издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Жизнь, спасенная до рождения

Депутат Татьяна Юртаева о влиянии социальных и медицинских программ на здоровье населения Готовясь к юбилею Законодательного собрания Иркутской области, который отмечался в апреле, в комитете по социально-культурному законодательству решили провести "работу над ошибками". Подняли все социальные и медицинские программы, прошедшие за это время через комитета. Над ними в свое время пришлось немало поработать, а потом еще и затратить массу сил на то, чтобы убедить остальных депутатов в необходимости принятия этих программ и в том, что на эти цели во что бы то ни стало следует выделить бюджетные средства. Вот и решили теперь посмотреть, какие плоды эти усилия принесли. И оказалось, что ошибок-то практически и не было, более того, по ряду направлений стал наблюдаться прогресс, которого депутаты и не ожидали. О результатах этих "разборов полетов" читателям нашей газеты рассказывает заместитель председателя комитета по социально-культурному законодательству Законодательного собрания Иркутской области Татьяна ЮРТАЕВА.

— Сразу хочу сказать, что мы не просто фиксировали цифры по отдельным программам, а
пытались составить общую картину, выяснить, как эти программы работают на
демографическую ситуацию в Иркутской области. Ведь на это выделяются бюджетные
средства, и мы должны быть уверены, что потратили их с максимальной пользой.
Кроме того, именно в этом разрезе мы рассматривали ситуацию еще и потому, что при
принятии бюджета, на сессии приходится
убеждать депутатов, что подобные программы просто жизненно необходимы. Для
этого нужно иметь на руках факты и цифры, подтверждающие это.

— Расскажите, к каким выводам вы пришли.

— Мне хотелось бы для начала уделить особое внимание медицинским программам. Ведь
именно от них зависит здоровье и жизнь как нынешнего, так и будущих поколений,
рост или падение рождаемости. Согласно собранным нами статистическим данным, на
сегодняшний день у нас количество населения пенсионного и предпенсионного
возраста в 6-7 раз превышает численность молодого поколения в возрасте до 16 лет.
Это удручающая цифра.

При этом на 100 тыс. населения детского возраста у нас под
наблюдением находится 3862 человека, в том числе с шизофренией, психозами,
психическими расстройствами, эпилепсией, умственной отсталостью. Это результат
экономического спада начала 1990-х годов, когда не было работы
и люди часто пили, уходили в алкогольный туман, и в результате появились
неадекватные дети. Медицина в это время также сидела без денег и не всегда могла
выявить нарушения в развитии плода. А ведь дети и подростки —
это наше будущее и, кроме того, это то репродуктивное население, которое будет
пенсионерам зарабатывать средства к существованию. Да и все программы по
поддержке взрослых, старшего поколения будут работать только за счет того
поколения, которое придет. Но для этого нам надо, во-первых, это поколение
сохранить, во-вторых, воспитать здоровым. Поэтому мы
огромные средства закладываем на программы по поддержке детей с момента зачатия и
до 16-летия.

— И чего вы в итоге достигли?

— В первую очередь хочу отметить положительные результаты, которые дали программы
«Безопасное материнство» и «Здоровый ребенок», работавшие с 2001 по 2003 год. Во-
первых, благодаря им значительно снизилось число криминальных абортов — с 53,7% в
1999 году до 30,1% в 2003 году. Думаю, это связано с тем, что, когда появились эти
программы, молодые мамы поняли, что ситуация меняется к лучшему, что их здоровье
и здоровье будущих детей не безразлично обществу, им готовы прийти на помощь,
поддержать. Что касается младенческой смертности, то если раньше мы опережали
средний показатель по Российской Федерации, то в 2003 году у нас уровень смертности
составил 1,35% на 1000 новорожденных при среднероссийском показателе 1,5%.
Только за прошлый год уровень детской смертности у нас снизился на 8,7%. Кроме
того, у нас на 16,1% снизилась смертность рожениц.

Также за период работы этих
программ у нас повысился уровень рождаемости. Правда, пока что еще смертность
населения у нас превышает рождаемость, но если в 2001 году разница между ними
составляла 8,7%, то к концу 2003 года она сократилась до 4,4%. Таковы результаты.

Теперь я немного расскажу о том, как эти программы работали. Было
закуплено новейшее высокотехнологичное оборудование. Ведь когда обнаруживаются
какие-то нарушения в плоде на перинатальном уровне и необходимо срочное
вмешательство, чтобы ликвидировать какие-то, возможно, даже мутационные
изменения в еще не родившемся организме, то для этого нужна высокотехнологичная
аппаратура. Также нужно оборудование и после рождения плода — это специальная
кроватка с компьютерным обеспечением, специальная аппаратура.
Таким оборудованием нужно было оснастить учреждения здравоохранения крупных
городов области и районных центров. И насыщение родильных домов этой новейшей
аппаратурой, как дородовой, так и послеродовой, сыграло свою роль. Сейчас наши
программы уже приносят свои плоды. Если раньше на 10 детей мы имели 6
нездоровых, с патологиями, то теперь их уже только 4.

— Насколько мне известно, на территории нашей области уже несколько лет широко
работает программа «Сахарный диабет». Какие результаты она принесла?

— Да, сахарному диабету у нас уделяется особое внимание. У нас на сегодняшний день
только около 4-5 тысяч детей страдает этим заболеванием. В результате только для
покупки инсулина для детей и подростков нужно 3,25 млн. рублей в год. Это крайне
важно для снижения смертности среди них, ведь родители, как правило, не в состоянии
ежедневно приобретать им инсулин. Помимо инсулина, в программу заложены
средства на закупку шприц-ручек — 144 тыс. рублей, около 100 тыс. рублей — на иглы.

И еще мы заложили деньги на особую категорию взрослых. Дело в том, что инсулины,
как и диабет, бывают различных групп. У нас есть категория больных одной из
тяжелейших форм диабета, которым нужен инсулин, стоящий до $43 за ампулу. Это,
как правило, пенсионеры, ветераны, инвалиды — люди далеко не богатые, которые не в
состоянии ежедневно приобретать себе лекарство по таким ценам. Однако страшно то,
что, хотя эта программа и работает очень интенсивно, но пока что рост сахарного
диабета мы не смогли остановить. Только за последние три года у нас на 20-30%
увеличилось количество детей-диабетиков, особенно рост этого заболевания
наблюдается в северных территориях. Можно сказать, что это единственная болезнь,
которая в нашем регионе все-таки прогрессирует.

— Какие еще медицинские программы работают в Иркутской области и с какими
результатами?

— Очень хорошо работает программа «Профилактика и лечение артериальной
гипертонии», рассчитанная на 6 лет. Гипертония не только в Иркутской области, но и в
России и во всем мире является одним из основных заболеваний, приводящих к
смертельным исходам.

Что сделано здесь? Если по программам «Безопасное
материнство» и «Здоровый ребенок» мы пошли по пути оснащения мощнейшим
оборудованием крупных городов и районных центров, то тут мы понимали: чтобы
поймать болезнь на первом этапе, нам надо хотя бы простейшими аппаратами
для измерения давления оснастить все, даже самые маленькие поселковые
фельдшерские пункты. То есть эта программа направлена на выявление гипертонии на
самом начальном этапе. Кроме того, мы стали создавать сеть кабинетов, где человек, у
которого выявлена гипертония, мог бы пройти курс обучения, чтобы снизить риск
возникновения кризисной ситуации. Кстати, по такому же пути мы шли и по программе
«Сахарный диабет».

В результате мы оснастили все, какие только можно, пункты
аппаратурой для первоначального выявления этих болезней. И затем уже обучили
кадры для оказания на местах первой медицинской помощи, чтобы человек мог выйти
из кризисной ситуации при гипертонии, гипотонии и диабете и уже потом начать
планомерное лечение.

— На сегодняшний день одной из наименее исследованных и при этом лидирующих по
количеству смертельных исходов сфер медицины является онкология. Делается ли у
нас что-нибудь в этой сфере?

— Да, конечно. Не зря же мы сейчас так усиленно бьемся над строительством Восточно-
Сибирского онкологического центра. Ведь только за 2003 год случаи выявления
онкологических заболеваний среди взрослых возросли по сравнению с 2002 годом на
30%, среди детей — на 35%. Это, конечно, страшные цифры, но давайте посмотрим,
откуда они взялись.

Дело в том, что мы разработали программу «Меры по развитию
онкологической помощи», направленную, в первую очередь, на выявление заболевания
на самых ранних стадиях. Раньше, как правило, пока человек добирался до нашего
онкологического центра, особенно из глубинки, мы, в лучшем случае, выявляли у него
уже вторую стадию, а то и третью — неизлечимую. Сейчас же благодаря работе
программы практически в каждом населенном пункте есть специалист-онколог. Так
что дело не в том, что вдруг резко увеличилась заболеваемость среди населения, мы
просто стали лучше ее выявлять. Так что эта программа тоже дает положительные
результаты.

— Проблемы каких еще заболеваний на сегодня остро стоят перед медиками нашего
региона?

— Серьезной проблемой является вопрос почечной недостаточности. На сегодня на 1 млн.
взрослого населения приходится 522 человека, нуждающихся в срочной пересадке
почки. Сейчас в Иркутской области 42 человека стоят
в очереди на срочную операцию. Для этого необходимо сложное и очень
дорогостоящее оборудование, один только аппарат искусственной почки, без установки
и сопровождающих препаратов, стоит 1 млн. рублей. Очевидно, что большинство
муниципальных образований не в состоянии собственными силами решать эту
проблему.

Поэтому, когда разрабатывалась программа «Развитие
высокотехнологичных видов медицинской помощи в Иркутской области», было
принято решение в первую очередь оснащать областную больницу, поскольку эта
операция не только дорогостоящая, но еще и требует высочайшей подготовки врачей-
хирургов.

Но ситуация в Иркутской
области в этой сфере по-прежнему очень тяжелая, требуются трансплантаты,
требуются аппараты искусственной почки. Поэтому уже в текущем году мы внесли корректировки в эту
программу, увеличили расходы на нее, потому что если сейчас не начать активно
решать эту проблему, то эта болезнь может обогнать даже онкологию. По результатам
эпидемиологического исследования и данным областного регистра больных, в
заместительной почечной терапии нуждаются сегодня 350 пациентов. Получают
регулярную терапию или живут с функционирующим почечным трансплантатом 118
человек, что составляет всего 33,7% от потребности.

Впрочем, о том, как работают прошедшие через наш комитет программы, можно еще
говорить и говорить. Удалось добиться сдвигов в положительную сторону по
туберкулезу, кардиологии и ряду других направлений. Так что наша
работа оказалось далеко не напрасной, несомненно ее положительное влияние на
демографическую ситуацию в Иркутской области. Более того, за нашими программами
стоят десятки и сотни спасенных жизней, а это, согласитесь, бесценно.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер