издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вот придет дедушка Иван...

  • Автор: Геннадий БУТАКОВ

Недавно, с 15 по 22 сентября гостила в Болгарии группа главных редакторов ведущих региональных газет России. !I1! Это был формат народной дипломатии -- почувствовать отношения властей и народа к нашей стране, перспективы их дальнейшего развития. Поездка была организована по инициативе правительства Москвы при содействии фонда поддержки и развития межрегиональных связей "Сотрудничество" и межрегионального агентства информации "Вся Россия". Спонсором поездки стала компания "Группа "Центр-регион. Реконструкция и развитие", которая, являясь активным участником рынка антикризисных мероприятий и финансового оздоровления предприятий, прекрасно понимает значимость подобных встреч. Это была деловая поездка, за неделю на автобусе мы объехали добрую половину Болгарии и едва вымолили полтора часа, чтобы искупаться на "Золотых песках".

Добре дошли?

Хороша страна Болгария. Роняют на мостовые свои плоды
каштаны (набрал, хочу вырастить на даче, вдруг удастся),
провисают лозы под тяжестью виноградных гроздей, во
всю цветут розы во дворе торгпредства России в Софии…

Вы помните (я обращаюсь к ровесникам) терпкость «Гымзы»
из плетеных пятилитровых бутылей? А аромат болгарского
лечо? А душистый запах табака из открывающихся, как
«Казбек», пачек «Шипки»? А ласковое тепло пляжей Солнечного
берега?

Политические метаморфозы последнего десятилетия отдалили
наши страны друг от друга. Болгария кинулась в объятия
Западной Европы, стала стучаться в двери Европейского
Союза и НАТО. Услужливые ученые вспомнили, как в 45-м
Рузвельт и Черчилль «отдали страну в руки сатрапа Сталина».
Европа приоткрыла дверь, но поставила массу условий. И на
второй день после открытия Шенгенского коридора, Болгария
ввела визовый режим въезда для россиян. В стране провели
полную реституцию — вернули бывшим хозяевам земли и
недвижимость. Но нет средств и у царя Симеона, нынешнего
премьера республики, чтобы отремонтировать наследный
дворец, и не на чем вспахать свое поле крестьянину — ни
трактора, ни коня — благодатная земля зарастает и скупается
теми же турками. Изобильная Европа отказывается от аграрной
продукции Болгарии. Растет безработица. За последние
годы страна потеряла два из бывших десяти миллионов своего
населения — молодые, инициативные, грамотные люди отправились
искать счастье за рубежом. Более ста сел и деревень исчезли
с лица благословенной земли. Лишь одна черточка: более
четверти бюджета страны дает российское нефтеперерабатывающее
предприятие в Бургасе. В болгарском «Манчестере» —
Габрово — не дымят трубы заводов. В столице смеха и впрямь
пора отрубать хвосты кошкам, чтоб последнее тепло не
выветривалось из домов. 80% медийного пространства принадлежит
немцам, курируемые ими газеты и каналы тенденциозно
освещают жизнь России и характер ее обитателей.

!I2!Как обычно, в скандале повинны обе стороны. Не очень
дальновидно повела себя и Россия, обидевшись и закрыв
свой рынок для болгарских товаропроизводителей. На Балканах
всегда были наши интересы и жили наши братья по роду-племени
и вере.

Добре дошли! — это по-болгарски приветствие, «Добро
пожаловать!» Подошли же мы к сегодняшнему дню в наших
отношениях отнюдь не «добре».

Стоит над горою Алеша

Международная пловдивская ярмарка открывает нынче 110
юбилейный сезон. Исполнительный директор Александр Дяков
в больших хлопотах. Рассказывает: «Более 2000 фирм из
40 стран намерены принять участие в ярмарке».

— А из России сколько? — интересуемся.

— Мне больно называть цифру — отвечает. — Кажется, четыре.
Подтверждений еще нет. Что-то по электротехнике.

— А из Германии, между прочим, триста с лишним фирм.
И из Штатов есть, и из туманной Индонезии.

Мы поднялись к Алеше. Свидетельствуем маловерам, крепко
стоит гранитный солдат Великой Отечественной на своем
пьедестале, весь город под ним. Хотя в начале 90-х радикальные
политики и экстремисты пытались его убрать. Общественность
отстояла. Хотя издержки стояния есть. Пьедестал испещрен
свастикой, надписями типа «Смерть за оккупантов». Но
даже до сапог не дотягиваются писатели.

А вот возле памятника воинам, погибшим в русско-турецкую
войну (он тут же, неподалеку), хулиганы порезвились.
Сам монумент непоколебим, но деревья, посаженные возле
Гагариным, Титовым, Николаевым и другими космонавтами,
вырваны с корнями.

Здесь же, в Пловдиве мы встретились с соотечественниками.
По разным причинам оказались они здесь. Кто вышел замуж
за болгарина или женился, кто приехал работать да остался.
Они разделяют беды вместе с болгарами. Похоже, им еще
не слаще. Дети не учатся, нет медицинских страховок,
в первую очередь их касается безработица. Тяготит информационный
голод: подписка на российские издания стоит в 10-12 раз
дороже, чем на родине; с экранов вещают все, включая
Португалию, но не Россия.

— Что вы напишите? — пытали нас соотечественники с
грустью в глазах. А нам еще трудно было ответить, шел
всего второй день прибывания в стране, надо было все
увидеть и почувствовать. Что мы напишем? Да, то, что
увидим.

На Шипке все спокойно

!I3!Шипка — перевал через Балканы, пуповина, связывающая
Европу с Азией, натоптанная тысячелетиями тропа. Через
него прошел Александр Македонский завоевывать Азию.
Через него вымостили дорогу римляне. Здесь были их караулы,
преграждающие путь в Розовую долину. Через него пришли
и турки в 14 веке, на пятьсот лет поработившие Болгарию.
Борьба за освобождение не прекращалась никогда. И жила
у болгар надежда: «Вот придет дедушка Иван (т.е. Россия)
и вернет свободу». Трижды только в 19 столетии вела
Россия с турками войну за освобождение Болгарии.
Третья — 1877-78 — годов увенчалась успехом.

В ту суровую зиму на Шипкинском перевале, преграждая
туркам путь для переброски свежих сил стояли три сибирских
полка: 93-й Иркутский, 94-й Енисейский и 95-й Красноярский.
И, может быть, на триптихе Василия Верещагина «На Шипке
все спокойно» гибнет в карауле именно иркутянин. Сегодня
их останки покоятся в мраморных саркофагах храма-памятника,
построенного 100 лет назад на деньги россиян. Возведение
его инициировали граф Н.П. Игнатьев и мать генерала Скобелева.

Советская историография как-то замылила эту фигуру.
А ведь деяния русского дипломата Николая Павловича Игнатьева
неоценимы. Соратник Муравьева-Амурского, это он заставил
китайцев подписать в 1860 году Пекинский договор, по
которому левый берег Амура и все Приморье отошли к
России. Он еще в 1856 году (24-летний!) сумел противостоять
домогательствам Австрии на болгарские земли. Он подписал
3 марта 1878 года Сан-Стефанский договор об автономии
Болгарии. На следующий день Александр I ратифицировал
договор, но вскоре сослал Игнатьева в деревню. Поднялась
на защиту Турции Англия, стала грозить войной. За это
она получила в управление Кипр. Летом 1878 года на Берлинском
конгрессе при посредстве Бисмарка половину Болгарии,
Восточную Румелию вернули под протекторат Турции. Но
уже ненадолго, на несколько лет, до добровольного
их воссоединения. Вернулся в министерское лоно и Игнатьев. В
Болгарии его чтят, есть даже село его имени. Кстати,
родной брат Николая Павловича, Алексей — был в 1885-1889
годы генерал-губернатором Иркутской губернии.

Земляки

!I4!В Варне нас принимал генеральный консул Российской
Федерации Леонид Сергеевич Баснин. Да, он потомок славного
рода иркутских купцов-меценатов. Мы вспомнили и Аллу
Алексеевну Чаркову (урожденную Баснину), написавшую
книгу о добрых делах фамилии, и Олега Прокопьевича Баснина,
много лет проработавшего заместителем редактора «Восточно-Сибирской
правды», и родной Иркутск, улица которого давно ждет
возвращения ей исторического имени. Свои обиды приезжающие
отдыхать россияне несут генконсулу. Визовая тягомотина, растущий
криминалитет, высокие цены на гостиничные услуги, не
отвечающие декларируемым «звездам».

«Десятилетием упущенных возможностей» назвал Баснин минувшие
годы взаимоотношений между Болгарией и Россией.

В Великом Тырнове, древней столице Болгарии, мы возлагали
цветы герою русско-турецкой войны генералу Гурко.
«Здравствуй, земляк!» — сказал мне Стефан Станев, незнакомый
болгарин. Оказалось, в 70-е годы он был командиром студенческого
строительного отряда в Усть-Илимске. Мы разговорились
и нашли общих знакомых. Стефан передает привет Владимиру
Шагину, директору Иркутского музыкального театра, и журналисту
Олегу Харитонову. «Мы с женой часто вспоминаем Усть-Илимск.
Это были лучшие годы нашей жизни».

Резюме

Свидетельствую: болгары не разучились делать хорошее
вино. То, что под их маркой мы пьем сегодня, это суррогат,
«мешанка» из Молдавии. Небо по-прежнему ласково греет
золотые пески Албены. По-прежнему драгоценной сережкой
болтается в ушке черноморской красавицы Болгарии древний
Несебр — городок на полуострове размером 350 на 800
метров, где угнездились 40 православных храмов, действующих
и отживших. Розы Казанлыкской долины согласны цвести
и для вас.

Ропот аграриев и предпринимателей Болгарии становится
все внятнее. Инженер-энергетик из Варны Сава Хандиев
сказал горячие и прочувственные слова: «Нам, славянам,
никто добра не хочет. Мы никогда не имели руководителей,
которые бы думали о своем народе».

Они прагматики, недавно пришедшие к власти в Болгарии
президент Георги Пырванов и прежний царь, а ныне премьер-министр
Симеон Сакскобургготский. И этот ропот слышат. Недавно
Пырванов встречался с Путиным. Похоже сотрудничество
налаживается. 3 марта будущего года болгары ждут нашего
президента на празднование 125-летия освобождения страны
от турецкого ига. Даст Бог «Добре дошли!» можно будет
произносить не с вопросительным, а с восклицательным
знаком.

НА СНИМКАХ: ваш покорный слуга и главный редактор «Красноярского
рабочего» Владимир Павловский на Шипке; вот он, храм-памятник
русским воинам, павшим в освободительной войне 1877-1878
годов; «Я всегда мечтал побывать на Байкале», — сказал,
принимая альбом «Священный Байкал», премьер-министр Болгарии
Симеон Сакскобургготский; в Болгарии помнят и чтят графа
Игнатьева.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector