издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Они были первыми

От первого лица

Сергей ЗЫКОВ, директор ангарской ТЭЦ-1

!I1! Ангарская теплоэлектоцентраль — ТЭЦ N 1 — никогда не была обделена
вниманием. Все знают и помнят, что с ТЭЦ-1 начиналась большая
энергетика Приангарья. С ТЭЦ-1 начинался и город Ангарск. Лишь после
того, как в ноябре 1951 года первая турбина ТЭЦ дала ток, можно
было всерьез планировать пуск промышленных объектов и
строительство современного жилья.

Станция построена и смонтирована в фантастически короткие сроки.
Уже в 1961 году, когда был сдан в эксплуатацию последний, 18-й котел,
ТЭЦ-1 вышла на полноценный рабочий режим. В то время это была
самая крупная, самая мощная, самая современная станция от Урала до
Дальнего Востока.

На энергии ТЭЦ-1 рос Ангарск, создавался комбинат. А когда
правительство приняло решение о строительстве Иркутской ГЭС, то
началось оно с того, что из Ангарска была проведена линия
электропередачи на 220 киловольт на строительную площадку будущей
гидроэлектростанции. ТЭЦ-1 дала энергию великой стройке.
Поэтому, когда ТЭЦ-1 называют первенцем большой энергетики
Приангарья, в этих словах нет преувеличения.

Но время шло. Полвека — большой срок. Оборудование, изготовленное в
сороковых годах, морально и физически старело. Несмотря на это, за все
эти годы ни разу не было проблем в снабжении города и комбината
теплом и электроэнергией. В этом я вижу несомненную заслугу
коллектива, который, как и сама станция, родился 5 ноября 1951 года.
Здесь есть важное обстоятельство, о котором я просто не имею
права не упомянуть. ТЭЦ-1 — признанная кузница кадров Иркутской
энергетической системы. Через ее школу прошли многие руководящие
работники «Иркутскэнерго», генеральные директора и директора
других подразделений. В этом особенность ТЭЦ-1, ее отличие…
Мы пережили перестроечные времена, когда АНХК и другие
предприятия Ангарска сдали свои позиции и нагрузка на ТЭЦ упала в
несколько раз. Мы выжили благодаря профессионализму работников,
дисциплине, порядку, грамотной политике руководства. И сейчас, когда
промышленность Приангарья встает на ноги, намечаются хорошие
перспективы и для нас.

Идет омоложение коллектива — на смену ветеранам пришла достойная
молодежь. И я хочу с гордостью заявить, что сегодня, исключительно
благодаря высоким профессиональным качествам и трудолюбию
персонала, позиции станции усиливаются. В будущее мы смотрим с
верой в свои силы. А будущее просматривается ясно. Без ТЭЦ-1 не
обойдется ни город Ангарск, ни комбинат.

Исторический фасад

Найти ТЭЦ-1 в Ангарске труда не составляет. Все жители города знают,
что станция расположена на территории комбината. А вот проникнуть на
нее значительно сложнее.

Я предъявил в бюро пропусков АНХК свои документы и получил
заказанный для меня пропуск. Позвонил в приемную директора ТЭЦ-1…

— Пешком вы долго будете до нас добираться, — предупредил Сергей
Алексеевич, — еще заблудитесь… Подождите на вахте, сейчас я за вами
приеду.

Действительно, расстояние от проходной АНХК до ТЭЦ-1 оказалось
приличным. Да и заблудиться здесь труда не составляло. Ехали мы минут
пять — производственными «проспектами» и «переулками», мимо
переплетений труб и нагромождения корпусов. Когда-то все это было
живым организмом…

В конце пути обнаружился оазис — ТЭЦ-1. Производственная
архитектура середины прошлого века с обязательными колоннами,
балкончиками, лепными карнизами, дворик перед входом в здание. В
центре дворика клумба с фонтаном, чуть в стороне памятник вождю.
Чисто, ухожено. Памятник Ленину выкрашен, фонтан
умиротворенно плещет водой, портал с колоннами — как новенький.

— Не стали сносить Ильича?

— Зачем его сносить? — удивился директор. — Ведь это наша история…

Зыков Сергей Алексеевич, директор ТЭЦ-1. Иркутянин. В 1982 году
закончил энергетический факультет Иркутского политехнического
института, пришел на ТЭЦ-1 молодым специалистом. Начал карьеру
машинистом, прошел типичный для энергетической отрасли путь
освоения новых рабочих мест — семь за год. Первая инженерная
должность — начальник смены турбинного цеха. Затем — старший
инженер турбинного цеха, начальник химического цеха. Потом была
служба в армии — два с половиной года замполитом роты. С военной
службы Зыков вернулся на ТЭЦ-1 — заместителем начальника
турбинного цеха. В 1997 году он был назначен главным инженером
станции, с 2002 года — директор ТЭЦ-1. Сергей АлексеевичЗыков сменил
Евгения Александровича Почекутова, который бессменно проработал
директором 30 лет, начиная с 1972 года.

Разговор мы продолжили в директорском кабинете: пластиковые окна,
подвесной потолок, современный дизайн, функциональная европейская
мебель.

— Но стены-то старые?

— Фундамент, стены, несущие конструкции — все построено в
пятидесятые годы. И хотя в стройке участвовали заключенные, здание
построено качественно, надежно. Еще сто лет простоит. Молодые
станции из бетонных конструкций ветшают, а наша стоит. Обратите
внимание: лепка на стенах — солома и глина. И хотя потолок во время
ремонта мы сделали подвесной, лепку не тронули.

Евгений Александрович Почекутов был категорически против перемен в
своем кабинете. Главный инженер дождался, пока директор уехал в
отпуск, и за месяц сделал ремонт — привел кабинет в современный вид.
Почекутов сначала возмутился, а затем признал, что в таком кабинете
работать приятнее.

Я обратил внимание на крючья: один — на стене над директорским
креслом, второй — на стене справа, между окнами.

— Что здесь было?

!I2! — За спиной у Евгения Александровича висел большой портрет Ленина,
а на боковой стене — грандиозное полотно «Ходоки у Ленина». Картины
висели всегда, независимо от капризов политического климата. Помнится,
однажды к Почекутову пришла юная журналистка, увидела всю эту
лениниану и начала заикаться… Нет, не подумайте, дело вовсе не в
политических пристрастиях Почекутова. Просто Евгений Александрович
был человеком твердых принципов и устоявшихся взглядов, не из тех, кто
из конъюнктурных соображений снимает портреты и сносит вышедшие из
политической моды памятники. Здесь я хочу обратить внимание на еще
одну особенность ТЭЦ-1. Мы очень консервативны…

— Евгений Александрович был великолепным инженером и прекрасным
руководителем. Он стал легендой «Иркутскэнерго» — 30 лет в
директорском кресле. Отработанные технологии и жесткая дисциплина
обеспечивали бесперебойное снабжение города и комбината теплом и
электроэнергией. Никто так долго не руководил станцией. Почекутов и
ТЭЦ-1 неотделимы. Все, что сегодня есть на ТЭЦ-1, — его работа, его
заслуга. А мы продолжаем его дело.

Евгений Александрович Почекутов пришел на ТЭЦ-1 в 1954 году,
молодым специалистом. Работать начал в релейной службе,
директором стал в 1972 году, сменив пятого по счету директора —
Якова Карпеля. Предшественники удерживались в этой должности не
более двух — трех лет. Почекутов руководил ТЭЦ-1 30 лет.

— Я его ученик и преемник, — заявил Зыков, вспомнив добрым словом
Евгения Александровича. — Надеюсь, что он доволен тем, как идут дела
на станции.

О станции, ее прошлом, настоящем и будущем Сергей Алексеевич
говорил увлеченно, вспоминая интересные эпизоды, людей, факты.
Вскоре в беседе приняли участие еще два человека. Зыков пригласил в
кабинет начальника отдела кадров Геннадия Константиновича Занданова
и Евгения Михайловича Майданова, председателя профсоюзного
комитета станции.

С колес…

Теплоэлектроцентраль строилась буквально с колес — днем и ночью.
Оборудование прямо с железнодорожных платформ поступало на
стройплощадку и монтировалось одновременно со строительством
корпусов. Строительство велось в зоне. На стройке работали
заключенные — политические, уголовные, изменники родины,
бендеровцы… Оборудование для первой очереди ТЭЦ шло из Германии,
в счет репараций. Кстати говоря, вторая очередь ТЭЦ-1 была построена
на отечественном оборудовании.

Пятого ноября 1951 года, в канун годовщины Октябрьской революции,
машинист Александр Мусафанов произвел пуск первой турбины станции.
Эта дата считается началом отсчета истории ТЭЦ-1. Через год после
пуска первого блока была введена в строй первая очередь
теплоэлектроцентрали — 11 котлов и 6 турбин. Станция работала, станция
строилась и монтировалась. Смонтированное оборудование вводилось в
эксплуатацию на ходу. Специалистов не хватало. Многое сдавалось с
недоделками, лишь бы уложиться в сроки. Рабский труд строителей —
зэков не всегда отличался качеством. Бешеный ритм ударной стройки
изматывал людей, отбирал у них силы, а иногда и жизни.

Февраль 1953 года ангарчане запомнили надолго. И не только потому,
что это был год смерти Сталина. 11 февраля в Ангарске произошла одна из
самых тяжелых аварий в истории энергетики. Во время уборки
помещений станции в котельном цехе образовалась гремучая смесь из
воздуха и угольной пыли, которую заключенные, а их было более сотни,
сметали с агрегатов метелками. Сначала произошло короткое замыкание,
а затем мощный взрыв. Рухнули перекрытия, возник пожар, погибло
много людей. Молодые монтажники и рабочие смены получили
тяжелейшие ожоги. Выжили не все.

Полетели головы. Были сняты с должностей директор и главный
инженер. Стояли сорокаградусные морозы. Электростанция замерзла.
Молодой город остался без света и тепла. Котлы пустили через две
недели. Чего это стоило строителям, монтажникам и персоналу станции,
можно только догадываться.

Цех был восстановлен, монтаж станции продолжался такими же
высокими темпами, и через три года была пущена вторая очередь — 6
котлов и 6 турбин. ТЭЦ-1 вышла на проектную мощность.
При этом оказалось, что проектной мощности городу и его
промышленности недостаточно. И тогда в октябре 1961 года был введен в
эксплуатацию еще один котел — последний, восемнадцатый.
Ангарская ТЭЦ N 1, крупнейшая по тем временам электростанция
высокого давления на всей территории Сибири и Дальнего Востока,
вступила в строй. Она достигла максимальной мощности — 2935 т/час по
пару и 300 МВт по электроэнергии. Станция стала базой — фундаментом,
для создания Иркутской энергетической системы. Когда в 1954 году
создавалось объединение «Иркутскэнерго», первым управляющим был
назначен директор ТЭЦ-1 Георгий Викторович Агаев. Когда началось
строительство Иркутской ГЭС, первенца Ангарского энергетического
каскада, от ТЭЦ-1 до Иркутска была построена первая в области линия
электропередачи на 220 киловольт. Именно турбины ТЭЦ-1 дали энергию
строительству. Уже потом опоры ЛЭП шагнули из Иркутска к Братску и
из Братска к Усть-Илимску. ТЭЦ-1 была первой и по имени, и по сути.

Кузница кадров «Иркутскэнерго»

!I3! — Так уж получилось исторически, — говорит Сергей Алексеевич, — что
ТЭЦ-1 стала кузницей кадров для всей энергосистемы. Для этого были
объективные причины. Станция изначально была смонтирована по
довольно сложной технологической схеме, рассчитанной на потребителей
пара пяти параметров. При этом она отличалась высоким уровнем
резервирования питания потребителей. Инженеры, которые прошли ТЭЦ-1,
достаточно легко осваивали более простую технологию других
станций.

После этих слов Зыкова я вспомнил, как директор
«Иркутскэнергоремонта» В.Г. Тарасевич с гордостью вспоминал, как он
работал главным инженером на ТЭЦ-1.

А между тем Тарасевич лишь один в очень длинном списке директоров
и руководителей более высокого ранга.
Журавлев, главный инженер ТЭЦ-1, стал управляющим
«Карагандаэнерго», Пятунин — управляющим «Оренбургэнерго», Филатов
— заместителем управляющего «Иркутскэнерго». Бывший начальник цеха
ТАИ ТЭЦ-1 В.М. Боровский стал впоследствии генеральным директором
АО «Иркутскэнерго». Ни одна из станций энергосистемы не дала столько
руководителей, как ТЭЦ-1.

ТЭЦ-1 «ковала» кадры, кадры совершенствовали станцию.
50 лет жизни ТЭЦ-1 — это непрерывный процесс преобразований
техники, совершенствования технологий. За прошедшие годы ни одна из
технологических цепочек не осталась в том виде, в каком она была
спроектирована. Работы по реконструкции и модернизации проводились
практически ежегодно.

Фасад — исторический, электроника — современная

Эти свои слова Зыков проиллюстрировал наглядно. Директор повернул
ко мне экран стоящего перед ним на столе ноутбука.

— Видите, здесь вся станция. В работе три котла и три турбины — летний
режим. Я могу, не вставая из-за стола, получить информацию о состоянии
любого параметра. Это работает комплекс технических средств
«Энергия», он установлен только на ТЭЦ-1.

Если вы посмотрите на главный пульт управления с лицевой стороны, то
увидите пульт управления шестидесятых годов прошлого века. Но с
обратной стороны он заполнен самой современной электроникой.

Еще десять лет назад это казалось невозможным. Начало девяностых —
перестройка, разруха… Рядом с ТЭЦ на территории АНХК практически не
осталось работающих предприятий. Нагрузка уменьшилась в три раза.
Образовался целый букет проблем, характерный в ту пору для всех
станций, работающих на промышленность. Бывало, что по три — четыре
месяца люди не получали заработную плату.

Выжить удалось за счет дисциплины, порядка, верной политики
руководства.

Руководство «Иркутскэнерго» сумело сплотить коллектив, сохранить
профессионалов и поднять, в конечном счете, заработную плату. С
середины девяностых годов положение на ТЭЦ стало улучшаться.
Появилась система надбавок к зарплате, опережающая инфляцию. Были
возвращены социальные льготы. Начали зарабатывать деньги.

Эти деньги были пущены на модернизацию, ремонт, новое
строительство. В результате за период с середины 90-х годов и до их
конца станция была приведена в состояние, в котором она не была с
момента окончания монтажа. Если посмотреть в книги учета, то
котлоагрегаты и турбины выработали свой ресурс до нуля — их нет! А в
действительности все как новое… Контрольно-измерительные приборы —
самые современные!

Но, к сожалению, мощности ТЭЦ-1 полностью не востребованы. Если
раньше постоянно работали 16 котлов, а два находились на профилактике
или ремонте, то сейчас задействованы от силы 8 — 9… Комбинат, хотя и
начинает оживать, потребляет пока лишь около 50% той энергии, в
которой он нуждался в прежние времена.

Режим экономии и сокращения издержек

Так определил нынешнее состояние станции ее директор. На ТЭЦ-1
реализуется программа, выработанная руководством «Иркутскэнерго»:
сокращение издержек, вывод из эксплуатации неработающего
оборудования, сокращение персонала, повышение эффективности.

На первом этапе была выведена из эксплуатации и законсервирована
часть агрегатов. Оставили лишь то, что с учетом перспектив
обеспечивает запросы основных потребителей энергии. ТЭЦ-1
по-прежнему способна обеспечить комбинат и город надежно и
экономично.

На втором этапе программы выведены в дочерние структуры
подразделения, которые не участвуют в непосредственном производстве
энергии. Транспорт, охрана, ремонтный персонал стали
самостоятельными юридическими лицами.

Были выведены из состава ТЭЦ многочисленные объекты социальной
сферы: более восьмидесяти жилых домов, детские сады, базы отдыха, ДК
«Энергетик». Удалось сохранить лишь базу «Мурино» на берегу Байкала,
которая перешла к профсоюзу.

Кроме того, делается все, чтобы оптимизировать режимы работы
станции.

Впрочем, оптимизируется не только сама станция и режимы ее работы.
Оптимизируется персонал и его численность.

Нынешнюю молодежь «погоны» в дрожь не вгоняют

О том, как это делается, рассказал начальник отдела кадров Геннадий
Константинович Занданов.

!I4! — Нас иногда критикуют за то, что мы «развели семейственность». На
станции работает много детей сотрудников. У главного инженера Зубова
работают два сына, сын Почекутова — начальник цеха. Но поскольку
нареканий по качеству работы к ТЭЦ-1 нет, то мы не считаем такое
положение дел неправильным. Должен заметить, что детям не
оказывается никаких поблажек: хочешь расти — осваивай специальности,
сдавай экзамены. А с другой стороны, когда отцы и дети работают рядом,
то повышается ответственность и тех, и других.

Кроме того, мы ежегодно принимаем на работу до 10 молодых
специалистов. В основном это выпускники Иркутского технического
университета — энергетики. Эта политика приносит свои плоды.
Персонал сильно помолодел. Сегодня средний возраст руководящего
состава — около сорока лет. Думаю, что следующее поколение
руководителей будет еще моложе:

— Молодые специалисты энергичны и инициативны, — вмешался Сергей
Алексеевич. — Но самое главное, они менее закомплексованы, чем
старшее поколение в их годы. Начальственные «погоны» их в дрожь не
вгоняют, и они не боятся брать на себя ответственность. Приведу пример.
Три года назад к нам в котельный цех пришел Ионов Андрей. Он стал
начальником отдела в 25 лет — такого не было за всю историю ТЭЦ-1.
Исключительно за счет умения работать и учиться.

Неантагонистические противоречия

Они естественны между работниками и работодателем, представителем
которого является директор, полагает председатель профкома Евгений
Михайлович Майданов.

Евгений Майданов пришел на ТЭЦ-1 учеником электромонтера сразу
после армии, в 1970 году. Впоследствии работал мастером, в 1989 году
был избран председателем профкома.

ТЭЦ-1 и здесь имеет особенность. Практически все работники
станции являются членами профсоюза. У энергетиков профсоюз
специфический: никаких забастовок. Слишком велика значимость
выпускаемой ТЭЦ продукции, велика и ответственность.

Работа профкома сегодня не та, что раньше. Жалоб в профком нет,
общественных судов нет.

Отношение у людей к работе сегодня совсем другое. С одной стороны,
возросло значение материальных стимулов, с другой — повысилась
требовательность со стороны руководства. С нерадивыми работниками
перестали нянчиться. Парткомы, профкомы никого на поруки и на
перевоспитание не берут. Это, кстати говоря, и привело к избытку
рабочей силы.

Сегодня главная задача профкома — защита прав и интересов
трудящихся в коллективном договоре. Вот здесь между работниками и
работодателями возникают противоречия. Профком как бы оказывается
буфером между ними.

— Во время работы над трудовым договором, которая продолжается с
октября по февраль ежегодно, мы с дирекцией по разные стороны
баррикад, — объясняет Майданов. — И это естественно. Профком должен
обеспечить достойную оплату труда и его охрану, добиться, чтобы пакет
социальных льгот и гарантий был полноценным. Здесь интересы
работников не всегда совпадают с интересами работодателя.
Евгений Михайлович считает, что по большинству вопросов (а это
и реформирование, и сокращение персонала, и вывод работников в
дочерние предприятия) профкому удается найти общие точки
соприкосновения с администрацией и выбрать наиболее оптимальные
варианты.

— Мне намного легче работается с новым директором, — заявил
Майданов. — Я бы определил отношения между работодателем и
профкомом, как партнерские.

Ветеранам — почет и уважение

Пенсионеры — еще одна забота профкома. И здесь у председателя
профкома с директором никаких разногласий, полное взаимопонимание.

Пенсионеров на ТЭЦ-1 намного больше, чем в других подразделениях
«Иркутскэнерго». Оно и понятно, ведь возраст ТЭЦ — более 50 лет. А
если человек проработал на станции 15 лет и больше, то он попадает в
категорию ветеранов и имеет право на особое отношение. Таких на ТЭЦ-
1 более 350 человек. В этом отряде 26 участников Великой
Отечественной войны и 70 ветеранов трудового фронта. При том, что
штат станции составляет 700 человек, это очень серьезная нагрузка.

И тем не менее особое отношение и внимание обеспечено всем до
одного. Каждый ветеран ежемесячно получает к пенсии по 300 рублей
дополнительно. Если человеку в чем-либо требуется помощь, она
немедленно оказывается.

— Никогда не отбрыкиваемся, — замечает директор. — Помогаем чем
можем.

При ДК «Энергетик» существует клуб «Огонек». Пенсионеры на этот
«огонек» собираются ежемесячно. Ветеранам помогают с лечением и
санаторным обслуживанием.

Ни один пенсионер не чувствует себя заброшенным. Это тоже традиция
ТЭЦ-1.

Но самая главная традиция коллектива станции, и в то же время его
долг, состоит в том, чтобы в домах ангарчан всегда были свет и тепло.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер