издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Союз, который не распался

  • Автор: Борис АБКИН, "Восточно-Сибирская правда"

К 80-летию Иркутского аэропорта Что такое сегодня профсоюзы, так образно названные некогда вождем мирового пролетариата "школой коммунизма"? Не будем голову долго ломать над этим "злободневным" вопросом: большинство из нас, работающих, имеют собственное отношение к этой самой массовой общественной организации. Кто с юмором, кто с иронией, а кто и вообще "никак". Не буду оракулом, если скажу, что "никак" относятся к той организации, где профсоюз вроде есть, и вроде его нет. Есть и такие -- особенно в немногочисленных, чаще всего частных предприятиях и ведомствах -- начальству они не обуза и не помеха: отчисления бухгалтерия делает -- и ладно.

И потому, не скрою, я с огромным интересом слушал председателя
объединенного профсоюза авиаработников Иркутского аэропорта
Георгия Игнатьевича Чеховича.

42 года он работал в объединенном авиапредприятии, 13
лет из них летал бортпроводником, 25 лет был начальником
отдела кадров, а последние четыре года возглавляет профсоюзный
комитет. И комитет, сразу скажу, совсем не похож на
формальную «контору», где подписывают путевки да дают
матпомощь. Профком на предприятии — полноправный орган,
участвующий во всех сторонах жизни аэропорта. Казалось
бы, генеральному директору Куликову было бы проще и спокойнее
всю власть, что называется, сосредоточить у себя. Нет,
он сам настоял, чтобы члены профкома принимали участие
во всех управленческих делах, решали совместно с администрацией
практически любые вопросы.

… В кабинет Георгия Игнатьевича то и дело заходят
люди. Вопросов к председателю — масса, от выдачи путевок
в пионерские лагеря до охраны труда. А еще он возглавляет
совет ветеранов войны и труда. Вот
такой факт: 600 человек — бывших работников аэропорта —
сегодня на пенсии. «Ну и копайтесь себе на грядках, вы
уже свое отработали…» Ничего подобного
— все они, как один, на учете в профкоме.
В помощь этим людям планируются и бюджетные деньги.
Премии к праздникам, ко Дню авиации, материальная
помощь в ремонте частных домов, медицинское обслуживание
в одной из лучших в городе медсанчастей. И многое
другое, ведь жизнь человека не ограничивается одной
лишь работой. Вот пришла недавно женщина, она на
пенсии, ее должность сокращена. Но попросила продлить
трудовой договор по той причине, что взяла ссуду. А
с пенсии много ли выплатишь? Чехович пошел к Алексею
Ивановичу Куликову, и вопрос о продлении договора был
решен.

Он хорошо знает людей, предприятие, его службы. Это
помогает решать вопросы быстро и по существу. Знает,
кому и чем нужно помочь. Сделать это сегодня,
а может быть, отложить на завтра? Причем, пользуясь
безусловным доверием А.И. Куликова, он никогда не пытается
вытянуть у начальства совсем не лишние для профкома
деньги. И всегда получает поддержку. Вот такой пример:
семьи работников предприятия, там, где учатся в вузах по коммерческому
набору дети, получают от администрации беспроцентную
ссуду. В 2003 г. их выдали на сумму более 700 тыс. руб.
За полгода 2004 г. более 280 тыс. руб.

Конкретная помощь профсоюзу, социальным вопросам выражается,
естественно, в денежном эквиваленте. Поэтому
сегодня будет много цифр — они конкретны и осязаемы.
Это особенно важно подчеркнуть, т.к. аэропорт до сих
пор выплачивает миллионные долги, доставшиеся в наследство
от прошлых администраций. Все познается в сравнении,
и у Чеховича еще свежи
в памяти годы раздрая, неразберихи, попыток обанкротить
предприятие. Тем более что было это совсем недавно
— каких-либо 5 лет назад. Не выплачивалась зарплата,
люди увольнялись, как снежный ком, валились на предприятие
долги. А кто тогда думал о профсоюзе?

С приходом генерального директора Алексея Ивановича Куликова
многое, а главное — в достаточно короткий срок, изменилось.
Да, остались недовольные, которые и сегодня не желают
видеть очевидных перемен. Таких «обиженных» Чехович
хорошо знает — они заваливают профком заявлениями,
жалобами, пишут «по инстанциям» письма, даже пытаются
организовать «свой профсоюз». Георгий Игнатьевич их
не понимает. Действовать надо в общих интересах:
недоволен — пожалуйста, вноси свои предложения
и замечания, выступай на профсоюзной конференции, вноси
коррективы в коллективный договор. Но правда, видимо:
на каждый роток не накинешь платок. Абсолютное
большинство из 1938 человек работающих разделяет позицию
и руководителя, и своего профсоюзного комитета.

И это вовсе не «подлипалы». Эти люди видят, что администрация
работает открыто. Все ее действия прозрачны и доступны
каждому. Вовремя, два раза в месяц, выплачивается зарплата.
Более того, она из года в год растет, хотя кое-кому
темпы роста хотелось бы увеличить. Гендиректор нередко
с диаграммами, графиками приходит в коллектив, показывает,
рассказывает, убеждает. Что касается профкома, то в
его состав входят выборные представители от всех служб
и цехов. Все вопросы решаются совместно, никто не пытается
тянуть одеяло на себя.

И, конечно, главный документ, по которому
работает профсоюз аэропорта, — это коллективный договор,
серьезнейший документ, по нему строятся практически
все отношения коллектива и управления. «Так вот, — говорит
Чехович, — не было случая за последние четыре года, что
я работаю председателем профсоюза, чтобы руководитель
предприятия проигнорировал условия договора.
Мало того, все текущие
вопросы решаются еще и на совместном заседании совета
предприятия и профкома ФГУП «Аэропорт Иркутск».

— Георгий Игнатьевич, на конкретных примерах вы можете
показать, что «написано пером», и как выполняются пункты
договора на деле?

— Пожалуйста. Вот данные за 2002-2003 годы. «Общие
положения» выполняются, нарушений нет.

— А что в этих «общих положениях»?

— Я назову только два пункта, но они для профсоюза
принципиальнейшие, ибо обеспечивают гарантию успешной
профсоюзной деятельности:

«Для осуществления своей уставной деятельности
профсоюзы, действующие в организации, вправе беспрепятственно
получать от работодателей информацию по социально-трудовым
вопросам.

Решения, связанные с установлением новых или измененных
норм труда, систем и размеров оплаты труда, форм материального
поощрения, режима работы и отдыха, принимаются с учетом
мнения соответствующего профсоюзного органа предприятия
в соответствии с действующим законодательством РФ».

Вот еще один пункт назову, в нем все понятно,
и он неуклонно выполняется.

«Издание приказов, распоряжений и иных нормативных актов
по вопросам системы трудовых договоров, оплаты труда,
времени труда и отдыха, норм труда и сдельных расценок,
гарантий и компенсаций, трудовой дисциплины, охраны
труда, труда женщин и молодежи, особенностей регулирования
режима труда отдельных работников предприятия должно
происходить по согласованию с профсоюзом в соответствии
с действующим законодательством. Профсоюзу должен быть
дан мотивированный ответ при несогласии с его мнением».

Конечно, чтобы привести все принципиальные положения договора,
нам не хватит газетной страницы, но добавлю, что
он касается и гарантий оплаты труда, и улучшения условий
работы коллективов и служб, охраны труда, социального
и медицинского обеспечения, отдыха, спорта, работы совета
ветеранов, внимания к пенсионерам и др.
Все в конкретных цифрах. Еще раз повторю:
это не формальная бумага, это закон жизни предприятия,
по сути, выработанный и выстраданный всем коллективом.

Конечно, в нем нашли выражения не только естественное
желание рядовых работников жить лучше, но и возможности
бюджета. Поэтому каждый понимает: кивать на начальство
можно и нужно, но и сам работай так, чтобы процветало
родное предприятие, не прячься за спину других. (Кстати
сказать, у нас сформирована комиссия по проверке
выполнения коллективного договора).

— Мы обещали читателю назвать хотя бы некоторые цифры.

— Пожалуйста, я назову самые интересные. Вот, оплата
труда. В 2001 году средняя з/плата была 3826 рублей,
в 2002 г. — 5163, в 2003 г. — уже 6426 рублей. Затраты на
улучшение условий труда составили 1361233 в 2002 году
— 1611604 в 2003. На обучение и повышение квалификации
2574816 рублей. Выплачиваются надбавки за интенсивность
и качество труда: в 2002 году — 7771604 рубля; в 2003
она уже была свыше 9 миллионов.
Ссуды на обучение детей (мы о них уже
говорили) в 2002 году были чуть выше 150 тысяч, а в 2003
— уже 746500. Добавьте сюда затраты на лечение
и лекарства, приобретение современной медтехники, оплату
льготного проезда работникам (только эта сумма составляет
в год почти 4 млн. рублей), оплата за ритуальные услуги,
содержание стадиона и спортивного зала, путевки…

— Я слышал, вы даете путевки работникам даже в Сочи.

— Да, 40 человек на льготных условиях нынче отдохнут
на Черном море. Тем, кто пошлет
детей в летние лагеря, путевка обойдется лишь в 15% стоимости
(это для одиноких матерей), полным семьям — в 30%.

Я вам называю эти цифры, а
сам вспоминаю 1999-2000 годы, когда бухгалтерия не перечисляла
даже профсоюзные взносы, нечего было перечислять.
Вот и сравним, произошли ли за эти 4 года какие-либо
изменения, и в какую сторону…

* * *

А теперь автор позволит себе привести цитату из выступления
руководителя политического департамента центра политических
технологий (Москва) Алексея Зудина. Вот что он говорит,
в частности, о роли сегодняшних профсоюзов:

«Одна из особенностей нынешней реальности — крайне
невысокий уровень коллективных действий. С самого начала
90-х реформаторы опасались волны протеста в связи с
социальными реформами. Но эта волна не поднялась. С
точки зрения коллективных действий, общество было крайне
индивидуализировано, люди приспосабливались к новым
условиям в одиночку. И в то же время в обществе накопился
очень большой спрос на социальную справедливость. Большинство
понимает политическую и социальную систему после реформ
как несправедливую, и, таким образом, объективный общественный
запрос на коллективные действия в социальной сфере существует.
Но до недавнего времени наблюдалась очень низкая способность
организовывать и осуществлять коллективные действия.

Сегодня наблюдается перелом. Активизация профсоюзов
создает еще одно поле возможностей для власти. Оно связано
со структурированием взаимоотношений между непосредственно
трудящимися и государством. Активизация деятельности
профсоюзов позволяет переключить раздражение с государства
на работодателя. Речь идет не только о том, чтобы превратить
протест в торг, где возможны уступки с двух сторон,
но и сместить сам фокус недовольства… Все это —
политические большие игры».

В нашем же случае «торг», о котором говорит политолог,
по выражению Ильфа и Петрова, «неуместен». «Торга» нет,
ибо есть честные взаимоотношения, взаимопонимание и
ответственность между руководством предприятия и трудовым
коллективом.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер