издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Домушник разбушевался

Каждые два часа в Иркутске совершается квартирная кража

Распахнутые дверки шкафов, зияющие пустотой полки.
На полу все вперемешку: шмотки, книги, бумаги. По ним явно
ходили — повсюду следы грязных ботинок. Из фотосумки
вытряхнуты дорогой аппарат и объективы — эти вещи
ворам отчего-то не приглянулись. Предпочли забрать
ношеные китайские пуховики с бирками химчистки.
У меня нервный смех. «Чему радуешься?» — злится
жена. И правда, чего это я развеселился?
Обворовали все-таки. Незваные гости вошли в квартиру
через дверь, подобрав ключ к дорогому импортному
замку, — на нем не оказалось ни единой царапины.
Эксперт-криминалист весь в работе — «пальчики»
кругом. Оперативники носятся по этажам, ищут
свидетелей. А мы пытаемся установить посреди этого
хаоса, что все-таки утащили и насколько нас
«нагрело» ворье.

Картина, без преувеличения, знакомая многим. В
Иркутске в среднем каждые два часа совершается
квартирная кража. За прошлый год, по словам
Александра Букановича, начальника управления
уголовного розыска УВД, по области их
зарегистрировано 16 тысяч. Иркутск, Ангарск и
Братск — города, наиболее неблагополучные в этом
отношении: в них совершается более половины так называемых имущественных
преступлений. По раскрытию квартирных краж Иркутская
область держится на уровне среднероссийских
показателей: в прошлом году была раскрыта каждая
вторая.

Кто же является к нам в гости без спросу? Раньше
среднестатистический домушник был мужчина лет 25-40
и очень хорошо знакомый с жизнью в зоне. Сегодня
статистику поломал наркоман: более половины
преступлений приходится именно на эту категорию
молодых людей, неожиданно составивших своеобразную
конкуренцию рецидивисту. А 321 квартирная кража в прошлом году
вообще совершена подростками. Впрочем, по-прежнему
около 70 процентов воров — рецидивисты,
но это уже не чистые домушники. Скорее воры
широкого профиля: такой трется в
общественном транспорте, охотясь за кошельком, и не
пройдет мимо открытой форточки.
Одним словом, нашу квартиру посещает или дилетант, или профессионал.

Правда, толку от этого знания нет никакого,
поскольку шансы, что нам вернется похищенное,
минимальны — независимо от того, кто нас
«осчастливил» своим присутствием. Профи и поймать
труднее, да и квартиру он почистит основательнее,
хорошо зная, где у нас лежат деньги и золото. У
опытного домушника на это есть нюх. Лагерные
«университеты» и постоянная практика делают
некоторых настоящими виртуозами в
своем деле. Наркоман же хватает все подряд — этот
не оставит без внимания и содержимое холодильника.
Его и ловят чаще, но пострадавшему от этого опять же
никакого прока: украденные вещи и ценности
моментально сбываются перекупщикам по цене дозы
наркотика.

Не обходится в воровской среде и без «эмансипе». Почти
в полтысяче случаев в прошлом году в наши «крепости»
вламывались незнакомки. Именно вламывались.
Дамы сегодня не только стоят
на шухере или наводят на квартиру (наводчица —
это фигура скорее из прошлого: сегодня чаще
обворовывают тех, к кому легче попасть, и лезут в основном
наобум). Они с неменьшим успехом, чем их коллеги-мужчины,
выносят хлипкие двери вместе с косяками,
предпочитая не возиться с отмычками, наборами
ключей с правой и левой бородками и прочей устаревшей воровской
атрибутикой. Ну, а если двери металлические, в ход у домушников
идут домкраты, «болгарки», дрели и портативные
газовые резаки. Суперзасовы выпадают, стоит их
только обсверлить со всех сторон, личинки замков
высверливаются меньше чем за четверть минуты, а
против хорошей фомки не устоит ни один замок с
многомиллионными секретами.

Вспомним поговорку про лом и прием. Так вот,
против воровского лома все наши приемы — чепуха.
Если на квартиру «положили глаз», ее обворуют,
когда вы отлучитесь на полчаса в соседний магазин за хлебом.
Так что деньги, которые мы тратим, отгораживаясь
от белого света железными дверями со «сверхнадежными» замками,
лучше уж вложить в охранную сигнализацию. Ее
надежность безусловно выше.

Телефонный звонок поднял в четыре часа утра. Звонили
из квартиры приятельницы, которая была в
командировке. Извинились и попросили срочно подойти.
На ходу уже вспомнил: я у нее в договоре на охрану
записан доверенным лицом. Ворюга по веревке с крюком
поднялся на балкон второго этажа, раздвинул
металлические прутья решетки, аккуратно выставил
стекла в двух рамах. И квартиру, судя по тому, что
включил чайник на кухне, быстро покидать не
собирался. Но побаловаться кофейком не удалось: не
успела закипеть вода, как ему пришлось спасаться
бегством, прыгая в окно, под которым его уже ждали
сотрудники вневедомственной охраны. Метров десять он
еще пробежал, но после предупредительного выстрела в
воздух уткнулся носом в снег и к милиционерам
возвращался по-пластунски — мужество оставило.

Квартиры чистят, естественно, когда хозяев нет дома
и с аккуратным перерывом на обед, — а вдруг вы не
терпите общественных столовых и обедать
предпочитаете дома. В дачный сезон — в выходные
дни. В новогоднюю ночь ворье трудится в поте лица,
ему не до шампанского. Если вы в гостях и квартиру
оставили без присмотра, в нее может наведаться не
только Дед Мороз.

Вор не оставляет без внимания новые дома, куда
только заселяются жильцы. Кражи иногда следуют одна
за другой. Пока соседи не перезнакомились, квартиры
обворовывают чуть ли не на глазах у всех. На проспекте
Жукова в дверь к пожилой женщине, въехавшей
в дом три дня назад, позвонил хорошо одетый
молодой мужчина, как позже рассказывала она
участковому, и представился ее соседом, даже
какой-то документ перед носом повертел. «Но вчера сюда
въезжали вроде бы другие люди, вас что-то не
припомню», — засомневалась было бабушка.
«Совершенно верно, — сиял лицом мужчина.— Еле
уговорил поменяться. Они уж и вещи сюда перевезли, а
теперь вот попросили, чтобы я им помог доставить их
пожитки по новому адресу. Вы уж извините, мы немного
пошумим». И вывезли все — до последнего веника.
Настоящие жильцы, прибывшие с остатками
имущества — горшками с бегониями и алоэ — нашли
свою квартиру совершенно пустой и чистой, ибо за
полсуток в местах, где стояли телевизор,
холодильник, музыкальный центр и прочие дорогие
вещи, и пыль не успела осесть.

Этот же трюк очень часто проделывается и при обмене
жилплощади. Недавно позвонил сокурсник —
предупредить, что новоселье откладывается. Не успел
даже расставить в купленной квартире все по своим
местам. Не спасла и предусмотрительно поставленная
металлическая импортная дверь за 8 тысяч рублей. Вскрыли, как
грецкий орех, и обворовали. Хозяева после визита
домушников долго не могли прийти в себя. И не только
потому, что лишились имущества
— это, в конце концов, дело наживное. Если
унесли кожаную куртку, пару новых полуботинок и
шкатулку с колечками жены, а больше взять у многих
из нас нечего, — это еще не мировая катастрофа. Вот
только тяжелое моральное потрясение проходит не
сразу. Появляется ощущение, что ты абсолютно
не защищен, и квартира твоя как бы без стен, и в дверь
могут войти чужие люди в любое время суток, форточки и то
лишний раз не откроешь. Дом больше не крепость,
ты прислушиваешься к ночным звукам, а любой шорох
в подъезде пугает. После того, как обворовали
мою соседку, она попросила у меня бинокль и день за
днем обозревала в свободное время окрестности: ей
казалось, что за ее квартирой продолжают следить.

Что уж говорить о потрясении, которое испытывают
люди, ставшие жертвами разбойных нападений,
грабежей, когда ворье объединяется в банды. В прошлом
году в области была пресечена деятельность трех
таких бандитских группировок. Две «бомбили» квартиры
в областном центре и близлежащих городах:
Усолье-Сибирском, Зиме. Третья
орудовала в Братске. По банде некоего Антонова
следствие закончено, и дело передано в областной суд.
Деятельность двух других расследует областная
прокуратура — за ними еще и убийства.

Антонов, отбывая наказание в ангарской колонии N14,
перед освобождением договорился с таким же, как и он,
джентльменом удачи Шемякиным, что на воле
они займутся грабежами. Так и сделали. Группа пополнилась
вскоре ингушом из Усолья-Сибирского и
студентом одного из вузов Иркутска. Обзавелись
обрезом, масками, газовыми револьвером и пистолетом,
которые внешне ничем не отличаются от боевых.
Действовали дерзко, нагло и жестоко. Средь бела дня
под разными предлогами попадали в квартиры. Хозяев
связывали скотчем, угрожали оружием. Малолетних
детей хватали за ноги и переворачивали вниз головой, требуя от
родителей выдать деньги и драгоценности.
Брали все, что легко сбыть.

Более полугода действовали бандиты,
пока в Усолье-Сибирском не задержали
водителя, вывозившего их на преступления. Имея
оперативную информацию, сыщики начали активную разработку
остальных членов группировки, и в феврале прошлого года
бандиты оказались за решеткой в полном составе. Им
предъявлено обвинение по ст.209 и части 3 ст.162 —
бандитизм и разбойные нападения, совершенные в
составе организованной преступной группы. Следствию
удалось доказать восемь эпизодов преступной
деятельности, несмотря на то, что ни главарь банды,
ни его подельники так и не дали признательных показаний.
На эту работу ушел целый год.

Но когда квартиры чистит вооруженная банда — это
одно дело, а рядовая кража — совсем другое. В
райотделах милиции на такое «несерьезное» преступление
реагируют без особого энтузиазма: это же
потенциальный «висяк». Вот и нашу кражу тоже не
раскрыли. Следователь ограничилась объяснениями
пострадавших да «показаниями» соседей, которые
«ничего не видели, ничего не слышали». Потом
производство по делу было приостановлено «за
неустановлением лица, подозреваемого в
преступлении». Что означает: следствие закончено — забудьте…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер