издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Иркутская область - с 1937 по 2002 (Взгляд историка)

О том, как появилась на карте России Иркутская
область, как она формировалась и каковы перспективы
ее дальнейшего развития, — беседа доктора
исторических наук Льва ДАМЕШЕКА с Владимиром
КИНЩАКОМ.

!I1!- Лев Михайлович, с тех пор, как человечество
«придумало» государство, структура практически любого
более или менее большого государства предполагала
наличие, как мы сейчас говорим, субъектов, то есть
провинций, которые были еще в Древнем Риме, колоний,
губерний, областей, земель… Как и когда появились
области в России? Почему Советское правительство
ушло от губерний к областям?

— Думаю, что в этом переходе сыграл роль
идеологический подтекст, поскольку большинство
субъектов Российской империи называлось именно
губерниями, и такие понятия, как «губерния» и
«губернатор», ассоциировались со старым режимом, от
которого советская власть стремилась откреститься.
Характерно, что февральская революция от этого
наименования не отказалась. Губернии остались. Другое
дело, что изменился статус должностных лиц,
появились, в частности, вместо губернаторов
комиссары…

Однако не надо думать, что область — изобретение
советской власти. Области были в России и раньше.
Ближайшие к нам примеры: Якутская область и
Забайкальская область. Понятие «область»
ассоциировалась обычно с наличием казачьих войск. И
второе условие. Областью, как правило, называлась
приграничная территория, а губерниями — территории
внутренние.

— С чем, с какими объективными обстоятельствами,
было связано создание Иркутской области в 1937 году?

— Были предпосылки и экономические, и социальные.
Начнем с того, что территории, которые вошли в состав
Иркутской области в 1937 году, в основе своей входили
в бывшую Иркутскую губернию. Ее формирование
началось с 1764 года, когда на карте Российской
империи появилась новая административная единица с
таким названием. А экономическое, политическое и
социальное единство этих территорий, весьма больших
по своей протяженности, возникло примерно к середине
девятнадцатого столетия. А во второй половине
двадцатого века, после строительства Транссибирской
магистрали, все это представляло собой достаточно
слаженный экономический механизм. И в рамках этого
единого хозяйства развивались и социальные процессы.
Очевидно, что те административные преобразования,
которые проходили на протяжении 18, 20 и даже в
начале 30-х годов, были в значительной степени
искусственны. Как, например, вычленение территорий,
составляющих сегодня значительную часть Усть-
Ордынского нац. округа, в состав так называемой
Бурят-Монгольской ССР. Ведь экономически эта
территория всегда была привязана к Иркутску. Поэтому
решение об образовании Иркутской области, принятое в
1937 году, было достаточно продуманным и обоснованным.
Нельзя говорить о том, что Советское правительство
погрешило против традиционных экономических и
социальных связей. За исключением некоторых нюансов:

— Лев Михайлович, какие ключевые этапы вы можете
выделить в 65-летней истории нашей области?

— Давайте не будем отделять историю Иркутской
области от истории Российского государства. Область
жила экономическими, политическими и культурными
проблемами страны.

!I2!На первом этапе, сразу после 37-го года, шли процессы
становления области, отлаживалась система
районирования. Затем — война… Отношение к войне у
населения области было таким же, как и по всей
стране. Трудовой подъем, массовое стремление пойти на
фронт добровольцами. Трудные послевоенные годы, когда
страна залечивала раны. Этот период связан с тем
обстоятельством, что в военные годы экономика
области, в которую были вывезены с Запада
многочисленные предприятия, приобрела однобокий
характер. Посмотрите на мемориальные доски в центре
города. В зданиях размещались госпитали или патронные
заводы. Надо было переходить на мирные рельсы. Что
касается 50-х — 60-х годов, то здесь тенденции
развития определялись намерением правительства
создать мощную экономическую базу на востоке. Я
считаю, что главным направлением развития в это время
было создание крупных энергетических мощностей — от
Иркутска до Братска и Усть-Илимска. Вспомним, как
строилась Иркутская ГЭС. И даже с учетом того, что
помогала вся страна, это потребовало колоссального
напряжения сил всего населения области. Очень важным
и судьбоносным для области стало знаменитое
постановление правительства о создании молодых
городов. Оно имело принципиальное значение для
Иркутской области. И в том, что эти города — Братск,
Ангарск, Шелехов и др. — были созданы, большая заслуга
населения области и ее руководства. В то время
появилось такое понятие, как молодая культура этих
молодых городов. Все-таки, менталитет братчанина,
ангарчанина отличается от менталитета
иркутянина. Важным явлением стало создание в эти годы
Сибирского отделения Академии наук и целого ряда научных
институтов. Иркутск получил дальнейшее развитие, как
крупный научный центр. И эта особенность Иркутска
сохраняется и сейчас.

Таким образом, я не думаю, что в истории области
можно выделить принципиальные моменты, отличающие ход
ее развития от страны в целом. Наоборот, область жила
и живет по тем же законам, что и вся Россия. Можно
говорить об особенностях. Не надо забывать, что мы —
восточный регион. Здесь иные коммуникации. Здесь
требовались иные капиталовложения. Здесь иные
климатические условия. Здесь шло опережающими темпами
развитие перерабатывающих отраслей. Ведь и
алюминиевое производство и нефтехимия — это
перерабатывающие отрасли…

— А как формировалась карта Иркутской области на
протяжении этих лет? Ведь трансформация промышленных,
экономических, политических связей, а также
межнациональные отношения влекут за собой тенденции и
к территориальным изменениям?

— Вопрос важный. Наша область весьма
многонациональна. Не знаю, какими будут результаты
этой переписи. Но, по данным предыдущей, у нас
проживало более ста национальностей и народностей.
При этом следует отметить, что Иркутская область — это
край с подавляющим большинством русского населения.
Хотя есть весьма существенные вкрапления
инорусского населения. Доказательство этого —
существование на территории области Усть-Ордынского
Бурятского автономного округа.

Его история такова. В 37 году в состав области
был включен Усть-Ордынский Бурят-Монгольский
национальный округ, западная часть которого до этого
находилась в административном подчинении Бурят-
Монгольской ССР. Округ занимал ту же территорию, что
и сегодня. В дальнейшем его статус менялся. Сначала
он получил название Усть-Ордынского Бурятского
округа. А затем, в 1992 году, после подписания
федеративного договора округ получил статус
самостоятельного субъекта федерации.

— Конечно же, это был чисто политический шаг…

— Несомненно. Новая Россия только создавалась. Вы
же помните лозунг первого президента: «Берите
суверенитета столько, сколько хотите:». Но создание
округа вовсе не означало, что он стал независимым от
области экономически. Более того, если Иркутская
область является субъектом — донором, то округ
остается дотационной территорией. Средств для
существования он не зарабатывает.

Не знаю, насколько правомерно вообще существование
территорий, которые не зарабатывают на свое
существование. Ведь главы этих территорий являются
распределителями тех средств, которые зарабатывают
другие. А если дотаций не будет, то что они будут
распределять? Не говорю, что это совершенно назревшее
дело, но решать эту проблему придется.

!I3!Могу сказать, что других крупных административных
изменений с 37-го года не произошло. Хотя нельзя не
отметить, что значительная часть территорий области
была затоплена в период создания гидроэнергетики. В
связи с этим осуществлялось некоторое
административное переустройство.

— Из 65 лет истории области более полувека
приходится на советскую власть. Вот уже десять лет мы
живем в ином государстве. Есть ли параметры, по
которым можно сравнить эффективность управления
областью при советской власти с нынешним,
демократическим?

— Государство, в котором мы сегодня живем, имеет
иную экономическую основу. Это уже не общенародная
основа, как в Советском Союзе. Теперь о власти. В
советские времена реальная власть принадлежала не
председателю облисполкома, чья должность условно
сопоставима с губернаторской, а первому секретарю
обкома партии. В Иркутске он, как правило, избирался
членом ЦК КПСС. Это и определяло механизм принятия
решений. Их, конечно же, принимал первый секретарь.
Сейчас у нас действует принцип единоначалия в
управлении. Он заложен в Уставе Иркутской области.
Губернатор даже при наличии такого совещательного
органа, как административный комитет, принимает
единоличное решение. Ему многое дано, но с него и
многое спрашивается. И я с этим согласен. Власть
губернатора должна быть достаточно объемной, его
полномочия должны быть достаточно широки. Он
избирается прямым голосованием. И раз ему население
доверяет, следовательно, это население и дает ему
полномочия. В этой связи я хочу заметить, что не
являюсь сторонником назначения губернатора.

— Насколько я понимаю, сегодня Иркутская область —
сформированный субъект Российской Федерации. А как
вы, Лев Михайлович, оцениваете перспективы
дальнейшего развития этого субъекта? Есть ли у него
будущее?

— Иркутская область не просто имеет будущее. У нее
очень хорошие перспективы. Мощный энергетический
комплекс. Хорошо развитые перспективные
производственные отрасли — алюминиевая, лесная,
нефтехимическая промышленность. Энергетические
мощности. Стабильная работа этих отраслей
обеспечивает развитие социальной сферы. Область не
потеряла своего качества как форпоста России в Азии.
Этому способствуют выгодное географическое положение,
отличный аэропорт, крупный железнодорожный узел,
Байкал, судоходные пути. Эта инфраструктура очень
важна для промышленного, экономического, социального
развития региона. Возможны и административные
изменения. Если население Усть-Ордынского округа
проголосует за объединение с областью, то так и
должно случиться.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector