издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Из горького прошлого в розовое будущее?

Несколько томов уголовного дела по обвинению в
мошенничестве сотрудников регионального
представительства Международного инновационного
центра пылятся сегодня в архиве. Обвиняемые
оказались чисты пред законом: в их действиях не
усмотрено состава преступления. Остались однако
потерпевшие — сотни людей, которые выложили
из собственных карманов по
1400 долларов США каждый, поверив, что таким образом
сразу смогут перешагнуть из горького прошлого в
обещанное им розовое будущее.

Некоторые из потерпевших до сих пор обивают пороги разных
инстанций, приходят и пишут, в том числе и в редакцию
нашей газеты, — в надежде найти справедливость,
вернуть свои деньги и наказать тех, кто заманил их в
сеть сладкими обещаниями. Другие, правда, не носятся
со своим горем по городу — но это вовсе не значит,
что они не страдают. Я разговаривала с людьми,
которые отказались даже участвовать в качестве
потерпевших в уголовном процессе, когда была еще
надежда на привлечение обидчиков к суду за
мошенничество. Несмотря на то, что у одних
развалилась семья, другие залезли в такие долги, из
которых не могут теперь вылезти, третьи попали на
больничную койку, не сумев справиться со стрессом.

Удивительного в этом нет ничего: «бизнес» ловкачей
был рассчитан именно на небогатых людей, которых
нетрудно заманить в сеть посулами будущего
процветания. Во имя светлого завтра некоторые
продавали квартиры, брали ссуды под большие
проценты, несли все свои сбережения на черный день.
И он действительно для них настал. Самое печальное
во всей этой истории, что из попавшихся на крючок
бедняков жертвами становились отнюдь не все, а
только честные люди. Те, которые не соглашались
обманом втягивать в организацию, построенную на
принципе финансовой пирамиды, своих знакомых и
родственников, чтобы за счет их взносов вернуть
деньги, которые потеряли сами. Честность и
порядочность оказались наказуемы.

Но пишу я эту статью вовсе не для того, чтобы
провозгласить: не надо быть честным, если не желаешь
остаться в дураках. Хочу предостеречь доверчивых
людей: «по щучьему велению», в один миг, богатыми
становятся только в сказке. В жизни Иван-дурак так
просто обещанные полцарства, как правило, не
получает.

А теперь о технологии обмана, признанного
компетентными органами законным (может кому-то
такая «учеба» позволит избежать неприятностей в
будущем). В мае 1999 года Ананиковым, Вдовиным и
Захаровым было организовано в Иркутске так
называемое региональное представительство
Международного инновационного центра (МИЦ). Об этих
типах можно сказать только одно: голь на выдумку
горазда. Оказывается, если у вас нет в кармане ни гроша, желание
вкалывать отсутствует напрочь и наличием совести вы
тоже не обременены — вы все же имеете шанс неплохо
жить, выуживая у простаков заработанные ими деньги.

До того, как стать экспертом в иркутском
представительстве МИЦ, Владислав Захаров, к примеру,
работал в Туле милиционером вневедомственной охраны
и получал гроши, а Александр Вдовин стал
специалистом по сетевому маркетингу после того как,
отслужив в воздушно-десантных войсках, на гражданке
попал в ряды безработных. Их бизнес именовался
прямо-таки издевательски по отношению к людям, у
которых они выманивали деньги: «поддержка и защита
уникальных и нестандартных идей, способствующих
выживанию человека в современных условиях».

Каждый вступающий в МИЦ должен был выложить 1400
зелененьких: членский взнос составлял 50 долларов,
страховка от несчастного случая — 750 баксов,
остальные деньги распределялись между членами организации
как вознаграждение за вовлечение в нее новых
людей. Типичная финансовая пирамида: чем больше
народу ты сумеешь одурачить, тем большую сумму из
вложенных тобой в эту затею сможешь вернуть. Сколько
выкачали из иркутян любители инноваций — история
умалчивает. По уголовному делу проходит сумма в 77
тысяч долларов, полученных обвиняемыми в
мошенничестве в течение только одного года. Но, как
мы знаем, далеко не все попавшиеся на крючок
пожелали писать в милицию заявления.

Что в этом деле действительно нестандартно, так
это методика выманивания денег. Она была выверена до
мелочей и специально преподавалась членам МИЦ на
лекциях, было разработано даже учебное пособие
«Комментарии для кандидатов в ответственные
организаторы».

Прежде всего, «организатор» должен был преподнести
избранной им жертве цель вступления в общество как
панацею именно от его проблемы: для кого-то это были
высокие заработки, для другого — профессиональный
рост и т. д. На иркутском авиаобъединении десятки
людей оказались втянутыми в новый бизнес и
обманутыми. Несколько человек жаловались мне, что
«клюнули» на приманки, расставленные Надеждой
Александровной Якимовой, которую хорошо знали по
профсоюзной работе. «Мы столько лет знакомы, такой
уважаемый человек. Это же не Мавроди — как было ей
не поверить», — говорили мне ее сослуживцы. Автору
письма в редакцию В. И. Солдатенко, например, «подруга»
пообещала трудоустроить безработную дочь на
престижную и высокооплачиваемую должность.

Все переговоры шли под покровом тайны. «Только для
своих. Приглашаются лишь знакомые, надежные люди.
Ни в коем случае никому об этом не рассказывайте. За
вас-то я могу поручиться,»— говорила Якимова и не скупилась при этом на
путевки в санаторий и прочие профсоюзные милости.

Первую информацию о МИЦ будущие «партнеры» получали
на ярком массовом шоу, где присутствовало около 200
человек. Здесь на жертву оказывалось мощное
групповое давление. Члены семьи не могли даже
посоветоваться друг с другом — со всех сторон их
окружали «гостеприимные» хозяева, сопровождая даже в
туалет. Кроме этого известного в психологии как
«симптом сэндвича» метода, применялась также
«бомбардировка любовью». «Это моя звездочка идет»,
— говорила, например, Якимова о «подруге», которая
вскоре оказывалась завербованной в МИЦ.( Мне потом
рассказывали, что одна из таких вот
«облагодетельствованных» попала в пограничное
отделение больницы, другая хотела броситься под
поезд, третьей муж не смог простить потерю состояния
и дошло до разрыва в семье).

Среди одураченных организаторами МИЦ, как следует из
материалов уголовного дела, оказалось даже несколько
профессиональных психологов. На допросе у
следователя они потом подробно описывали методы и
приемы оказанного на них психологического давления.
Но так уж талантливо делали свое дело сердцеведы из
таинственного общества, что эти профессионалы и сами
не заметили, как стали жертвами психотеррора.
Комиссия, которая проводила судебно-психологическую
экспертизу по запросу следствия, сделала вывод, что
психическая обработка вербуемого заключалась в
погружении его в трансовое, измененное состояние
сознания. Что-то вроде «промывания мозгов» в
неокультовых организациях, которые называют еще
сектами.

Только предметом культа, поклонения в МИЦ
были деньги. Создавалась мотивация вступления в
общество, носящая сверхзначимый, сверхценный
характер. Так же, как в тоталитарной секте, от жертв
скрывали настоящую цель их вербовки, бомбардировали
любовью и лестью, на смену которым приходила жестокая
эксплуатация, вызывали чувство вины и страха.

Использовались действия медитативного характера:
хлопки, вставание во время речи выступающего,
ритмичная, оглушающая музыка, ажиотаж и экзальтация
присутствующих в зале. Человеку предлагали тут же
заплатить всю сумму взноса — или он не сможет
участвовать в мероприятии и много потеряет.
Ему даже давали машину и возили по знакомым, у
которых можно перехватить в долг. Иногда члены МИЦ
и сами одалживали новобранцам часть суммы. Но
если через несколько часов, к примеру наутро,
человек спохватывался и пытался отказаться от
«чести» участия в МИЦ — ему отказывали, предлагали
«отработать» долг, вовлекая в общество других. Порой
даже угрожали расправой.

Большинство потерпевших отмечали потом,
что во время или после «обработки» в МИЦ
ощущали явные симптомы стресса, измененного
сознания. В акте экспертизы они процитированы
прямо из протоколов допросов: «перед глазами стоял
туман, не могла читать, рвало…», «было состояние,
похожее на опьянение», «в голове рой мыслей», «ночь
провела в бессоннице» и
т. д.

Но за психологическое давление на людей с целью
выжать из них деньги в тюрьму у нас не садят.
Следовало еще доказать, что Анаников, Вдовин и
Захаров добытые таким путем «бабки» «использовали по
своему усмотрению», то есть присвоили. А вот этого как
раз и не было. Бывший десантник раз в 10 дней
садился в самолет и катил в Москву, прихватив с
собой чемоданчик с деньгами. Там он самым честным
образом вносил их в кассу Московской штаб-квартиры
МИЦ по приходным ордерам. Вся троица получала зарплату
согласно штатного расписания.

Деньги, которые жертвы вносили как пропуск в рай,
полностью «отошли» по бухгалтерской отчетности:
договорам дарения, соглашениям о страховании,
страховым полисам. Учредительные документы на всю
предпринимательскую деятельность тоже оказались в
порядке.

Пострадавшие, конечно, вправе говорить об отсутствии
совести у тех, кто вовлек их в беду. Но это к делу
не пришьешь. Та же Якимова, на которую поступила жалоба в
редакцию, по уголовному делу проходит как свидетель,
и в объяснениях своих собственноручно записала:
«Меня интересовала в МИЦ только развлекательная
программа. Я никому ничего не обещала, не брала
денег, не знакомила, не приводила». Сама она чужих
денег в руки действительно не брала — это признают
и те, кто на нее жалуется.

Так что виноватых в этой истории нет. Есть только
обманутые. А про таких говорят обычно: вот сами и
виноваты. Зачем летели в расставленные сети как
мотыльки на свет?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное