издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Продаем тайгу Китаю?

  • Автор: Анна ЛЕБЕДЕВА, студентка отделения журналистики ИГУ

Если человек самовольно вырубил лес для строительства своего дома, дачи, бани - он вор. Заурядный российский вор! Но, вырубая российский лес для продажи за половину или четверть его истинной цены китайцам, он превращается в предателя интересов Родины.

Далеко не первый год идет в нашей области варварское уничтожение пригородных и других
легкодоступных лесов «русичами» по заказу китайских «викингов». Предательство
экономических и экологических интересов родного государства стало массовым и
привычным. В Китае наложен запрет на вырубку собственного леса, чтобы дать возможность
своим гражданам дышать свежим, чистым воздухом. На экономике страны это почти не
отразилось, потому что нашлось много сибиряков, страстно желающих продать и продающих
по кусочкам свою малую родину богатеющим подданным Поднебесной. Много веков назад
наши князья так же, малыми кусочкам, и сдавали Русь татарам, иго которых длилось триста
лет…

Директор Иркутского лесхоза Вячеслав Ступченко, рассказывает, что в 2000 году его
лесники обнаружили 42 лесонарушения (так вот мягко называются в официальных
документах самовольные рубки), в прошлом году их было уже 120, а с начала нынешнего уже
составлено около сотни актов.

Спрос рождает предложение. Похоже, что уже существуют подпольные фирмочки,
обеспечивающие российских лесокрадов и особенно китайских скупщиков подложными
документами. Иначе как может ворованный лес пройти через таможню? А он идет без всяких
задержек, сплошным потоком, потому что и заготовка его, и продажа давно поставлены на
поток. Любой человек, въезжающий в Иркутск рано утром, может увидеть колонны лесовозов
на обочине с суетящимися вокруг китайцами и стоящими в сторонке иномарками. Но
задерживаться здесь не стоит, момент ответственный — идет легализация вырубленного
ночью леса: шоферы получают необходимые документы, чтобы миновать пост ГИБДД. Не
станем утверждать, но рассказывают, что без документов проехать пост тоже можно, только
стоить это будет немного дороже. Казаки, помогающие лесникам Иркутского лесхоза
охранять зеленую зону города, однажды на восходе солнца умудрились даже слегка побить
работника ГИБДД, сопровождавшего в Иркутск колонну лесовозов. Но расследование этого
не вполне правового инцидента «достоверно выявило», что человек в погонах оказался в
колонне совершенно «случайно». Он то ли от тещи, то ли от другой какой женщины домой
возвращался. А лесовозы, к которым он, конечно же, не имеет ни малейшего отношения, шли
в попутном направлении. Зря казаки его побили. Но они тоже не понесли наказания, потому
что инспектор оказался добрым человеком и никаких официальных претензий за слегка
попорченное лицо им не предъявил.

А еще, рассказывает В. Ступниченко, чтобы легче было Сибирь китайцам продавать, русские
умельцы научились в кустарных условиях изготавливать прекрасные глушители для…
бензопил, чтобы они своим ужасным треском ночами спать никому не мешали, и зверье,
братьев наших меньших не распугивали. Теперь бензопилы не трещат ночами, а жужжат, как
мотороллеры, и не мешают порубщику услышать сигнал сотового телефона в нагрудном
кармане.

— Алло, слушаю.

— Отдохните пару часиков. В вашу сторону УАЗик свернул…

Иномарка, стоящая среди ночи на обочине трассы у сворота на лесную дорогу, вовсе не
означает, что сидящий в ней человек бездельничает. Он как раз неусыпно работает,
обеспечивает безопасность подельщикам, помогает Сибирь по кусочкам иностранцам
продавать, чтобы его внуки в слишком густом лесу не заблудились.

Система растаскивания леса организована профессионально. Сидящий в машине на шухере
чаще всего не знает (или делает вид, что не знает) даже тех, кого охраняет. Отсидел ночь, на
рассвете получил деньги без всяких квитанций и подоходного налога, сдал мобильник и
свободен. Вальщик с жужжащей бензопилой тоже не знает (или делает вид), для кого Сибирь
губит. Шофер лесовоза если и видел кого в лицо, так только тех, кто лес грузил и
расплачивался с ним за рейс, но в паспорт-то он к ним не заглядывал. Заказывает один, место
рубки указывает другой, валит третий, грузит четвертый…

Все (кто на кухне, кто с высоких
трибун) возмущаются царящим беспределом, требуют друг у друга положить конец позору и
предательству. Бывали случаи, что лесники кого-то ловили и, превышая свои
полномочия, задерживали технику, отбирали бензопилы. Но вскоре все, в соответствии с
действующим законодательством, возвращалось владельцам, которые (опять же в
соответствии с законодательством) вовсе не воры и не предатели своей страны, а так себе,
«лесонарушители», вполне осознавшие свой проступок. Они запросто, со словами «сдачи не
надо», очень даже радостно платят административные штрафы в несколько тысяч рублей и
едут в лес, чтобы проверить, не сломали ли грубые лесники новенький глушитель у бензопилы,
и попить чайку на свежем воздухе.

В Китае наливаются соком, шумят на ветру, восстанавливаются после непомерных рубок леса.
На границе наши строгие таможенники, пропуская из страны составы с сибирской
древесиной, важно штампуют вовсе не поддельные, самые что ни на есть подлинные
документы. А под Иркутском (и под Усольем-Сибирским, и под Братском, и под…) в
пригородных, в водоохранных, в сельских лесах мерно жужжат усовершенствованные
бензопилы.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector