издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Не падать духом в любых ситуациях

14 ноября Михаилу Ивановичу Щадову исполняется 75 лет. Личность неординарная, прежде всего для земляков Черембасса и тысяч шахтеров, которые с ним работали, считая себя его учениками и последователями на угольных шахтах и разрезах России и бывших республик Союза.

Природа одарила сибиряка прозорливым умом и недюжинной
хваткой организатора производства. Он прошел путь от
рядового механика шахты до первого зама и министра
угольной промышленности бывшего Союза. И на каком бы
предприятии ни трудился (в колхозе, на шахтах Сахалина и
Черемхова, в тресте «Мамслюда»), везде оставил особый
трудовой почерк, добрые дела.

У всех, чьи судьбы когда-то пересеклись с М.И.Щадовым,
остались самые уважительные воспоминания как о
человеке и руководителе. «Вы знаете, — говорит шахтер
и бывший директор Тулунского разреза Владимир Крот,
— такие люди рождены для высокого полета. Мы с ним пагодки,
и мне кажется, что Михаил Иванович с молодости был
вожаком. Направили нас на высшие инженерные курсы (ВИК)
при Томском политехническом институте в одно и то
же время. Сидим в приемной деканата, ждем вызова. Видать,
надоело ему, чуть ли не пинком открывает дверь и к
декану. Спустя несколько минут выбегает и объявляет: «Я
староста группы 800. Записывайтесь!».

М.Щадов всегда отличался принципиальностью, умел постоять
за себя и друзей. Там же, в Томске, произошел скандальный
случай. Писали курсовую, а проверяла молодая женщина. Когда
дошла очередь сдавать Щадову, внимательно читала и свои
замечания очерчивала красным жирным карандашом. Один лист,
второй, третий — у Михаила желваки на скулах дергаются,
выхватил работу из рук преподавательницы, тут же разорвал,
бросил на пол. Все были ошарашены. Этот
поступок едва не стоил Щадову исключения с курсов и
партбилета. Отделался выговором.

Уже тогда, в 50-е годы, когда Щадова назначили директором шахты-
6, проявились его основные черты характера и ставка на молодые
кадры, которым он доверял, поручая ответственные
участки. Одновременно жестко требовал соблюдения дисциплины,
создания безопасных условий труда рабочим. С этого начинал
свою деятельность директора шахты, наладив откачку воды,
работу подземного транспорта. Не терпел расхлябанности
и привычки работать «на авось».

За текущими заботами не забывал о перспективах добычи угля
в Черемхове. У него, казалось, всегда рождались идеи, ради
которых он не жалел сил ни и ни времени. Вскоре
он предложил объединиться с шахтой-7, а чуть
позже — с шахтой-5. Их угольные поля находились рядом, и не нужны были
дополнительные затраты на разработку. Михаил Иванович в тот
период экономил деньги, стараясь повысить производительность
труда, зарплату шахтерам.

Новшество оказалось эффективным, а показатели единой
шахты резко выросли. И уже в тот момент он разворачивает
добычу угля открытым способом, организовав разрез «Южный».
Хорошо понимал, что подземная угледобыча сложная, опасная
для жизни людей и требует огромных капиталовложений. Будущее
— за крупными разрезами, оснащенными могучей техникой, где труд
будет в радость.

Надо сказать, что Щадов никогда не отступал от
намеченных целей. Когда его кинули на прорыв управляющим
трестом «Мамслюда», то и там, на далеком севере, проявился
его крутой характер. Район в начале 60-х приютил и ссыльных
поселенцев, и освободившихся заключенных, и любителей
длинного рубля. Михаил Иванович перво-наперво
взялся за наведение порядка на рудниках, в поселках,
а затем — и за технологию добычи слюды. Ее извлекали в
шурфах, штольнях, ведь жилы тянутся снизу вверх. А что
если попробовать внедрить открытую разработку залежей?
Водным путем по Лене и Витиму забросили первый экскаватор
ЭС-3, который делал вскрышу породы до пласта слюды. Новая
технология, вроде, себя оправдывала, но позже не прижилась (по
крайней мере, бывая на Маме в 80-90-х годах, я не видел
таких разработок).

Бурный расцвет угольная промышленность Восточной Сибири
получает в конце 60-х годов, когда М.И.Щадов трудится
сначала замом по производству, а немного позднее —
начальником комбината «Востсибуголь». Вступилили в строй
действующих разрезы «Сафроновский», «Азейский», «Харанорский»
в Читинской области, ремонтные заводы и обогатительные
фабрики. Вместе с шахтами они поднимали «на гора» до 40,6
млн. тонн угля в год. Предприятие вышло в число крупнейших
в СССР.

В этот период у Михаила Ивановича были развязаны руки с
полным переходом на открытую добычу топлива. А наши разрезы
Черемхова и Тулуна стали полигонами для испытаний и внедрения
самых мощных шагающих экскаваторов ЭКГ 20/90, 40/65 и
роторных по отгрузке угля. Это позволило горнякам перейти
к бестранспортной разработке угольных месторождений. За
успешное решение этой проблемы М.Щадову была присуждена
премия Совета Министров страны, а за создание экскаваторов
большой единичной мощности — Госпремия.

Уже работая сначала замом министра (с 1977 г.), потом
— первым заместителем и министром угольной отрасли, он
активно участвует в освоении крупнейших
угольных месторождений «Березовское» (КАТЭК), «Нерюнгринское»
в Якутии, «Ерунаковское», «Экибастуз» и другие, где
были построены уникальные разрезы по добыче топлива. Туда переносился
лучший опыт, технологии Востсибугля, а нередко направлялись
и проверенные кадры.

Чем выше была должность у Михаила Ивановича, тем больше,
кроме производственных дел, возникало забот о шахтерах,
их социальном положении. Вот как об этом рассказывает депутат
Верховного Совета РСФСР трех созывов, знатный горняк Василий
Смолянинов: «Черемховцы в основном жили в бараках, новое
жилье почти не строилось. Записался я тогда на прием к
министру Б.Ф.Братченко. Обрисовал ему наши беды, министр обещал
помочь. Спустя некоторое время приглашает в комбинат М.Щадов
и говорит: «Выделили деньги пока на два многоэтажных
дома. У меня просьба— проследите, кому выделить квартиры
в первую очередь, чтобы на сторону не ушли».

Нынешний председатель совета ветеранов «Востсибугля» Виталий
Самарин много лет работал бок о бок с Михаилом
Ивановичем. С тех первых домов началась интенсивная застройка
микрорайонов угольщиков в Черемхове, до 30 тысяч квадратных
метров сдавали в год. Как председатель горисполкома, В.Самарин
часто втречался с начальником комбината и находил поддержку
по любым вопросам. За короткий период переселили из бараков
в благоустроенное жилье более 500 семей. Проложили
тепловые сети, сдали КОС, перекачивающую станцию, ДК
«Горняк» и многое другое. Старый город преобразился.

Но ведь под оком Щадова находились города и рабочие поселки
всей страны, и везде угольщики жили в тяжелых условиях. И
социальные вопросы выходили на первый план, нужны были
и огромные капиталовложения, и внимание министерства. При
пуске Нерюнгринского разреза, как всегда, не остались необустроенными
поселки угольщиков.

— Зам министра М.Щадов вызвал меня на беседу, — рассказывает
В.М.Самарин, — и предложил быть заместителем по кадрам и быту гендиректора,
тоже нашего земляка В.М.Ждамирова. Все силы бросили на создание нового
совхоза на тысячу голов скота и обустройство старых поселков
угольщиков. Быстро возвели центральную котельную, водозабор,
сделали надежное электроснабжение, провели реорганизацию ЖКХ.
Горняки почувствовали цивилизованные условия жизни. М.Щадов
часто приезжал в Нерюнгри, ведь крупнейший разрез «Якутугля»
был его детищем, где воплотились в реальность многолетние
практические и научные разработки.

Будучи начальником комбината, министром угольной
отрасли, М.Щадов старался быть в гуще всех событий, сам
принимал важнейшие решения. Когда случился пожар на
шахте «Букачача» в Забайкалье, вскоре Михаил Иванович
был там. Собрал спасателей, пожарных со всей страны для
ликвидации последствий. Через полгода шахту восстановили
и она заработала в прежнем режиме. Немного позже штормовой
ветер в октябрьские дни 1979 года воспламенил один из
участков разреза «Харанорский», который превратился в
огненную лаву. Угольщики бросили все силы, технику,
чтобы укротить пламя. Все десять дней борьбы с огнем
руководителей разреза А.Г.Воронова и Б.А.Бородина
поддерживал, успокаивал и всячески помогал Щадов: «Не
падайте духом в любой ситуации, главное наше богатство
— люди».

Позже, когда разрез вышел на проектную мощность и развернул
соревнование бригад-миллионеров, Михаил Иванович
одобрил почин, следил, как он развивается на предприятиях
«Востсибугля». И, конечно, не мог он усидеть в министерском
кресле, когда случилась трагедия на Чернобыльской АЭС. Лично
руководил шахтерами при ликвидации аварии, послав туда самых
опытных горноспасателей.

Многие поражаются, как он при загруженности выше головы
текущими делами находил время серьезно заниматься
наукой. Им написаны десятки монографий, учебников, по
которым учится уже не одно поколение студентов горных
вузов. Разумеется, все эти книги посвящены развитию
угольной промышленности России и некоторых зарубежных
стран. Он доктор технических наук, профессор, член многих
академий и университета. В настоящее время — президент
Международного горного конгресса и ряда общественных
фондов. Не так давно побывал в Монголии, где встречался
с президентом, премьер-министром и министром
энергетики. «Меня удивили глубокие знания М.И.Щадовым
запасов угля, проблем их разработки. Своим богатым опытом
делился с друзьями из МНР», — рассказывал мне
В.Самарин. Живет в Москве, никогда не занимался бизнесом,
а посвящает себя общественной работе.

За огромный вклад в развитие угольной отрасли Восточной
Сибири и всей страны Михаил Иванович Щадов награжден двумя
орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов
и многими медалями. Он полный кавалер почетного знака «Шахтерская
слава».

Внешне он кажется грубоватым, вспыльчивым, но быстро отходит,
доброжелателен и открыт для людей. Каждый раз приезжая на
родину в Черемхово, Иркутск, встречается с ветеранами
труда, жителями, внимательно выслушивая их жалобы и
нужды. В последний раз наведался в День шахтера и на собрании
старожилов выделил 111 из них материальную помощь из
фонда социальной защиты инвалидов и ветеранов «Угольщик»,
президентом которого является.

Вместе с горняками переживает упадок угольной отрасли, но считает
это временным явлением. Твердо верит, что наступят времена
ренессанса в добыче угля, причем его использовать будут в
современных видах: как жидкое топливо, газ, водную суспензию
— экологически чистые продукты. Уголь останется хлебом индустрии…

P.S. Руководство и коллектив Иркутского филиала Сибирской
угольно-энергетической компании «Байкал-Уголь», а также
редакция «Восточки», с которой «Востсибуголь» вместе более
десяти лет вели соревнование на приз «Горняцкая доблесть»,
искренне поздравляют М.И.Щадова с юбилеем. Желаем Вам,
уважаемый Михаил Иванович, добра, здоровья и удач во благо
угольщиков России!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное