издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Иркутский ас в небе над Балтикой

  • Автор: Анатолий ФАТИН, ветеран Аэрофлота

В морозный декабрьский день 1944 года на балтийском аэродроме Халево, где базировался 175-й штурмовой авиационный полк, было оживленно. Все высыпали из своих блиндажей и землянок. Еще бы, летчики полка пригнали новенькие штурмовики Ил-2, и прибыло новое пополнение - экипаж комсомольца младшего лейтенанта Чайко, на борту его штурмовика крупными буквами было написано: "Куплен на личные сбережения экипажа".

Георгий Чайко родился в Барабинске Новосибирской области,
в краю степей, перелесков, болот. Вскоре отец его,
Тимофей Максимович, привез жену Софью Андреевну с сыном
в село Хайту Иркутской области.
Начальна школа находилась в пяти километрах, в Мишелевке.
Бывало зимой, надев лыжи, бежал парнишка в соседнее село,
чтобы успеть на занятия. Затем семья
переехала в Иркутск. Георгий увлекался спортом: коньки,
бокс. Однажды сосед взял его с собой в
аэроклуб, где работал летчиком-инструктором.
И с той поры парень
заболел авиацией. Сверстники
беззаботно в лапту играют, а он в 15 лет (это был 37-й
год) поступает в Иркутский
аэроклуб и начинает летать на У-2. И хотя легкий самолет
был прост в управлении, но все-таки это самолет, а не
велосипед.

То время было трудным и героическим. Как много
замечательных людей оно воспитало. Сколько их, влюбленных
в небо, выросло в ту пору. Позже, в час жестоких испытаний,
они отстоят свое Отечество, прославят Родину и себя.
Однокурсницей Георгия по аэроклубу была Валерия Рыльская, которая
во время войны храбро сражалась в гвардейском Таманском
орденов Красного Знамени и Суворова женском полку легких
ночных бомбардировщиков По-2 под руководством Евдокии
Бершанской. А Бершанская, кстати, еще в 1937
году получила из рук самого Михаила Ивановича Калинина
орден «Знак Почета».

В аэроклубе продолжал формироваться
характер Георгия, определялись взгляды и привычки,
накапливались навыки пилотирования. В 1940 году,
после 9 класса, Георгий по комсомольской путевке
поступает в Улан-Удэнскую школу летчиков-истребителей.
Начальником школы тогда был прославленный
летчик, воевавший уже в Испании и
Китае, Георгий Нефедьевич Захаров. Ему постановлением
Совета Народных Комиссаров 4 июня 1940 года в числе
первых было присвоено звание генерал-майор авиации.
С первых дней войны он уже был на фронте. На второй день
23 июня 1941 года он лично на Як-1 сбил под Минском
фашистский самолет, а на третий день войны — еще один.
Потом он командовал 303-й авиадивизией 3-го Белорусского
фронта, в который входил полк «Нормандия—Неман». В апреле
1945 года ему было присвоено звание Героя Советского
Союза. Вот у таких замечательных командиров обучался
наш герой.

Георгий учился летать на истребителе И-5, а вскоре, после
поступления новых самолетов,
освоил. Он рвался на фронт, но выпускников училища направили на
Дальний Восток, ведь там на границе была сосредоточена
миллионная Квантунская армия. Не посылали молодых
летчиков в действующую армию еще и потому, что в начале
войны не хватало самолетов. Летчик Г. Чайко сдружился
со своим экипажем: воздушным стрелком К. Шишкиным,
механиком П. Бобровым, мотористом В. Тарасовым.

Возможность нападения Японии на Советский
Союз как будто уменьшилась, и в штаб части стали поступать
пачки рапортов с просьбой отправить на фронт. Написали
несколько рапортов члены экипажа Чайко. Но согласия не
получили. Однажды после собрания, посвященного годовщине
полка, друзья собрались вместе и стали обсуждать, как же
все-таки попасть на Западный фронт. А в это время, кстати,
в печати и по радио сообщалось о покупке на свои средства
танков, артиллерийских орудий, самолетов для фронта. И
тогда Павел Бобров предложил вскладчину купить самолет.
Экипаж стал собирать деньги. Вместе с тем они подали
рапорт Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину с
просьбой разрешить им на собственном самолете громить
ненавистного врага. Было собрано собственное жалование,
воспользовались заначками, Георгий продал свой
портсигар, члены экипажа — почти все личные вещи, но
денег все равно было маловато.
Выручил Тимофей Максимович, отец Георгия,
который прислал недостающие деньги. Из Ставки в часть
пришла телефонограмма, в которой запрашивалось: имеются
ли средства на приобретение самолета и достойный ли
экипаж? Командование части ответило, что экипаж вполне
достоин и средства имеются. Вскоре из Ставки Главного
командования пришло распоряжение откомандировать экипаж в
штаб ВВС, а Главком за патриотический поступок объявил
Георгию благодарность.

… Передо мной выцветший документ — удостоверение от
б октября 1944 года, отпечатанное в одном экземпляре и
направленное только адресату. В нем говорится, что экипаж
младшего лейтенанта Г.Т. Чайко следует в Москву в
распоряжение начальника пункта сбора летно-технического
состава ВВС Красной Армии для направления в действующую
армию. Экипаж младшего лейтенанта Чайко внес 33 тысячи
рублей на покупку самолета. В середине декабря в штабе
ВВС экипаж получил документ на принятие нового штурмовика
Ил-2.

Так случилось, что на подмосковный аэродром, где наши
друзья должны были принимать свой самолет, за получением
новых Ил-2 прибыла группа летчиков во главе с командиром
эскадрильи капитаном В.И. Лукашиным. Познакомились, и Чайко
попросился в их полк. Вскоре две группы взяли курс на 2-й
Прибалтийский фронт, там находился 175 штурмовой
авиаполк 305 штурмовой авиационной Павлодарской
Краснознаменной дивизии 15-й воздушной армии.

И снова учеба. Теперь уже другого рода. Чайко занялся
изучением района боевых вылетов, особенностей
погоды, аэродрома базирования. Особое внимание уделил вопросам
ориентировки и поиска цели на лесисто-заболоченной
местности, условиям полетов в Прибалтике, так как они
отличались от приморских. Остальные члены экипажа
занялись подготовкой самолета к боевым действиям. В этом
полку к тому времени уже летали прославленные летчики:
командир 3-й эскадрильи Герой Советского Союза
А.А. Голимбиевский, командир полка М.Д.Захарченко,
командиры эскадрилий: В.И. Лукашин, Д.М. Петров,
В.Е. Шалимов, зам.командира эскадрильи Д.М. Минеев. Все они
впоследствии стали Героями Советского Союза. Так что
было у кого учиться и с кого брать пример.

К тому времени группа армий «Север» противника была
изолирована от Восточной Пруссии и блокирована с суши, а
потом и с моря на Курляндском полуострове. В Курляндской
группировке врага было более 200 тысяч человек. Немцы
отчаянно сопротивлялись. При подлете наших шурмовиков к
цели они открывали сильный заградительный огонь, отсекали
наши самолеты и
начинали обстреливать их из
зениток. Поэтому большое внимание уделялось слетанности
экипажей. Они должны были ювелирной техникой
пилотирования. Уже начиналась
многомесячная Курляндская операция, которая
характеризовалась напряженными боевыми действиями.

На первых порах к новичку в полку
относились настороженно. Мол,»купец», прилетел на личном
самолете. Но после нескольких успешных вылетов о Георгие
заговорили по-другому. Об одном из боев фронтовая газета
«Сталинский сокол» 13 января 1945 года в заметке «На
собственном самолете» писала: «На днях младший лейтенант
Чайко с воздушным стрелком Шишкиным совершили на этом
самолете четыре боевых вылета. Открывая свой счет, экипаж
патриотов уничтожил за первый день боевой работы три
вражеские машины с боеприпасами».

Находясь в полете, Чайко не сомневался в технике, доверял
ей, анализировал обстановку, не принимал скоропалительных
решений. Он был храбрым воздушным бойцом. В бою четко
определял расстояние до цели, точно поражал ее, умело
маневрировал, мог летать в облаках.
Недаром командир эскадрильи
капитан В.И. Лукашин взял Георгия
ведомым. Ведомый следовал за
хвостом ведущего, охраняя его от удара сзади.
Как правило, при необходимости ведомый
назначался заместителем ведущего и в случае чего должен
был заменить товарища. Теперь уже Георгий нес всю
ответственность за выполнение боевой задачи, обязан был
руководить боем, проявлять инициативу, грамотно
руководить построением группы, постоянно оценивать
воздушную и наземную обстановку. Позже Герой Советского Союза
В.Лукашин в книге «Берега Балтики помнят…» напишет о
ведомом: «Я верил, что он не подведет. Как показали его
первые вылеты, Чайко смело пикировал, точно бомбил, в
строю держался словно привязанный».

Однажды после очередных вылетов летчики уже отдыхали, но
прилетевший из разведки пилот доложил командиру полка
Захарченко, что на одном из железнодорожных перегонов
движется немецкий эшелон с танками и войсками. Мгновенно
отдается приказ командиру эскадрильи уничтожить этот
эшелон. Раздается команда: «По самолетам!» Вторым в
группе летел экипаж Чайко. Погода была ясная, как говорят
летчики, «миллион на миллион». Ведущий, обнаружив эшелон,
дал команду группе из шести Ил-ов спикировать, но немцы
начали обстрел. Тогда ведущий приказал
двум экипажам, специально подготовленным для борьбы с
зенитками, уничтожить их. После этого штурмовики опять
начали пикировать на эшелон. Ведущий сбросил две
100-килограммовые бомбы, но промахнулся, а эшелон
продолжал двигаться к станции, где было сосредоточено
много зениток противника. Чайко, видя это, взял упреждение
на движущуюся цель и бросил машину в пикирование.
Самолет стремительно приближался к
земле. Ведущий подумал, что, может быть, летчик
потерял сознание, но Чайко на высоте 1ОО-150 метров точно
сбросил бомбы в переднюю часть эшелона и круто вывел
самолет из пикирования. Мощный взрыв, паровоз продолжал
движение, а платформы с танками, вагоны с солдатами
громоздились друг на друга и падали под откос. Начался
пожар. «Молодец! Здорово дал прикурить?» —
крикнул кто-то в
эфире. Летчики из пушек и пулеметов добивали фашистов.

О мастерстве летчика заговорили в полку, называли его
иркутским асом, о нем начали писать фронтовые газеты.
Георгий стал любимцем полка, его ласково называли
«огонек». Он был стройный, подтянутый, по-залихватски
носил пилотку, и девушки, служившие в полку, на него
заглядывались.

Необходимо отметить, что до середины 1943 года штурмовики
иногда вылетали на боевые задания без прикрытия
истребителей, и поэтому наши самолеты немцы часто
сбивали. 23 июля 1943 года пришло распоряжение, которое
запрещало выполнять боевые вылеты без прикрытия.
Истребители летели чуть сзади и немного
выше штурмовиков. Наши истребители превосходили немецкие в
горизонтальном и вертикальном маневрах, имели хорошее
вооружение. Но иногда
случалось, что времени на согласование совместных
действий с истребителями не хватало. Поэтому на земле
отрабатывались вопросы взаимодействия в
бою.

Об одном из боев фронтовая газета писала: «Вчера младший
лейтенант Чайко вместе с другими летчиками уничтожили 2
артиллерийские батареи, 7 минометов и подавили огонь
двух батарей зенитной артиллерии противника». Летчики
полка выполняли 20-30 вылетов в день, 3-5 боевых вылетов
на одного летчика. Конечно, иногда сильно уставали.В боях
под Шауляем экипаж Чайко совершил за день
4 боевых вылета — это был рекорд!

На аэродроме своего летчика с нетерпением встречали
механик, моторист и оружейник. Самолет заруливал на
стоянку, «на отдых». Летчик выключал двигатель,
открывал колпак фонаря, срывал шлемофон с головы,
расстегивал ремни парашюта и, расслабившись, некоторое
время сидел в кабине. А кругом стояла долгожданная тишина
и только свежий ветерок из леса ласкал усталое лицо.
Инженерно-технические состав приступал к осмотру
самолета, заделывал пробоины и готовил его к очередному
вылету. Иногда они работали круглые сутки, качественно
подготавливая материальную часть. Кстати, мотористами и
оружейниками часто были девушки. Вспоминает командир
эскадрильи одного из полков Герой Советского Союза
Б.Г.Кандыбин: «В нашей дивизии на первое ноября 1944
года было 97 девушек-военнослужащих и 6 вольнонаемных». В
дивизии они выполняли обязанности наравне с мужчинами,
несмотря на полевые неудобства и опасность для жизни. В
основном девушки окончили 9-10 классов и в 194I году
добровольно ушли на фронт. У них была тяжелая работа.
Только при подготовке самолета к боевому вылету с
противотанковыми бомбами нужно было осторожно уложить 144
бомбы весом по 2,5 кг и закрепить ветряки взрывателей.»

Свой последний боевой вылет Георгий выполнил 8 мая 1945 года в
группе из восьми штурмовиков под командованием командира
175 полка М.Д.Захарченко. Летчики без прикрытия
истребителей наносили удары в Латвии на побережье
Балтийского моря, уничтожив до 20 автомашин с грузом.
Вечером инженеры и техники готовили самолеты для вылетов
на следующий день. Никто не знал, что командующий
Курляндской группировкой немецких войск вечером 8 мая
1945 года в здании пограничной комендатуры подписал акт о
капитуляции. 9 мая в 3 часа ночи в полках
началась бешенная стрельба. Что творилось на аэродроме!
Это продолжалась четыре часа, пока не пришло приказание
прекратить стрельбу.

59 боевых вылетов совершил экипаж Г.Т. Чайко. Летчики
были награждены орденами Красной Звезды, Красного Знамени.
Закончилась война, но воинская служба продолжалась еще
три года в Закавказском военном округе. В 1948 году
друзья расстались. А на их самолете еще долго летали
молодые летчики. Они, как реликвию, сохраняя этот
самолет, писали Чайко: «Надпись всегда напоминает
о Вашем славном патриотическом поступке, зовет нас к
новым успехам в боевой и политической подготовке».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное