издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Умеем ли мы пользоваться вилкой?

Скорее нет, чем да - считает Любовь Бендер, заместитель начальника Федеральной инспекции труда по Иркутской области Законы традиционно именуют отсталыми, узкими и даже мертворожденными. За какой ни возьметесь - уже с клеймом. Тем более неожиданным оказался Трудовой кодекс, вступивший в силу чуть более года назад. Ждали прописанное в деталях живописное полотно, а увидели явно не оконченную картину.

Если что в нем и выписано, так это фон. Фон
социального партнерства, доверительного содружества,
когда наемный работник и работодатель абсолютно
равны. Настолько равны, что можно доверить им самим
дорисовать картину отношений Труда и Капитала.
Понятно, что в каждом отдельном случае картина будет
своя, то есть отражающая отношения данного наемного
работника с данным же работодателем — уровень их
амбициозности, информированности, способности
заглянуть в будущее и, конечно, профессионализма.

По всему видно: законодатели хорошо поездили по
европам, впечатлились моделями отношений Труда с
Капиталом, да так, что сочли за лучшее просто
перенести их на нашу почву. Сами они по части
пользования моделями наверняка преуспели, но вот как
насчет большинства? Давайте спросим об этом у Любови
Андреевны БЕНДЕР, заместителя начальника Федеральной
инспекции труда по Иркутской области.

— Два года назад, — рассказывает Любовь Андреевна,-
то есть когда сложилась уже концепция нынешнего
Трудового кодекса, наша инспекция выехала с
очередной проверкой, на этот раз в Нижнеудинский
район. Нам хотелось понять, какими критериями
руководствуется районная администрация, и мы
попросили назвать хорошее, по ее меркам,
предприятие. «Пожалуйста», — не затрудняясь,
ответили нам и направили в расположенную неподалеку
частную пекарню. Было начало десятого, когда мы
подошли к ней. В окнах горел свет, однако на двери
висел замок. Мы решили, что пекарня пуста, но
довольно скоро нас окликнули изнутри. Это были
женщины-пекари, работающие в ночную смену. Они
сообщили, что хозяин пекарни подойдет позже, когда
же именно — уточнить не могли. Наконец появился и
хозяин, уверенный, полный сил мужчина. Без тени
смущения он поведал нам, что навешивает замок каждый
вечер, чтобы спать спокойно, не беспокоясь за
сохранность муки.

— А как вы рассчитываетесь за такой труд?

— Конечно, хлебом, — последовал удивленный ответ.

Интересы работниц абсолютно не беспокоят этого
хорошего, по районным меркам, работодателя. Но и
сами женщины очень мало пекутся о собственных
интересах! Понимаю, что не от хорошей жизни
согласились они на крепостной, по сути, труд, что
многое в их поступках продиктовано безработицей. И
все же, все же всем нам надо свыкаться с мыслью, что
придется самим заботиться о себе. На этой мысли, как
на фундаменте, и выстроен нынешний Трудовой кодекс.
Он, конечно, написан из будущего, но действует-то в
настоящем! Он из того исходит, что миллионы граждан
детально изучили его и уже больше года исправно
используют, с наилучшей пользой для себя и близких.
Реальность же такова, что миллионы граждан его не
видели, не читали и не предполагают прочесть. И не
надо думать, что это люди исключительно
непросвещенные и малообразованные — напротив,
многие окончили вуз и в своем деле настоящие профи.
Но оценить свой профессионализм, то есть добиться за
него достойного вознаграждения, не могут.

Вот недавний случай: приезжаем в Слюдянский район
проверить своевременность выплаты заработной платы.
Муниципальное телевидение интересуется результатами
нашей проверки, охотно освещает их
— и нас это радует, мы надеемся, что журналисты в
доступной форме расскажут своим землякам об их
элементарных правах. Но вот выключены микрофоны,
упакованы камеры — и начинаются новые вопросы. Самих
тележурналистов, которые четыре месяца не получают
зарплату. Законно ли поступают с ними? Действительно
ли нарушают их права?

Это, видимо, наш, российский, феномен, когда такое
понятие, как культурный человек может быть
совершенно не сопряжено с правовой культурой. Жаль,
что российские законодатели
абстрагировались от этого, когда разрабатывали и
утверждали новый Трудовой кодекс.

Куда смотрел законодатель?

Очень интересный вопрос, и ответы на него не менее
интересны — в том смысле, что много говорят об
отвечающих.

Политологи со сдержанною иронией замечают, что
законодатели на себя, главным образом, и смотрели,
потому что они, за редчайшим исключением, — сами
работодатели. Профсоюзы вопят, что законодатель
смотрел исключительно на работодателя, причем
подобострастно, холуйски, чем и выдал еще раз свою
продажную сущность. Судьи высказываются в том
смысле, что трудовые иски будут тяжелыми, потому что
законодатель очень мало оглядывался на суд. А
работодатели убеждены, что законодатель зрел в
корень, что в хорошем кодексе так и должно быть:
мало запретов и много «воздуха». И с удовольствием
заполняют его образцами собственного
«законотворчества»: держат работников под замком,
отбирают у них паспорта, задерживают зарплату, а
размер ее определяют по своему усмотрению. Наемные
работники же по большей части безмолвствуют, а
если высказываются, то, как правило, очень
эмоционально, не очень толково и с единственной
целью: выпустить «пар».

— Что же до инспекции труда, то она больше думает
над вопросом, куда законодатель должен смотреть, —
поясняет Любовь Андреевна Бендер. — Мы апеллируем к
нашим столичным коллегам: просим разъяснений, подаем
свои предложения по совершенствованию Трудового
кодекса. Мы исходим из того, что нет ничего
неизменного, что и действующий на сегодняшний день
закон о труде будет меняться. Пока же (и в этом мое
твердое убеждение) надо пользоваться тем, что есть,
извлекая из него все позитивное и заставляя работать
на себя.

А позитивного на самом деле не так уж мало.
Законодатель в каждом из нас предположил
цивилизованного человека, способного позаботиться о
себе. Разве это плохо?

Теперь о том, как же именно это лучше сделать. Вот
несколько советов от Любови Андреевны Бендер:

— Главный документ, который связывает вас с
работодателем, — трудовой договор. Вот и отнеситесь к нему как к
главному документу. Предположим, работодатель хочет
вообще обойтись без этого документа. Знайте, что при
этом вы не только теряете стаж, пенсионные
отчисления, но, вполне возможно, и всякое
вознаграждение за свой труд, выплаты в случае
производственной травмы. И доказать свою правоту в
суде без этого документа будет крайне
затруднительно. Вообще всякая бумага, фиксирующая
ваши отношения с работодателем, в случае конфликта
может резко вырасти в цене, так что не ленитесь,
ведите архив, первым документом в котором должен
стать трудовой договор.

Не спешите его подписывать, помните, что вы вправе
обдумать предложения работодателя, посоветоваться с
опытными людьми. Новый кодекс (и в этом его сильная
сторона) дает вам большие возможности для
инициативы. Как вы ими воспользуетесь — зависит от
вас. Помните, что вы вправе не только уточнять,
конкретизировать условия работодателя, но и подавать
свои собственные предложения. Хорошо бы закрепить в
трудовом договоре повышение вашей квалификации,
уточнив, за чей счет это будет сделано и в какие
сроки. А отсюда естественным образом вытекают и
условия продвижения по службе. Если ваши дети учатся
в старших классах, нелишним будет предусмотреть
возможность оплаты их обучения в вузе. Поверьте, что
в такой постановке нет ничего неудобного, ведь вы
тоже берете на себя обязательство — быть отменным
работником.

Но предположим, что работодатель не захотел пойти
вам навстречу, вы оказались не вполне убедительны —
не отчаивайтесь. Опыт прибавляет уверенности. Когда
же один уверенный работник солидарен с другим и при
этом оба они помогают третьему, то что происходит?
Правильно: рождается профсоюз. И тогда

Выгодно и рабочему, и капиталисту

Не случайно работодатели организуют «встречное
движение», создавая параллельные профсоюзы и
всячески их стимулируя. Потому что объединение
наемных работников чревато подписанием коллективного
договора, который еще более закрепляет права Труда.
Конечно, права неотделимы от обязанностей, и
дальновидный работодатель будет сам стремиться к
коллективному договору, только много ли у нас
дальновидных работодателей?

— На мой взгляд, для профсоюзов очень перспективна разработка
новых «технологий», одинаково выгодных как для
наемных работников, так и для работодателей, — говорит
Любовь Андреевна. —
Возьмите, к примеру, первейшую из проблем — выплату
зарплаты бюджетникам. Одно дело — объявлять голодовки,
забастовки, пикетировать администрацию и подавать
иски в суд; и совсем другое — предлагать механизмы,
обеспечивающие получение денег в полном объеме и в
срок. Новая ситуация в стране требует новой же
тактики, не говоря уже о дальних, стратегических
разработках. Но пока их не видно. Вот недавний
случай: двадцать пять работников коммунального
хозяйства из поселка Ново-Мальтинский решили
объявить забастовку — как протест против невыплаты
им заработной платы. Это их право, конечно, но
правом надо уметь воспользоваться, не так ли? А что
сделали в Ново-Мальтинском: объявили забастовку, а
потом уже стали советоваться с отраслевым
профсоюзом, как действовать дальше. Начинать же
следовало с Трудового кодекса. Он прописывает всю
процедуру законного проведения забастовки, и с ней
не грех ознакомиться. Если же вы будете действовать
в обход, работодатель легко оспорит ваши действия, и
тогда забастовка может предстать как прогул. Одним
словом, прежде чем использовать вилку трудовых
отношений, неплохо бы научиться ею пользоваться.

В сущности, весь новый кодекс труда устроен по
старому принципу вилки. Этот принцип вскрыл
подзабытый нами Карл Маркс, без стеснения ухватив
работодателя за руку. Маркс, конечно, надеялся, что
многоликий, многорукий наемный работник возьмет эту
вилку и научится ею пользоваться. Однако первый из
пользователей, российский, ухватился не за вилку, а
за нож, и все мы знаем, что из этого вышло. Так что
теперь, на заре двадцать первого века, приходится
начинать все сначала. Это, может, непросто, но,
видит Бог, незазорно.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector