издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Колорадскому жуку не по зубам, человеку -- вполне годится

Нынешний год
Всемирный союз потребителей предложил провести
под девизом «Корпоративный контроль над продуктовыми
добавками и генетически модифицированными пищевыми
продуктами».

Необходимость кампании вызвана тем, что продукция,
произведенная с применением генной инженерии,
стремительно завоевывает рынок. Мировой объем продаж
только генетически модифицированных
сельскохозяйственных культур превысил, например, в
1999 году 2 миллиарда долларов США, а по прогнозам
на 2005 год он составит 8 миллиардов у.е.

В России формирование государственной политики в
области генно-инженерной деятельности началось в
90-е годы, а к сегодняшнему дню у нас действует
более 60 законодательных и иных нормативных правовых
актов, прямо или косвенно влияющих на современную
биотехнологию и создающих правовое поле
биологической безопасности.

За 1999—2001 годы Минздравом России в соответствии с
Положением о проведении гигиенической экспертизы и
регистрации пищевой продукции выдано пять
свидетельств, разрешающих реализацию населению
генетически модифицированной сои
(один сорт), картофеля (два сорта) и кукурузы (два сорта).
А с 1 января 2002 года в ГОСТ, регламентирующий
выпуск пищевой продукции, включены требования
обязательной информации о пищевых продуктах,
полученных из генетически модифицированных
источников. Это означает, что все продукты, в
производстве которых применялось сырье с
«подправленными» в научных лабораториях генами,
должны иметь на упаковке соответствующую информацию
для потребителя.

В России официально разрешена реализация лишь
нескольких наименований генетически измененных
продуктов. Но есть все основания утверждать, что
многие из них присутствуют на рынке анонимно,
никак не выделяясь среди обычных, и давно прописались
в нашем рационе. К ним можно отнести, например,
колбасы, шоколад, заменители молока, сухие
питательные напитки из бобовых, соевую и кукурузную
муку, комплексные пищевые добавки, картофельные
чипсы, специализированные продукты для
спортсменов и т.д., в производстве которых
применялись трансгенные соя, кукуруза и картофель.
Многие генетически измененные продукты попадают на
рынок и вовсе нелегально. По данным
Гринпис, в Россию было завезено без объявления не
менее 60 тысяч тонн модифицированной американской
кукурузы в качестве гуманитарной помощи.

О пользе и вреде таких
продуктов споры ведутся с момента их появления и по
сегодняшний день. С одной стороны, трансгенные
культуры удобны для выращивания, менее подвержены
болезням и дают больший урожай, который лучше
хранится (с этими целями, собственно, и
модифицируется структура ДНК растения). С другой
стороны, появляются утверждения об их возможном
вреде для здоровья человека. Убедительных
доказательств этого нет, но известно, например,
что пыльца генетически модифицированных
сельскохозяйственных культур вызывает гибель
гусениц и мутации бактерий, живущих в желудках пчел.

Высказываются также предположения о возможности
аллергических реакций человеческого организма на
пыльцу ГМ-растений или на готовый продукт. Но мы
знаем, что аллергию с успехом вызывают пыльца и плоды
и очень многих обычных растений. С
появлением же трансгенных культур ничего принципиально
нового, неизвестного ранее, в мире не появилось —
человек только кое-что «подправил», следуя своим
нуждам. По словам Константина Скрябина,
директора Института микробиологии РАН, продукты
генной инженерии вообще являются самыми
безопасными. Во-первых, их негативное влияние на организм не
имеет фактических подтверждений, а во-вторых, именно они
подвергаются самому строгому контролю. Как
отметил К. Скрябин, в России очевиден разрыв между
качеством экспертизы генетически измененных
и обычных, выращенных в природе, культур.
«Здесь ситуация не в пользу традиционных продуктов,»
— заметил биолог.

По его же данным, в 2002 году под
трансгенные культуры в мире засеяно 50 миллионов га
площадей, в том числе в США, Японии, Аргентине,
Индии, ЮАР, Бразилии. В США 70 процентов кукурузы
представлено генетически измененными сортами, а
Европа давно широко применяет соевый шрот
трансгенного происхождения для откорма животных. Ну
а Россия пока много теряет от того, что не использует
на практике потенциал данной отрасли науки. Так, до
40 процентов урожая картофеля мы недосчитываемся из-за нашествия
колорадского жука, однако эта проблема может быть
решена с применением устойчивого к этому
фактору генетически модифицированного картофеля.
Кроме этого, животноводство испытывает недостаток в
белковых кормах, так как не использует в необходимом
объеме трансгенную кукурузу и соевый шрот.

По словам Геннадия Шевченко, врача отдела гигиены
питания областной станции госсанэпиднадзора, в
Приангарье генетически модифицированное сырье
встречается только на предприятиях
мясоперерабатывающей промышленности и
масложиркомбинатах. Однако продукты, даже если
они и произведены из такого
сырья, но не содержат при этом ДНК и белка (пищевые и
ароматические добавки, рафинированные масла,
крахмалы, мальтодекстрины, сиропы глюкозы, декстрозы
и т.п.), не требуют специальных этикеток. Как, собственно,
и белковые, если в их составе содержится
менее 5 процентов компонентов из генетически
модифицированных источников. Нормы эти установлены
Главным государственным врачом РФ.

«Разумеется, такая продукция подвергается
систематическому контролю областной станцией
госсанэпиднадзора, имеющей все необходимое
оборудование для исследований. И надо сказать, что
производители строго соблюдают установленные
нормативы,» — заверил Геннадий Павлович.

И все-таки опасны трансгенные продукты или нет?
«Думаю, не опаснее газировки с большим
содержанием углекислоты или хлорированной воды,
которой мы вынуждены пользоваться постоянно» —
таково мнение санитарного врача.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер