издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ну настоящий полковник. Только в юбке

  • Автор: Татьяна ЛИТВИНЦЕВА, главное управление исполнения наказаний по Иркутской области

Утром Лидии Петровне не до сладкого сна. Поднимают ее
с постели кормилица-корова по кличке Апрелька, за восемь
лет ставшая чуть ли не членом семьи, требовательный
коккер-спаниель и самый главный в доме — голосистый
внучек Глебушка.

Всех своих домочадцев обогреет вниманием хозяйка. А
потом с легким сердцем, привычно облачившись в мундир
полковника, отправляется на службу.

Следуя поселковой улицей, услышит многочисленные приветствия
односельчан, «здравия желаю» — от сослуживцев. Здесь
все привычно. Здесь размеренная жизнь, устоявшийся годами
распорядок. А по-другому и быть не может. Зона, объединяющая
в себе два женских лагеря и колонию-поселение, — хозяйство,
суеты не терпящее.

Вот уже 29 лет Лидия Петровна Морозюк (урожденная Протасова)
крепко связана с поселком Бозой.
После Иркутского пединститута, получив специальность
биолога-биографа, распределилась в Бухту Привидения,
в Магаданскую область. Но из-за семейных обстоятельств
кочевую романтику, о которой мечтала, пришлось отложить.
Отец, инвалид Великой Отечественной войны, вышел с
ходатайством перед ректоратом: оставить дочь-помощницу
в сельской местности.

— Мама работала заведующей клубом, — рассказывает
Лидия Петровна, папа — заместителем начальника колонии
по производству. Он-то и посоветовал мне пойти на должность
начальника отряда. В 1973 году я приступила к службе
— и решению своему не изменила. Хотя сомнения по молодости
брали. Были трудности в общении с осужденными.

Представьте себе интеллигентную барышню в роли
воспитательницы криминальных типов.
Грубые слова, испытывающе-придирчивые взгляды. Непредвиденные
ситуации, подвохи, злые умыслы. Чтобы с этим справиться,
нужны логика и терпение, а порой и хитрость. Всему этому
постепенно научилась Лидия Петровна.

В 1987 году ее назначили заместителем начальника колонии
по воспитательной работе. Воспитывать ей, видимо, на
роду написано. Заниматься этим женщине приходилось и на работе,
и дома: у нее росли дочь и сын. Теперь они взрослые.
Выучились, в областном центре живут. Александр в память
о трагически погибшем в автодорожном происшествии отце
— бывшем начальнике Бозойской зоны — и по примеру
матери поступил на службу в органы. Дочь Ксения —
экономист, получила второе образование: юридическое.

А Лидия Петровна не изменила Бозою, где живет с детства.
Пенсия давно уже выработана, по выслуге лет ее на двоих
хватит, с сыном могла бы поделиться. Легко можно снять
мундир полковника да сидеть себе на деревенской лавочке,
судача с соседками о житье-бытье. Только уходить-то
ей и не хочется — есть и сила, и опыт, чтобы работать.
С 2000 года Лидия Петровна является заместителем начальника
зоны по охране. В ее подчинении большой коллектив, на 70
процентов состоящий из женщин. Хозяйство, которым она
руководит, хлопотное: инженерно-технические сооружения,
конвоирование.

Многому училась Морозюк у осужденных. Самой распространенной
статьей 25 лет назад была 93-я: хозяйственная растрата.
Привлекались по ней продавцы, товароведы, кладовщики,
повара. Из их числа выводили на работы по обслуживанию
колонии. Был порядок, все старались. Это сегодня поколение
воровок и наркоманок от работы уклоняется. Кураж показывают,
превосходство друг перед другом. Тогда же спецконтингент
трудом «выздоравливал», конфликты возникали редко. Хотя
был на памяти Лидии Петровны инцидент, когда в колонии
разразился настоящий «бабий бунт».

— Зачинщиц установили оперативным путем, — вспоминает
Морозюк.

Но об этом, как и о побеге четырех поселенцев, вскорости
задержанных, полковник Морозюк не любит говорить. За
этими черными полосками в ее жизни следовали выговоры.
Нельзя сказать, чтоб их было много, особенно в сравнении
с шестнадцатью поощрениями в личном деле. Но не ошибается,
говорят, тот, кто не работает. Тут главное, чтобы экстремальная
ситуация больше не повторилась.

— В одном случае есть моя вина, в другом — лишь доля
ее, в третьем я пошла «прицепом». От промахов никто
не застрахован. Но нам, как саперам, ошибаться дважды
нельзя. Предупреждать преступления — цель моей службы.

Лидия Петровна считает главной своей обязанностью по
должности прежде всего вселять каждому надежду на
возможность новой жизни. Она знает много примеров, когда
бывшие осужденные по окончании срока оставались жить
в поселке и вступали в брак. Образовавшиеся таким образом
семьи, пройдя
суровую школу жизни, редко распадаются. Связывает супругов
понятное желание создать уют, которого они были лишены
в зоне, тыл, достаток в доме.

Морозюк тонко чувствует, в ком из ее подопечных еще
не угасла эта искорка — стремление жить по-людски, всячески
поощряет и помогает продвигать идею домостроительства.

Труд полковника не измерить километрами или тоннами,
как шахтерский, но он где-то сродни ему. Потому как
из «пустой породы» она ищет
душу, способную исцелиться. На это уходит много сил
и терпения.

Утро на службе начинается с развода, день заканчивается
вечерней проверкой, оформлением необходимой документации.
Весь процесс отлажен, как часы. С одной стороны —
осужденные, с другой — часовые с оружием. Для них организована
профессиональная, физическая и огневая подготовка, разработаны
методические рекомендации, инструктажи.

Ничто не тяготит, сроду не хотелось Лидии Петровне
сказать вслух или про себя «когда же все это кончится!»,
как многие говорят в сердцах, устав от монотонности
и однообразия будней. Напротив, у нее много задумок,
планов на перспективу.
С легкой руки отца исправно продвигается ее карьера.
Хотя специально о повышении по служебной лестнице в
уголовно-исполнительной системе не загадывает.

Все богатство, накопленное Лидией Петровной Морозюк
за три десятка лет службы, — полковничьи погоны. И
еще огромное уважение, которым она пользуется в зоне
и поселке. Не так и мало…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер