репортажи с мест, с рабочих собраний. «Растратчик
Яснев получил 10 лет. По заслугам». А вот «вести с полей».
«В артели «Новый Гмель» зажиточный единоличник Школенков
с сыном украл два гектара хлеба. Дело о хищении рассмотрено
в суде. Школенков получил 10 лет, сын — 6″. Впрочем,
давайте читать заметки тех лет, и ты, наш сегодняшний
читатель, сам поймешь, «что почем».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector