издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кто и как будет миловать злодеев

  • Автор: Людмила ФОМИНА, журналист

Как известно, указом Президента России во всех субъектах федерации созданы комиссии по помилованию отбывающих наказания за уголовные преступления. В Иркутской области к такой комиссии интерес особый: в наших лагерях и тюрьмах живут сегодня около 29 тысяч земляков.

Помилование — не единственный инструмент
освобождения преступника от наказания, назначенного
ему судом. Тот же суд может впоследствии вынести
решение об условно-досрочном освобождении,
Государственная Дума что ни год объявляет для
заключенных амнистию, правом же помилования по
Конституции России обладает только президент страны.
Но прежде чем он скажет свое решающее слово,
областная комиссия, изучив личность ходатая, должна
взвесить все «за» и «против» применения к нему гуманного
акта, а губернатор — поставить свою подпись под
рекомендацией о помиловании.

Как уже сообщала наша газета, Борис Говорин внес
Президенту РФ первое представление о помиловании. В
нем значатся две фамилии: А.В. Богданов и М.П.
Чебола. Судьба их скоро будет решена.
Всего же на первом заседании областной комиссии
рассмотрены материалы на девять осужденных из
колонии N 3, где отбывают наказание бывшие
сотрудники правоохранительных органов со всей
России. Поэтому первые претенденты на помилование
оказались жителями не нашей области. Возраст у них разный —
от 25 до 44 лет, и сидят они за разные преступления:
есть среди них и убийца, и взяточник, разбойники и
грабители, трое нанесли своим жертвам тяжкие
телесные повреждения, от которых те скончались, один
украл табельное оружие.

Таких злодеев — и миловать? Но за помилованием
всегда обращаются заключенные, совершившие особо
тяжкие преступления. Из 256 статей Уголовного
кодекса России лишь с десяток содержат составы
преступлений, которых не касаются ни амнистия, ни
условно-досрочное освобождение. Осужденные по этим
«тяжелым» статьям на длительные, вплоть до
пожизненного, сроки заключения как раз и пользуются
правом обратиться к главе государства за
помилованием. Этот гуманный акт известен в мире уже
более четырех тысяч лет. Издавна существует практика
смягчать наказание или совсем освобождать от него
преступника и в России. В последнее время, как
правило, положительное решение следовало в тех
случаях, когда осужденный отбыл уже больше половины
назначенного ему срока и хорошо характеризуется
лагерным начальством.

Но, разумеется, никакое
начальство и никакая комиссия от общественности не
могут дать гарантии, что помилованные преступники,
выйдя на свободу, не примутся за старое. Существует
такая статистика: из восьми тысяч, помилованных в
1996-97 годах, 790 человек вновь оказались на скамье
подсудимых, причем половина из них совершила
преступления в первый же год после освобождения.
Возможно, введенная теперь практика принятия
предварительного решения на местах по каждому
преступнику сократит число ошибочных решений. Кто
знает… Руководитель аппарата администрации области
по обеспечению деятельности комиссии по помилованию
Евгений Мальцев заверяет, что будет проводиться
анализ эффективности применения гуманного акта к
получившим свободу преступникам. Комиссия собирается
отслеживать судьбу помилованных ею земляков и
соответственно корректировать свою работу.

Не так давно состоялось второе заседание областной
комиссии, на котором рассмотрено также девять
ходатайств. И на этот раз к президенту обратились
«тяжелостатейники»: один изнасиловал малолетнего
ребенка, четверо совершили умышленные убийства
(среди них есть даже работники милиции, ставшие
убийцами по найму), остальные грабили, разбойничали,
до смерти избивали людей. Все они лишены свободы на
большие сроки: от пяти до шестнадцати лет.
Рассмотрев материалы, предоставленные сотрудниками
главного управления исполнения наказания, комиссия
рекомендовала помиловать двоих просителей.

Известно, что один из них получил шесть с половиной лет за
убийство жены из ревности. Он выстрелил в нее из
карабина, потом, раскаявшись, пытался покончить с
собой. О преступлении в милицию заявил сам. Сейчас
осужденному уже за 50, он отбыл две трети срока
— почти четыре года, хорошо характеризуется
администрацией колонии. Четверо его детей, уже
взрослых, считают, что в преступлении отца есть и
доля вины матери, которая ему изменяла. Комиссия по
помилованию рекомендует сократить срок наказания
этого человека до пяти лет. Поддержит ли губернатор
такое решение — пока не известно.

Но одно уже ясно: помилование преступников
не оставляет людей равнодушными. Сразу же после
публикации в «Восточке» о первом представлении
Говорина Президенту России появились отклики на нашем сайте в
Интернете. Надо сказать, все больше негативные.
Например: «Круто работать начали. Бандитов они
милуют! В полку Киселева прибыло, рукоплещем
губернатору. Статья 226, часть 3, п.»В», хищение
оружия с использованием служебного положения. Мало
нас стреляют, надо больше. Губернатор-то себя лично
за счет бюджета охраняет, а другим как?
Милователь… Выходит, вооружайся, народ! В кого
только стрелять начнут?»

Нервозность такая, словно губернатор собирается в
одночасье открыть двери всех тюрем. Не стоит так сильно
переживать — этого не случится. Получить помилование
не так-то просто: ведь на это надо иметь добро и
от комиссии, и от губернатора, и от президента
страны. А для начала ходатайство осужденного
изучается администрацией колонии, там готовят
характеризующие документы, которые основательно
проверяются в управлении юстиции и только потом
поступают в комиссию.

По одной же статье совершенного преступления судить
о человеке и решать, заслуживает ли он снисхождения,
вряд ли правильно. Взять того же М.П.
Чеболу (осужден за хищение оружия с
использованием служебного положения),
которого губернатор первым рекомендовал помиловать.
Этот молодой москвич, работавший
милиционером-водителем, увидел на столе в дежурной
части пистолет без присмотра, спрятал его, желая
подшутить, и не сразу признался в том, что натворил. На
следующий день он вернул оружие, но «шутка» обошлась
ему четырьмя годами лагеря. Это при том, что суд
определил «шутнику» меру наказания ниже низшего
предела — срок по этой статье от пяти до двенадцати
лет лишения свободы. 2 года 9 месяцев парень уже
отсидел. Администрация колонии ходатайствует об его
освобождении, считая, что вину свою он осознал и
искупил, а на воле его ждут жена и ребенок, связь с
которыми он поддерживает все эти годы. Так что
реплики нашего читателя типа «мало нас стреляют,
надо больше» и «вооружайся, народ» вряд ли в данном
случае уместны.

Не остались равнодушными к указу Президента РФ о
создании на местах комиссий по помилованию и
родственники заключенных. От них в комиссию
Иркутской области ежедневно идут письма и звонки,
много ходатайств поступает от общественных
организаций. Зарегистрировано уже около 50 подобных
заявлений. Но вопрос о помиловании не разрешается,
пока не поступит личное ходатайство осужденного на
имя президента страны.

Срок рассмотрения комиссией уже подготовленных и
проверенных в управлении юстиции документов — 30
дней. По всем вопросам о помиловании можно
обращаться по телефону в Иркутске 34-18-67 или
получить консультацию на приеме, который будет
организован работниками аппарата уже с мая
(расписание приема вы найдете в «Восточно-Сибирской
правде»).

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер