издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мифы о самолечении

!I1!


С Еленой ЯСНИКОВОЙ, заведующей отделением
подростковой наркологии областного
психонаркологического диспансера, читатель «Дурмана»
уже знаком. Сегодня наш корреспондент Валерий
БАРАНОВ попросил ее помочь разобраться с некоторыми
спорными вопросами или, как их еще называют, мифами,
сложившимися как в среде наркозависимых, так и в
молодежной субкультуре вообще.

Миф N1: наркотики делятся на тяжелые и легкие,
то есть опасные и безопасные.

— Спросите любого медика, и вам ответят, что
нет тяжелых и легких наркотиков. Прием любых
наркотиков в любых количествах и видах безоговорочно
вреден. Да, действительно, есть вещества, которые быстро
вызывают сильную зависимость — к ним, в частности,
относится героин. Есть менее наркогенные, то есть
привыкание к ним идет медленнее. Наркоманы, конечно,
об этом знают, эти-то вещества они и называют
легкими наркотиками. Однако на мозговую
кору и внутренние органы такие препараты (например,
из конопли) влияют не менее разрушительно, чем героин. У их
потребителей также развиваются искажение мировоззрения,
деформация личности. Для медицины этот вопрос решен
одназначно: безопасных наркотиков не существует.

Миф N2: «ломка» смертельно опасна.

— Не так уж она и опасна для организма, как ее
боятся наркоманы. Это состояние временное, оно само по себе
проходит через несколько дней. И физически не несет
никакой угрозы человеку: сердце его работает, легкие дышат, все
внутренние органы функционируют. Можно даже сказать:
у него ничего не болит — субстрата ведь болезненного
нет. А то, что при этом крутит суставы…
Да, крутит, но заметьте: здоровые суставы. Боль,
которую ощущает наркоман, присутствует у всех людей,
только у здоровых она компенсируется вырабатываемыми
мозгом эндорфинами, и мы ее не ощущаем. У наркомана же организм
эндорфинов не вырабатывает. Поэтому боль, возникающую при
сокращении мышц, от работы сердца, компенсировать
нечем — вот она его и мучает. Конечно, в стационаре
состояние синдрома отмены наркотиков переносится
легче. Но говорят, что наркоману даже полезно
потерпеть боль, почувствовать, что такое «ломка». Одно
дело, когда тебя откачали под капельницей, и совсем
другое, когда ты перенес все это сам, — начинаешь понимать
цену кайфа.

Миф N3: с героина можно «спрыгнуть» самому.

— Это, в принципе, возможно. И на практике случается.
Но для того, чтобы затея с самостоятельным
излечением была успешной, больной должен очень
захотеть бросить наркотик. (Это, кстати, и обязательное
условие успеха лечения в стационаре.) Но не все, к
сожалению, зависит от воли человека. И самостоятельные
попытки окончательно «завязать», как правило, заканчиваются,
говоря на сленге наркоманов, перекумариванием —
небольшим отдыхом от героина. Наркомания — очень
коварное заболевание. Именно тем, что ситуация
выходит из-под контроля сознания человека. Наркотик ведь
действует на глубинные механизмы сознания, а что
происходит на подсознательном уровне, нами почти
не контролируется. Мы знаем, что нами
иногда руководят примитивные эмоции, и в случае с
нарокоманией это особенно показательно. Бывает,
больной вроде бы искренне хочет бросить наркотик, декларирует это и
даже делает какие-то шаги в этом направлении, но не
бросает.

Для того, чтобы освободиться от
наркозависимости, надо приложить невероятные усилия,
подкрепленные железной мотивировкой. А ее-то как раз и нет.
Ведь у наркомана остается единственный жизнеобразующий
мотив — это поиск героина. Он бросил все —
работу, учебу, у него подавлен инстинкт
самосохранения, он может обходиться почти без пищи.
Человек сам себя загнал в биологическую ловушку:
введением наркотика он сломал мощнейшую и сложнейшую
энкефалин-эндорфиновую систему, поддерживающую в нем баланс между
отрицательными и положительными эмоциями. Это
приводит к тому, что атрофируются функции,
теряются социальные навыки, в основе которых лежит
стремление к удовольствию. Чтобы получить
удовольствие, наркоману нужен лишь героин.

И вот мы больного пролечили, или он сам освободился от
наркозависимости, и что у него остается? Он
разучился делать все, что когда-то умел. Собственные
эндорфины мозгом не вырабатываются, практически
удовольствия он ни от чего не получает. И ему этого
катострофически не хватает. Поэтому в это время нужна и
медикаментозная поддержка, и моральная —
родственников, его окружения, чтобы он почувствовал
смысл в жизни. Ведь раньше весь смысл его существования замыкался
только на наркотике. Сейчас ему нужно
выработать или найти этот смысл самому, а лучше
сделать это с помощью специалиста по реабилитации. Здесь
требуются время и терпение. По прошествии нескольких месяцев
начинают восстанавливаться функции мозга, и чем
больше ремиссия, тем полноценнее работает мозг.

Рецидивы болезни бывают в основном в первые полгода
после лечения, когда эмоциональная сфера еще
полностью не восстановилась.
Человек может вполне искренне не хотеть употреблять
наркотики, но ноги сами приведут его на «точку», где
они продаются. Организм наш довольно инертен, и
требуется время, чтобы он привык к новым условиям
жизни. Существует выражение «героин умеет ждать»,
относящееся тоже к разряду мифов. Так сам героин
здесь ни при чем, речь в этом выражении идет о
долговременной памяти человеческого организма.

Повторю, случаи самостоятельного освобождения от
наркозависимости бывают, но это скорее исключение,
чем правило. Поэтому можно процентов на 90
утверждать, что это миф. Если бы это было правдой,
тогда и врачи-наркологи были бы не нужны. Но даже с
медицинской помощью многие с болезнью справиться не
могут.

Миф N4: героиновую зависимость можно снять более
слабым опийным наркотиком.

— Речь здесь идет о так называемой заместительной
терапии, очень популярной при лечении героиновой наркомании
на Западе. Думаю, положительный эффект зарубежного опыта
применения метадоновых программ сильно преувеличен.
Метадон — это практически тот же героин, разве что с несколько
другой химической формулой. Он более длительного
действия, принимается таблетками, то есть проще в использовании.
Государство, которое вводит метадоновую программу, просто
героиновую наркоманию переводит в метадоновую — в более контролируемую для
себя форму. При этом якобы снижается криминальная активность
наркоманов (не надо добывать деньги на наркотик, его
получают у врача бесплатно), отпадает проблема
инфекций, передаваемых с кровью: СПИД, гепатиты.
Считается, что улучшается качество жизни
больного человека: он не занят целыми днями поисками
наркотика и может заниматься какими-то повседневными
делами. Для государства это довольно накладно, но
богатое, наверное, может себе позволить
откупиться таким образом от наркоманов, обеспечив
каждого ежедневной дозой.

А вот что касается мнения, будто, постепенно
снижая дозу метадона,
можно со временем совсем прекратить прием
наркотика, — не верьте. Это заблуждение. Метадон
быстро вызывает привыкание, и едва ли не более
сильное, чем героин. Вместо перекумаривания больные
просто пересаживаются с героина на метадон.
При таком «лечении» от зависимости освободиться невозможно.

!I2!

Миф N5: можно бросить наркотик, заменив его алкоголем.

— Как вещество наркотической природы, алкоголь
оказывает похожее действие, то есть это своеобразная
заместительная терапия. Если больной решил сам
бросить наркотик, то алкоголь ему разве что поможет перенести
синдром отмены более мягко — только какая в этом
необходимость? Приди к врачу — и ты бесплатно получишь
более квалифицированную помощь.

С другой стороны, мое глубокое убеждение: когда человек лечится от
наркомании, он должен расстаться со всеми
психоактивными веществами полностью. Ему необходимо
бросить и наркотики, и алкоголь, даже прекратить
курить. Потому что механизм возникновения
заболевания — что при алкоголизме, что при наркомании — один
и тот же. Переход с наркотика на алкоголь —
это лишь частичное замещение одного другим, но
действующим в том же направлении. Если бросать, то
надо бросать все, а не превращаться из наркомана в
алкоголика. Тем более что алкоголизм на фоне
наркомании протекает крайне злокачественно. Человек
не пьянеет, а извините, дуреет, употребляя
совершенно несусветное количество алкоголя, пытаясь
таким образом компенсировать недостаток наркотика. Алкоголь
ведь тоже стимулирует выработку эндорфинов. Происходит
это, правда, косвенным путем, и при этом
синтезируются не такие чистые вещества,
но они тоже опийной природы — и в
результате у алкоголика, можно сказать,
развивается та же наркоманическая зависимость.
Пить ведь тоже бросить очень трудно. Еще раз повторю:
и алкоголизм, и наркомания, и курение
табака — это явления одного рода.

Миф N6: с героина можно «соскочить» с помощью
снотворных.

— Если говорить о препаратах снотворно-седативной группы,
то их действительно используют в наркологии.
Это может быть, как говорится, как раз то, что
доктор прописал. Только в лечебном учреждении это
делается под контролем врача. Самолечение или
пользование услугами подпольного врача-доброхота,
заколачивающего деньгу, незаконно. К тому же оно
может и просто навредить больному. При неумеренном
приеме этих препаратов (а с умеренностью у
наркозависимых всегда проблемы) может возникнуть
лекарственная интоксикация. Кроме того, в
состоянии лекарственного опьянения больные
наркоманией становятся порой невменяемыми и совершают
поступки, о которых потом им приходится сожалеть.

Миф N7: «переломаться» можно с помощью неопиатных
наркотиков — психостимуляторов, препаратов конопли,
галлюциногенов.

— Это вообще взрывчатая смесь. Врач никогда такого
«лекарства» не пропишет. Наркоманы не могут жить без дурмана.
Хоть чем, только бы, как они выражаются,
обдолбиться. Им настолько тяжело без наркотиков, что
неважно порой, что принять. Они стремятся прийти в
состояние отрешенности любым способом. Это не
лечение. Такие препараты не освобождают от
наркозависимости, но могут помочь уйти из жизни или
покалечить психику человека.

Мифотворчество свойственно не только наркоманам. Еще
больше нелепостей связано с алкоголем и табаком.
Какое самое лучшее успокаивающее
средство? Ну, конечно, сигарета. А как лечить язву
желудка? Все знаем: ложка спирта натощак. Но у
курильщика со стажем первая утренняя сигарета
равносильна хорошему удару чем-то тяжелым по голове.
А в районной поликлинике ему давно поставлен
диагноз: хронический бронхит. И алкоголь — не
лекарство. Даже однократный прием 40-процентной
водки может привести к образованию точечных язв, а
дальше гастрит, язвенная болезнь и операционная.
Мифы рождаются от невежества. А невежество в
вопросах собственного здоровья в наше время
непростительно.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер