издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Преступник или жертва?

!I1!

Наркомания претендует на власть. Не только над личностью
жертвы, но и над обществом в целом. Ведь наркотики дают
капитал и власть тем, кто контролирует их производство
и продажу. Каким должно быть в этой связи отношение
к потребителям наркотиков? Об этом беседа нашего корреспондента
с представителем фонда «Город без наркотиков», преподавателем
юридического института госуниверситета Александром КРЮКОВЫМ.

— И все же, наркоман — это жертва или преступник?

— Вообще отношение к потребителям наркотиков не должно
быть однозначным. Наркозависимые не способны к созидательному
труду, а деньги на дозу забирают у нас, честных граждан.
Больной, попавший в героиновый плен, за один год совершает
до 300 преступлений: кражи, мошенничества, грабежи,
разбои. Таким образом, потребители наркотиков не приносят абсолютно
никакого позитивного социального результата, мало того
— они финансируют преступный мир, одновременно представляя
собой самостоятельную ветвь криминала. На мой взгляд,
указанные лица должны сидеть в тюрьме.

Другая группа потребителей — это люди, которые действительно
желают выбраться из наркотической пропасти. В силу определенных
причин (отказ в бесплатной медпомощи, отсутствие денег
и т.д.) они не находятся на излечении, а из-за болезненного
пристрастия продолжают колоться. К ним отношение должно
быть другим. Определить, кто из наркоманов к какой категории относится,
достаточно сложно, так как многие из обратившихся за
помощью проходят курс лечения не в целях избавления
от зависимости, а для того, чтобы снизить дозу и снова
почувствовать кайф. Но почти однозначный вывод, что человек
встал на путь исправления, можно сделать после того,
как он снял в медицинском учреждении физическую зависимость
и обратился в реабилитационный центр. Таким больным
государство и мы с вами должны создать максимально благоприятные
условия для возвращения в общество.

— Вот вы говорите, что у многих наркоманов нет денег
на реабилитацию. Получается, на дозу они могут достать,
а на лечение нет?

— Дело в том, что лечение, не говоря уже о реабилитации,
требует одномоментного внесения относительно крупной
суммы. Низкая же цена на героин позволяет наркозависимым
обеспечить себя дневной дозой. Однако, повторюсь, все
зависит не столько от денег, сколько об субъективного
стремления человека.

— А почему наркотики такие дешевые?

— Наркотик, хоть и нелегальный, но все равно товар.
Стоимость его тем выше, чем больше денег тратит наркобизнес
на издержки по его производству, перевозке и продаже
(в том числе накрутка «за риск»). Таким образом, низкая
цена наркотиков на улицах наших городов — аргумент
не в пользу работников правопорядка.

Однако надо понимать, что проблему наркомании не удастся
решить до тех пор, пока будут люди, которым требуется «дурь»
в больших размерах и по любой цене. В таких условиях
всегда найдутся желающие продать им зелье, какие бы меры
государство не принимало.

Я считаю, опасность надо знать в лицо. Для этого необходимо
установить лиц, употребляющих наркотики. Поэтому не
совсем ясно, почему фактически прекратилась практика
привлечения их к уголовной ответственности (ч.1 ст.
228 Уголовного кодекса РФ). Действительно, общественная
опасность сбытчика выше, нежели человека, покупающего
яд для себя, и острие репрессии должно быть направлено
на торговцев. Однако отсюда же вовсе не следует, что
потребителей привлекать вообще не нужно. На этом фоне фактической
разрешенности употребления наркотиков количество лиц,
добровольно обратившихся за медицинской и социальной
помощью, значительно снизилось.

— Но ведь наше законодательство не предусматривает
ответственности за потребление наркотиков.

— Это не так. Согласно статье 6.9 Кодекса об административных
правонарушениях потребление наркотических средств или
психотропных веществ без назначения врача (за исключением
отдельных случаев) влечет наложение штрафа в размере
от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда
или арест на срок до пятнадцати суток. При этом надо
отметить, что добровольно обратившиеся в лечебно-профилактическое
учреждение освобождаются от административной ответственности
за данное правонарушение. Если человек в установленном
порядке признан больным наркоманией, он может быть направлен
на лечение (с его согласия). В таком случае он опять
же административную ответственность не несет.

Во-вторых, для того, чтобы употребить наркотик, необходимо
совершить минимум два преступления, предусмотренных
ч. 1 ст. 228 УК РФ: незаконное приобретение и хранение
наркотических средств без цели сбыта в крупном размере.
То есть любой наркоман может загреметь на три года
в тюрьму и лишиться на это время возможности совершать
грабежи и разбои, а заодно и употреблять наркотики.
Некоторые могут попытаться ускользнуть от ответственности
на том основании, что не знают, сколько граммов «дури»
тянет на крупный размер, ведущий к уголовной ответственности
(за незаконные приобретение и хранение наркотических
средств без цели сбыта в небольшом размере отдельно
установлена административная ответственность).

!I2!

Что ж, стоит, наверное, разъяснить, что означают крупный
и небольшой размер.

Марихуана (высушенная): небольшой — 0,1; крупный —
от 0,1 до 500,0 г.

Гашиш (на наркожаргоне — «план»): небольшой — 0,1;
крупный — от 0,1 до 100,0 г.

Смола каннабиса («масло»): небольшой — 0,05; крупный —
от 0,05 до 40,0 г.

Гашишное масло («химка»): небольшой — 0,05; крупный
— от 0,05 до 50,0 г.

Опий: небольшой — 0,1; крупный — от 0,1 до 10,0 г.

Экстракционный опий: небольшой — 0,1; крупный — от
0,1 до 10,0 г.

Ацетилированный опий («ханка»): небольшой — 0,05;
крупный — от 0,05 до 5,0 г.

У героина небольшой размер отсутствует, а его вес свыше
0,005 г признается уже особо крупным размером, хотя
такого количества наркотика зачастую не хватает даже
на одну дозу.

Таким образом, можно констатировать, что имеются достаточно
жесткие механизмы уголовно-правовых запретов.

— Почему же тогда асоциальные элементы гуляют на свободе?

— Одна из основных проблем, связанных с привлечением
к уголовной ответственности, — отсутствие разработанной
методики расследования преступлений по незаконному
обороту наркотиков. Сегодня наркотизм не исчерпывается
приобретением или сбытом зелья.
Незаконный оборот наркотиков тесно переплетен с организованной
преступностью. Один героинщик способен в течение года
положить в карманы наркоторговцев до 3,5 тыс. долларов
США. Понятно, что эти деньги идут далеко не на благотворительность.
За последнее время наркомания не просто сильно омолодилась.
(Самому маленькому официально зарегистрированному наркоману
Иркутска 9 лет). Главная проблема состоит в том, что
зачастую именно молодежь, дети, используются наркодельцами
для распространения смертоносного яда. Торговцы прекрасно
понимают, что в случае задержания такие лица не будут
привлечены к уголовной ответственности как не достигшие
соответствующего возраста (уголовная ответственность
за эти преступления наступает с 16 лет). Подросткам
растолковывают, что, если будут молчать, ничего плохого
не случится, зато потом они получат много денег. В то
же время снижение возраста уголовной ответственности
проблемы не решит: наркодельцы легко могут вовлечь в
преступный промысел и тринадцати-, и десятилетних.
Поэтому вопрос следует поднимать не столько о снижении
возраста уголовной ответственности, сколько о своевременном
установлении таких семей и лишении родительских прав
с последующим обеспечением заботы о воспитании этих малолеток.

— А что говорят сами борцы с преступностью?

— Судьи обвиняют работников милиции в низком качестве
проведения предварительного расследования, милиционеры
обвиняют судей в чрезмерной мягкости приговоров. Нам
же необходимо установить, кто из них напрасно проедает
казенные деньги. В этой связи весьма конструктивное
предложение внес заместитель начальника областной службы
по борьбе с наркобизнесом Василий Алексеев:
для установления причин низкого количества приговоров с реальным
наказанием провести исследование движения уголовных
дел, связанных с наркотиками. Оперативный отдел, следствие,
прокуратура, суд — на какой из этих стадий преступник
получает возможность уйти от наказания? Этим наш фонд планирует
заняться в самое ближайшее время.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер