издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ни за понюшку табаку убивали незнакомцев два отморозка

Жили в предместье Рабочем два друга. Не сеяли, не
жали, но ели и пили. И не от чьих-то щедрот. На
сигареты-пиво сами добывали. По мусорным контейнерам
при этом не промышляли, как делают сегодня многие
здоровые мужики, вконец запутавшиеся в жизни. Наши
«герои» придумали себе другое занятие: по ночам
убивали и грабили людей. Бог не обидел их ни
здоровьем, ни силенкой, ну а совесть, как вещь для
такого занятия совершенно не нужную, вытравили они
алкоголем. Да так основательно, что от людского,
кроме имен и фамилий, у них ничего и не осталось.

Что свело деревенского парня Сергея Щербака и
бывшего детдомовца горожанина Дмитрия Боксера, нам
неизвестно. Возможно, поселились они под одной крышей
из-за того, что в прошлом оба имели судимости.
Щербак — условно за воровство. Боксер во время службы
в армии украл пару боевых гранат и продал их, за что
отбывал срок в дисциплинарном батальоне. А может
быть, и совсем по другой причине прилепились они друг
к другу: из-за дружбы ли, из-за корысти ли. Только
союз этот привел к тому, что вместе превратились они
в нелюдей. Было им по двадцать одному году, и имели
они по неполному среднему образованию на каждого.
Профессиями не обзавелись. Кроме как ловко сучить
локтями и орудовать кулаками, больше ничего не умели.

Преступления свои Боксер и Щербак не планировали,
жертву очередного ограбления не выбирали, ею мог
стать буквально любой прохожий. Не потому, что был,
скажем, хорошо одет или выглядел как человек при
деньгах. А только лишь из-за того, что попадался на
глаза отморозкам, которым было все равно, кого
грабить, а убивать доставляло удовольствие. Вот
только одна ночь, события которой воссозданы в зале
областного суда, вынесшего убийцам суровый приговор,
— ночь на 21 сентября прошлого года.

На перекрестке улиц Учительская и Ремесленная
друзьям повстречался незнакомый мужчина. К этому
времени Боксер и Щербак были уже изрядно выпившими.
Они держали путь в магазин, чтобы еще купить водки.
Но, как водится, случайного прохожего не пропустили.
Поровнявшись с незнакомцем, Боксер ударил его локтем
в лицо, отчего тот упал. Потом друзья забили свою
жертву ногами и бесчувственную обобрали до нитки, не
побрезговав даже носками. Вещами добыча потянула,
как выяснилось во время следствия, на пять с
половиной тысяч рублей. Наличными в кошельке шофера
автоколонны N 1880 С., припозднившегося в тот вечер
на работе, оказалось всего 60 рублей. Эта мелочь тут
же была потрачена на сигареты и пиво. А через две
недели С. умер в городской больнице от нанесенных
ему травм.

На этом, однако, ночь для убийц не закончилась.
«Маленькое» происшествие взбодрило приятелей, водки,
странное дело, не хотелось. А захотелось
прогуляться. И вдоль трамвайных путей побрели они к
центру города. Зачем? На этот вопрос ни на
следствии, ни в суде ответить никто из них не смог.
Как только миновали мост через Ушаковку, опять
судьба послала отморозкам искушение: встречу с
очередным одиноким прохожим. Молодой мужчина,
видимо, не ожидал ничего дурного от двух подвыпивших
парней. Это его и сгубило. Стоило ему поровняться с
ними, как удар кулаком в лицо сбил прохожего с ног.
Он скатился вниз по насыпи. Боксер бросился вдогонку
— добивать ошеломленного человека. Щербак тоже стал
спускаться с насыпи. И то, что он увидел, ему не
понравилось. Л., офицер, выпускник Рязанского
десантного училища, инструктор рукопашного боя,
сидел на Боксере верхом. Жертва легко бы справилась
с грабителями. Но хозяйственный паренек Щербак, не
раздумывая, пустил в ход припасенный им на всякий
случай складной нож. Он напал на Л. сзади. Сколько раз
заносил над человеком нож — вспомнить
потом не мог. Но эксперты определили, что удары его
пришлись жертве и в спину, и в шею, и в грудь.
Наконец Л. обмяк и повалился на землю. Боксер,
выбравшись из-под него, стал кромсать его голову
камнем. Потом они вместе с Щербаком били парня
руками, пинали ногами, истязали его тело каким-то не
установленным следствием металлическим предметом.
Забив офицера насмерть, друзья сняли с трупа одежду
— джинсы, порезанный свитер и кроссовки — и спрятали
ее в кустах неподалеку. За полночь вернулись домой.

И как ни в чем не бывало, спокойно жили дальше.
Пили и веселились в компании с малолетними
девчонками. Загубленных людей не вспоминали, забыли
даже число той ночи. Позже, на следствии и в суде,
сваливали все случившееся на свое пьяное состояние.
Однако оба твердо знали, запомнили, что свидетелей
ни первого, ни второго преступления не было. Боксер
безбоязненно носил серую шерстяную куртку, снятую с
убитого водителя.

Долго бы пришлось искать преступников оперативникам
Куйбышевского райотдела, но «помог» случай:
очередную жертву распоясавшиеся отморозки растерзали
прямо на глазах своих собутыльников. Через две
недели, ночью 5 октября, Боксер и Щербак
пьянствовали у соседей. За полночь водка
закончилась, решили сходить в магазин у Казанского
рынка. Отправились всей компанией. В магазине
встретили молодых людей, среди которых оказался
некто по кличке Кудрявый, давний обидчик Боксера и
его соседа Виктора. Соседу вздумалось поквитаться с
Кудрявым, что он тут же и исполнил: отвел за угол,
двинул кулаком и, посчитав, что с того хватит,
вернулся в магазин. Однако эстафету у него принял
Боксер. За дело они принялись вместе со Щербаком.
Для начала попинали. Потом, разойдясь, Боксер
булыжником бил обидчика по голове. Закончил он
«квитаться», только когда размозжил Кудрявому голову
куском кирпичной кладки. Труп всей компанией
оттащили за рынок и бросили в канаву, не забыв снять
одежду, чтоб добро не пропадало. Место, где убивали
Кудрявого, друзья почистили: полуметровый кусок
кирпичной кладки и булыжник перебросили в ограду
соседнего с магазином дома. Вернувшись домой, Боксер
сжег свою одежду, испачканную кровью. На этот раз
убийцы понимали: надеяться не на что, слишком много
свидетелей.

Действительно, через несколько дней Боксера
задержали. После этого Щербак прибежал в милицию с
повинной, что ему потом зачлось в суде.

В детективном романе хороший сыщик всегда начинает
поиски злодеев с вычисления мотива преступления.
Мотив — это такая серьезная вещь. Но в жизни
мотивом убийства могут стать несвежие носки на
случайном прохожем или его дырявый свитер, который,
кстати, так и остался лежать там, куда его спрятали,
по причине пьяной забывчивости преступников…

Областным судом Дмитрий Боксер приговорен к 18 годам
лишения свободы, Сергей Щербак — к 14 с половиной.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер