издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ангарские гангстеры

  • Автор: Людмила ФОМИНА, журналист

Это не первая моя статья о преступной группировке "Квартал" в Ангарске. В свое время я рассказывала читателям "Восточно-Сибирской правды" о первых дерзких выступлениях только зарождающейся организованной группы (ОПГ), ее борьбе за свое место под солнцем, о выстрелах в городе при переделе территории криминальными силами. И о том, как лидер квартальских Валерий Тимошатов по кличке Тимоха на глазах набирал вес и авторитет в преступной среде.

!I1!Если бы только в преступной… Уголовные дела против
него лопались как мыльные пузыри, лидера квартальцев выпускали
под смешной залог из следственной тюрьмы, суд по его
иску заставлял журналистов просить у Тимохи прощения
за оскорбленные честь и достоинство: видишь ли,
уважаемого и известного в городе человека называли в
СМИ преступным авторитетом.

Тимошатов наконец-то в местах не столь отдаленных.
Правда, 210-я статья Уголовного кодекса РФ —
организация преступного сообщества — исключена из
приговора Верховным судом России по кассационной
жалобе: Тимоху посадили за лидирующую роль в рядовой
группировке вымогателей. Об этом газета тоже
рассказывала своим читателям. Когда я озаглавила
одну из статей «Прощай, Тимоха!», знакомые надо мной
подтрунивали: «Следующая, видимо, будет называться:
«Здравствуй, Тимоха!» Он же долго не просидит,
освободиться условно-досрочно и найдет своих,
квартальских, в полном сборе».

Однако обезглавленная клика, похоже, лишилась
силы. Вслед за Тимохой пошли под суд банды,
входящие в состав квартальской ОПГ. Сейчас в
Ангарске областным судом рассматривается уголовное
дело в 25 томах по обвинению в бандитизме,
убийствах, похищении людей, истязаниях,
вымогательстве и других преступлениях группы
квартальцев под руководством Дмитрия Левачева и
Андрея Лапина. На скамье подсудимых оказалась лишь
часть группировки (десять человек): Андрей Лапин
умудрился сбежать из-под стражи во время следствия,
несколько подчиненных ударились в бега, не дожидаясь
ареста. Дела в отношении них выделены в отдельное
производство.

Факт создания устойчивой вооруженной группы
зафиксирован следствием в начале декабря 1997 года.
Организаторами преступлений, судя по материалам,
исследуемым сегодня в суде, выступали Левачев и
Лапин-старший. Именно они планировали убийства,
похищения и вымогательства, распределяли роли,
заботились о финансах и вооружении группы. В
группировке существовала жесткая иерархия. Ближайшие
сподвижники Левачева, как их называли — «старшие»,
имели свой «офис»: квартиру в первом доме N 51-го
квартала. С «торпедами», или «молодыми», местом сбора
которых была квартира в доме N 7 N 73-го квартала,
они не смешивались. Дисциплина была жесткой и
подчинение беспрекословным.

!I2!На вооружении группы числились изъятые во время
следствия три газовых пистолета ИЖ-79 «Байкал»,
переделанных для стрельбы боевыми патронами калибра
9 мм, револьвер, обрез двустволки, два
ружья, нож кустарного производства,
глушители звука для пистолетов. Использовалась
мобильная сотовая и пейджинговая связь, автомобили
(только в одном эпизоде с похищением и убийством
!I3!члена конкурирующей ОПГ были задействованы
одновременно пять машин). Следствием изъято три
бронежилета, шапочки с дырками для глаз,
используемые в нападениях. Как выяснилось, для
совершения преступлений в некоторых случаях
привлекались знакомые бандитов, в состав
группировки не входящие. Материалы уголовного дела
охватывают период с декабря 1997 по сентябрь 1998
года, когда основные фигуранты были задержаны
милицией.

Жертвами бандитов становились в первую очередь
конкуренты. В Ангарске уже несколько лет идет война
между ОПГ «Квартал» и «Казино», которые не могут
поделить власть в преступном мире.
Противоборствующие группировки отстреливают друг у
друга бойцов — из мести и в целях устрашения. В
1996 году был убит близкий друг Левачева,
еще один член его банды получил ранения, но
выжил. По подозрению в преступлениях милиция
задержала казиновца по прозвищу Белый. Но уголовное
дело в отношении него пришлось тогда прекратить за
недоказанностью: потерпевший, который заявил, что
узнал стрелявшего, «немотивированно», как указано в
постановлении, отказался вдруг от своих прежних показаний.
Видимо, испугался угрозы. При обыске на квартире
Белого действительно были обнаружены радиопередающая
аппаратура, граната с взрывателем и детонаторами,
вязаные шапочки с прорезями для глаз.

Добраться до Белого квартальцы смогли лишь спустя два
года. Его обстреляли в машине возле собственного дома вместе с
двумя друзьями-подельниками и женой. Супруге,
правда, удалось отделаться легким испугом. Но Белый,
получив тяжелые ранения в голову, руку, поясницу,
согласно экспертизе, частично утратил
трудоспособность. Один из его спутников также
пострадал от выстрелов, другой убит на месте.

Исполнителями заказа были двое парней — 17 и 18
лет. Вооруженные обрезом двуствольного охотничьего
ружья и боевым пистолетом пацаны в самодельных масках выскочили из
подъезда, где сидели в засаде, и сделали около 12
выстрелов по людям из «Казино».

Жертвою мести за убитых друзей пал в августе же 98-го
еще один член «Казино» по кличке Хоккеист,
следивший за квартирой-офисом квартальских.
Левачевская «торпеда» по кличке Лось всадил в него
всю обойму из переделанного в боевой газового
пистолета.

Примерно в это же время, летом 1998 года,
квартальскими бандитами и их приспешниками был
похищен, вывезен на берег Ангары и убит Вороб. Перед
смертью его допросили с пристрастием, выведав
адреса и клички членов ОПГ «Казино». Потом
попытались получить за него выкуп, а когда попытка
успехом не увенчалась, парня задушили, завернули в
брезент и скинули в реку, привязав к трупу тяжелый
груз. Двое друзей Вороба при бандитском нападении
смогли избежать смерти чудом: один сбежал, другой
получил травму и потерял сознание. В этом нападении
на казиновцев приняли участие 12 человек, четверо не
являлись членами квартальской группировки, а были
просто знакомыми бандитов: вместе ходили в зал бокса
и жили по соседству. Естественно, за этим
преступлением следовал очередной ход со стороны
противников: в сентябре 1998 года был убит
«молодой» из банды Левачева. Другим его «торпедам»
пришлось напялить на себя бронежилеты. Война
продолжалась …

Но не только боевые противники становились жертвами
гангстерской войны. Бандиты нападали и на обычных коммерсантов.
Удачливых и не очень. На суде один руководитель
объяснял ситуацию так: «В правоохранительных органах
прекрасно знают, что вся территория города поделена
между организованными преступными группами. Но
предпринимателям не к кому обратиться за защитой.
Приходится платить бандитам». Сам он согласился на
«крышу», предложенную Левачевым, лишь после того,
как кто-то дважды пытался поджечь его дачу и сжег
машину. На заявления в милицию и прокуратуру реакции
не последовало — и предприниматель стал ежемесячно
платить дань квартальцам, на территории которых
оказался арендуемый им ресторан. По крайней мере он
остался в живых и смог дать на суде показания против
вымогателей…

Коммерсант Б. оказался лишен такой возможности: его
убили в Красноярске неизвестные. Но до
того, как принять смерть, он успел натерпеться от
бандитов. Чтобы поправить положение в своей фирме, в недобрый час
Б. занял у Левачева крупную сумму — около пяти тысяч
долларов, которые не смог вовремя отдать. В течение
семи месяцев бандиты держали его в неволе на
различных квартирах в Ангарске и Иркутске и всячески
издевались: пробили голову, сломали руку,
подвешивали, приковывали наручниками, прижигали
сигаретами, вкалывали наркотики, метали в него
ножи… Один из его «тюремщиков», который не был
членом банды, но время от времени выполнял поручения
главарей, сочувствуя Б., передавал от него записки
жене и позволял супругам встречаться тайком, чтобы
не узнали квартальские. Жена Б. была беременна, с
двумя детьми на руках, болела. Женщина даже не
пыталась обратиться в милицию — она боялась за
жизнь малышей. Да и муж предупреждал, что в рабство
бандитов может попасть вся семья. «Береги себя и
детей, я все равно живой не вернусь, — писал он,
заканчивая каждую записку словами «люблю, целую,
сильно скучаю».

Впрочем, жертвами бандитов в Ангарске становились и
люди, далекие от бизнеса. Одного, например, пожилого
мужика похитили прямо в подъезде: обещав вернуть
пропавшие у него накануне паспорт и военный билет,
усадили в машину, надвинули шапку на глаза и
привезли в подвал, где держали целыми сутками
привязанным к стулу скотчем, не позволяя даже
сходить в туалет. Бандиты требовали у него деньги от
продажи квартиры — и он готов был отдать все, лишь
бы избавиться от мучителей, но не мог получить свою
долю без каких-то справок, оформление которых
затянулось в домоуправлении. Даже от помощи друга,
узнавшего о проблеме, отказался, посоветовав тому не
связываться. Бандитов боялись все, кто прошел через
их руки…

Обвиняемый в руководстве бандой Левачев уже осужден к
13 годам лишения свободы за умышленное убийство
человека и покушение на убийство еще пятерых. Но
даже за решеткой он внушает страх. Пока судебный
процесс был открытым, свидетели и потерпевшие
отказывались от своих показаний, данных на следствии,
собственноручно, люди порой не доходили до суда.
Как-то прямо на заседании одному из свидетелей пришлось
вызвать «скорую’: ему стало плохо. Еще во время
следствия он дважды подвергался нападениям: сначала
ему проломили череп, а перед самым судом избили так,
что он слег в больницу со сломанной челюстью.

Открытый процесс собирал множество зрителей,
сочувствующих подсудимым. Свидетели и потерпевшие
явно реагировали, например, на присутствие в зале отца Левачева
и тренера по боксу А. С. Дашко, у которого занимались
многие из квартальских. Так, соучастник
некоторых преступлений, подробно рассказавший на
следствии об обстоятельствах их совершения,
иерархии, вооруженности банды, пытался было
отказаться в суде от всех прежних показаний, заявив,
что давал их под давлением следователя, но вконец
запутался, отвечая на вопросы участников процесса.
Жена замученного бандитами коммерсанта тоже
выступила в суде с заявлением, что отказывается от
всего сказанного прежде. Как выяснилось, к ее
сыну-подростку подошел на улице незнакомый дядя и
велел передать маме, что случится, если она не
выполнит некоторые условия. Отправляясь в суд,
женщина велела детям замкнуться дома, не пустив их
даже в школу.

Однако на сей раз бандитам и их приспешникам вряд ли
удастся развалить уголовное дело. Судом приняты
меры, восстановившие порядок. В ответ на
соответствующий рапорт прокурору города возбуждено
уголовное дело в отношении конкретных лиц,
высказывающих угрозы участникам процесса.

Но и это не все. Для того, чтобы обеспечить
безопасность свидетелей и потерпевших, принято
решение вести их допросы в отсутствии, как это
названо в законе, визуального наблюдения. Такая мера
защиты впервые введена частью 5 статьи 278 недавно
вступившего в действие Уголовно-процессуального
кодекса России. В Иркутской области ее еще не
применяли. Допрашиваемые люди находятся теперь в
другой комнате под охраной судебного пристава,
слышат через специально установленные микрофоны все,
что происходит в зале заседаний, и отвечают на
заданные им вопросы, нажав кнопку переговорного
устройства.

А кроме того, по ходатайству прокурора принято решение
о продолжении судебного процесса в
закрытых заседаниях. Реакция на такое решение была
бурной. Подсудимые и их адвокаты, прозаседав два с
половиной часа, выработали единый документ,
засвидетельствовав общее и категоричное возражение
против меры, предусмотренной законом. Защитники
обвиняемых в бандитизме при этом не пожелали хотя бы
немного дистанцироваться от своих клиентов.

Как бы ни нервничали некоторые участники процесса,
что их возможность оказывать давление на свидетелей
теперь ограничена, судебный процесс пошел по-другому.
Люди поверили, что они не совсем беззащитны перед
бандитами, и начали давать показания. «Команда
поддержки» обвиняемых перестала появляться у здания
суда. Пришли дополнительные свидетели, ранее не
желавшие участвовать в процессе из-за страха перед
бандитами. Их также допросили вне визуального
наблюдения, к тому же не называя фамилий, чтобы не
подвергать опасности.

Появилась надежда, что банде придет конец. Хотя до
сих пор на месте одной отрубленной головы появляются
две новые. Растет бандитская смена. Молодых
привлекает система ценностей крутых парней: власть над людьми и
халявные деньги. Никто из сидящих сегодня на скамье
подсудимых нигде не работал. Левачев на всем
протяжении следствия и суда вспоминает, как десять
лет назад шил шапки, и уверяет, будто заработанного
хватает до сих пор жить, не бедствуя: ездить на
дорогих джипах и гулять в роскошных ресторанах.
Самый младший из подсудимых, несовершеннолетний
убийца, из обреза ружья расстрелявший людей во
дворе, учителями характеризуется, как человек,
осознающий превосходство над другими: чувствует
за собой тыл. У него есть старший брат, который,
судя по матералам дела, даже в СИЗО сумел
организовать нелегальную встречу с подчиненными и
заставить их угрозами отказаться от показаний против
него. Последнее, скорее всего, сделать было не так и
сложно, если учесть, что они имели возможность
наблюдать, как он душил жертву собственными руками.

Что бросается в глаза при знакомстве с
обстоятельствами совершения преступлений: насколько
неоднороден ее состав. Город Ангарск — тоже жертва бандитов.
В нем очень просто попасть в зависимость от криминальных
авторитетов даже не самым плохим ребятам — обычным
молодым людям, имеющим какую-нибудь слабость,
характерную в общем-то для этого возраста: жажду
легких денег, например, или желание быть среди
сильных. Наверное, в других обстоятельствах можно
было бы надеяться на другую судьбу для них. Но
среда, в которой формируются характеры молодых,
оставляет мало шансов.

Заставляет, например,
задуматься, что почти все обвиняемые — питомцы одного
наставника, тренера по боксу А. С. Дашко. Многие
участники преступлений познакомились и сдружились
именно в спортивном зале профтехучилища N 36, на его занятиях.
Кстати, сам лидер ОПГ «Квартал» Тимошатов сошелся с
ожидающими сегодня приговора в том же боксерском зале.
Сейчас А. С. Дашко работает в
детской школе олимпийского резерва, но тренировок в
училище не бросает. Ребятишки приходят к нему в
разном возрасте — от 10-12 лет и старше.

Как получается, что, кроме здоровья и хорошей физической
формы, они приобретают идеологию бандитов,
оказываются втянутыми в организованную преступность?
Один из «молодых» пояснил, что, познакомившись в зале
бокса, сначала просто общался с другими
спортсменами, встречались, играли летом в футбол, а
вскоре ему предложили работу охранника-водителя.
Совсем не сложную: ездить на машине вместе с другими
приятелями-спортсменами и выполнять некоторые
поручения. Забирать, например, деньги у людей, на
которых ему укажут «старшие», кого-то покараулить,
что-то привезти. Это «что-то» оказывалось потом
привязанным к трупу, брошенному в реку… Перед
судом парень предстал по обвинению в девяти
преступлениях, в том числе соучастии в убийстве.
Школьные учителя и преподаватели в училище
характеризовали его как человека доброго и
безвольного.

Конечно, чтобы попасть под влияние бандитов, не
обязательно заниматься с ними в одной спортивной
секции. В Ангарске сегодня вся территория поделена
на сферы криминального влияния. Молодежи приходится
пересекаться с членами той или иной ОПГ в школе, во
дворе, в училище. У квартальских свои авторитеты.
А ребята, живущие в 8 и 12 микрорайонах, легко могут
оказаться втянутыми в «Казино».
Один из пацанов, которому главарь банды дал в руки
заряженный пистолет и попросил убить человека из
враждебного лагеря, чистосердечно признался: «Я не
мог отказаться, потому что он для меня большой
человек, а с его братом мы друзья со школы».

Эти молодые жизни — тоже жертвы бандитов. Сегодня
многие квартальцы, вступающие в пору
взросления, скрываются кто от милиции, кто от мести,
один даже сбежал из армии, кто-то оказался на скамье
подсудимых или ждет своей очереди в следственном
изоляторе, а иные лежат в сырой земле.

Не позавидуешь живущим в городе, где прямо во дворах,
среди гуляющих детей и судачащих на лавочках
старушек, обстреливают машины. Пули, как известно,
дуры. Они могут угодить и не в того, кому
предназначались. При покушении на Белого и убийстве
Хоккеиста теплыми летними вечерами десятки людей
оказались зрителями развернувшихся на их глазах
трагедий. Не надо смотреть триллеры по телевизору,
когда бандиты в масках палят из пистолетов прямо под
окном…

Будет ли конец этому беспределу? Одно можно
сказать с уверенностью: процесс над квартальцами, который идет сейчас
в Ангарске, не последний. Вслед за ним
начнутся слушания по другим бандитским делам,
расследование которых находится в разных стадиях. Главное,
лед тронулся…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер