издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На нас лежит груз ответственности

Беседа главного редактора "Восточно-Сибирской правды" Александра ГИМЕЛЬШТЕЙНА с губернатором Иркутской области Борисом ГОВОРИНЫМ

— Борис Александрович, по Иркутской области прошел
серьезный ураган с человеческими жертвами, с огромными
материальными потерями. Как вы оцениваете
сегодняшнюю ситуацию в целом по области? Насколько
быстро будут ликвидированы последствия этого
стихийного бедствия?

— Первое, что хотелось бы сделать, это высказать слова
сочувствия и соболезнования семьям погибших.

Некоторые статистические данные. 16 июля в течение двух
часов, с половины третьего до половины пятого дня по
московскому времени, по области, вплоть до Иркутска, прошел
сильный ветер со скоростью до 35 м/с. Ураган вызвал, в первую
очередь, очень сильный сбой в электроснабжении
потребителей Иркутской области. Если не ошибаюсь, в
Советском Союзе таких прецедентов не было. Впервые за 50-
летнюю историю «Иркутскэнерго» в результате этой стихии
Иркутская энергосистема потеряла переток Братск— Иркутск.
Произошло серьезное повреждение обеих 500-киловольтных
линий. Передача, которая осуществляет пропуск мощности
почти трех Иркутских ГЭС, была прервана. Были повреждены
линии более низкого напряжения. В результате 68 населенных
пунктов остались без электричества. В городах области было
обесточено около 7 тысяч домов. По нашим оценкам, в целом
около 170 тысяч человек осталось без постоянного
электроснабжения.

Безусловно, были повреждены и разного рода гражданские
сооружения. Но я еще раз хочу обратить внимание
на системную аварию, которая произошла в Иркутской
энергосистеме. Она вообще не имеет аналогов. Сброс линий
ведущих мощностей ощутили не только потребители Иркутской
области. Сработала системная автоматика, были остановлены
крупные энергоемкие производства в Кемеровской области, в
Красноярском крае.

Оперативно локализовать аварию позволил высокий
профессионализм инженеров-энергетиков. Сразу после разгула
стихии они грамотно и квалифицированно провели оценку
положения дел и немедленно приняли адекватные меры. Был
осуществлен ввод соответствующих мощностей, которые
позволили сбалансировать присоединенную нагрузку с
генерацией. Таким образом, были созданы возможности для
работы областного штаба. Последовало принятие
соответствующих мер и выдача указаний главам местного
самоуправления на обеспечение аварийно-восстановительных
работ.

Мы в соответствии с действующим законодательством ввели
режим чрезвычайной ситуации в населенных пунктах. Органы ГО
и ЧС были приведены в состояние повышенной готовности. Было
обеспечено начало проведения аварийно-восстановительных
работ.

Какие возникли здесь проблемы? В первую очередь,
необходимо было оценить масштабы разрушений — с тем,
чтобы правильно распределить человеческие и
материальные ресурсы для организации работ. Понятно, что
в первую очередь были проведены оценки потерь по линии
500 киловольт Братск — Иркутск. Это 565-я, 566-я линии
электропередачи. Здесь мы потеряли 25 опор. Чтобы срочно
организовать работы, их пришлось доставлять сюда из
резерва и из других регионов.

Затем приступили к разбору завалов, в первую очередь деревьев,
которые были вырваны с корнем и повалились на опоры
электроснабжения и освещения в населенных пунктах. Стали
выяснять, каковы последствия, кто пострадал. Затем мы
сформулировали задачи выхода из этого бедствия, чтобы в
кратчайшие сроки восстановить надежное электроснабжение как
промышленных потребителей, так и бытовых.

В этот день большое количество людей находилось в загородной
зоне: летний отдых детей, садоводства, огороды. Поскольку там
тоже произошли определенные разрушения, они также требовали
оценки. И здесь было необходимо принять решения по
использованию человеческих и материальных ресурсов.

В результате сбора информации была составлена ясная картина
разрушений и отключений. Были созданы аварийно-
восстановительные бригады, которые приступили к ликвидации
последствий.

Отвечая на ваш вопрос о положении дел на текущий момент, могу
сказать, что на утро 23 июля (от редакции: встреча проходила
23.07.2004)
в области оставались неподключенными 25
населенных пунктов с общей численностью населения 34 тыс.
821 человек. За 24 июля должны быть подключены 12
населенных пунктов. И, наконец, необходимо будет завершить
работу по 13 населенным пунктам численностью 15 тыс. человек.

Ликвидация последствий аварии — в первую очередь
результат работы энергетиков Иркутской энергосистемы,
Южных и Центральных сетей, Облкоммунэнерго, ведомственных
специалистов. Они смогли, с нашим участием, правильно
организовать взаимодействие, грамотно и оперативно
восстановить электроснабжение в пострадавших населенных
пунктах.

В процессе ликвидации последствий стихии мы
подключались к Гусиноозерской ГРЭС, что позволило
компенсировать потери лидирующих мощностей Иркутской
энергосистемы. Была переведена в соответствующий
режим Иркутская ГЭС, повысилась выработка
электроэнергии на тепловых электростанциях. Были
прекращены плановые работы по подготовке станций к
осенне-зимнему периоду 2004-2005 года. Все направлено
на то, чтобы вырабатывать электроэнергию, нужную для
потребителя.

Я так подробно веду разговор потому, что это очень важно для
жителей Иркутской области. Обсуждая последствия аварии с
руководителем «Иркутскэнерго» Владимиром Васильевичем
Колмогоровым, мы обратили внимание на ряд обстоятельств. Я уже
говорил про опоры ЛЭП-500. Они были рассчитаны на ветровую
нагрузку до 30 м/с. Если их вырвало, порвало и даже унесло, то мы
можем лишь догадываться о силе ветра, который бушевал в районе
разрушения этих линий. И, безусловно, сейчас к процессу
восстановительных работ на линиях подключены, в том числе,
проектанты, специалисты, которые рассматривают возможности
усиления опор с расчетом на ветровую нагрузку до 35 м/с. Стихия
выявила, что у нас могут быть ветры с такой скоростью.
Следовательно, надо думать о том, как обеспечить надежность
ЛЭП в будущем.

Поставлена задача: к 1 августа, посредством включения одной
линии передачи 500 киловольт, восстановить связь с Иркутской
энергосистемой, восстановить единство энергосистемы. И с
учетом масштабов разрушений вторая линия 500 киловольт
будет включена, по нашим оценкам, до 15 августа.

Безусловно, большая нагрузка по ликвидации последствий
стихии упала на города. Они в основном занимались
расчисткой завалов: упавшие деревья, поврежденные
строения, кровля и т.д. Эта работа, к сожалению, была
организована с опозданием.

По нашим расчетам, до 1 августа можно будет дать
электроэнергию на постоянной основе во все населенные
пункты, в том числе самые отдаленные. Однако при
проведении работ в ряде районов обнаружились «бесхозные»
линии электропередачи. Это ЛЭП бывших леспромхозов. Они
работали, держали напряжение, пока не сломались. При этом
эти линии не стоят ни на балансе Облкоммунэнерго, ни на
балансе «Иркутскэнерго». Естественно, подобное положение
создало дополнительные трудности при проведении ремонтно-
восстановительных работ.

Восстановим! Делается все необходимое. Естественно, что
муниципалитеты используют и собственные финансовые
ресурсы. Еще мы обратились к предприятиям и организациям
области с просьбой оказать необходимую техническую,
финансовую и материальную помощь.

Мы, безусловно, будем обращаться в правительство Российской
Федерации. Наша задача состоит в том, чтобы объективно
представить картину урона, который нанесен области.

Сегодня в беседе с Владимиром Васильевичем
Колмогоровым мы обсуждали вопросы о привлечении
кредитных ресурсов для «Иркутскэнерго», чтобы
проплачивать подрядчикам. Дело в том, что мы привлекли к
работам еще и подрядные строительно-монтажные
организации сетевиков. Они, безусловно, помогут ускорить
процесс восстановления этих линий. Здесь нужно очень
четко и ясно представлять специфику работ. Если мы с вами,
каждый из нас, без всякого рода сложных инструктажей по
технике безопасности в состоянии взять метлу и вымести
мусор, если каждый в силах распилить упавший тополь и
убрать сучья, то к электроустановке мы не можем допустить
неподготовленных людей. Таким образом, на энергетиков
навалился огромнейший объем работ.

При этом мы, безусловно, оказываем финансовую помощь
районам и надеемся, как я уже подчеркивал, до 1 августа в
основном ликвидировать все последствия урагана. А по
линии 500 киловольт, по проблемным и по брошенным
линиям электропередачи планируется выполнить
восстановительные работы в первой декаде августа.

— Борис Александрович, в июле всех интересовала тема замены
льгот материальными компенсациями. Даже термин появился —
«монетизация льгот». У вас по этому вопросу было очень серьезное
выступление на совете Ассоциации «Сибирское соглашение». Мы
его публиковали. Насколько я знаю, Ассоциация дальневосточных
территорий выступила не менее жестко. В этой связи мой вопрос:
какие намечаются подвижки ко второму чтению закона в
Государственной
Думе, с точки зрения влияния региональных лидеров? И во
что это, в конечном счете, может вылиться для
регионального бюджета, для людей прежде всего?

— Ну, во-первых, мы должны очень четко и ясно представлять, что
сегодня региональные и местные власти поставлены в
безусловную зависимость от федеральных властей. Мы обязаны
исполнять федеральное законодательство. Вы видели, за последние годы
государственная власть федерального уровня достаточно жестко
демонстрировала, что никаких поблажек здесь не будет. И все действия
местных и региональных властей должны строго вписываться
в федеральное законодательство. Замечу, что все правовые акты,
которые противоречат законодательству страны, были отменены.
Мы, таким образом, вошли в пору иных политических
приоритетов, иной политической культуры.

Вторая компонента. Нам нужно помнить, что федеральная власть
многолика. Есть президент России, которому мы доверяем и
который в достаточной степени, на мой взгляд, четко доводит до
населения страны свою позицию в вопросах перехода на новую
систему социального обслуживания малообеспеченных, а также
заслуженных категорий граждан. И эта установка президента
заключается в следующем: любые преобразования в социальном
обслуживании не должны ухудшать нынешнее положение вещей.
Я, как член президиума Госсовета, неоднократно обсуждал этот
вопрос в узком кругу с участием руководителей крупных
регионов — таких как Татарстан, Башкортостан, Москва, Санкт-
Петербург. Безусловно, у государства есть все возможности для
того, чтобы выполнить поручение президента. Но одно вызывает
у нас настороженность… Насколько правительство РФ,
конкретные министерства и ведомства эту установку выполнят
добросовестно? В первую очередь речь идет о финансах, о
компетенции и функциях разных уровней власти: федеральной,
региональной, местной. Ведь консолидированный бюджет должен
перераспределяться в соответствии с этими полномочиями. Все
должно быть понятно, все должно быть сбалансировано для
каждой территории. Именно такую политическую установку дает
президент.

Теперь мы наблюдаем, как работает правительство, как работает
Минфин. И сейчас просто берем тот набор функций, который
передается на наш уровень. Они касаются всех категорий
граждан, начиная от детей, имеющих семьи, и детей, которые
брошены — безнадзорных, безпризорных, — вся совокупность, до
ветеранов труда, тружеников тыла, участников боевых действий и
т.д. И вот в этом спектре мы производим все расчеты. Они
показывают, что в рамках тонких межбюджетных отношений,
которые сложились на данный момент, в нашем бюджете сегодня
имеет место «минус». Он составляет 15 млрд. рублей:

И поскольку мы видим, что правительство принимает активное
участие в оценке таких явлений, я и выступал на
Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение». Там
собрались руководители 16 регионов. Понятно, что при всей их
загруженности кто-то из правительства РФ должен был прийти
на эту межрегиональную ассоциацию, послушать, оценить, какие
главные проблемы видят регионы, и сконцентрировать внимание
федеральной власти на том, чтобы совместными усилиями эти
проблемы сузить до минимума. Почему этого не происходит? Мы
помним крылатую фразу Виктора Степановича Черномырдина,
который говорил: «…а получилось как всегда». А всегда
получалось своеобразно. В соответствии с федеральным
законодательством при передаче полномочий передаются и
соответствующие источники обеспечения этих полномочий. Но на
деле наблюдалась иная тенденция. Происходила централизация
финансовых ресурсов и децентрализация полномочий, то есть
передача их на местные уровни, на региональные. И вы знаете, с
каким большим трудом мы формировали бюджет области в
последние годы. В первую очередь это касается безусловно
выверенных и правильных решений по оптимизации заработной
платы работникам бюджетной сферы. Но доля расходов
консолидированного бюджета на зарплату составляет при этом 50
и более процентов. И, таким образом, на решение других, не менее
важных, не менее значимых программ и проблем денег, по сути
дела, не остается. Вот так ежегодно мы Тришкин кафтан и
сооружаем. А сейчас с учетом масштабности нового
законопроекта, с учетом тех обязанностей, которые передаются на
региональный уровень, мы понимаем, что этот проект в первую
очередь носит политический характер.

Люди с приходом Путина увидели, что есть государство
и есть порядок. Были восстановлены многие элементы функционирования
эффективного государства. И мы можем вот это завоевание,
которое было достигнуто за последние четыре года, просто
в одночасье, с самого начала 2005 г., разрушить. Мы можем посеять
в людях неуверенность, бесперспективность. И, что самое опасное, я
говорил об этом достаточно остро на межрегиональной ассоциации, речь
идет о сибирском народе, который и так находится в худших условиях,
чем люди, которые проживают в европейской части РФ.

Какими, извините, коврижками мы сможем мотивировать
жизнь здесь, в Сибири, если уже закрепленные фактической
общественной жизнью льготы будут заменены неясными перспективами
денежной компенсации? Это очень важно.

Но есть и другая компонента. Если говорить об этом
ответственно, а не декларативно, то безусловно, что этот шаг
крайне важен. Почему? Да потому что мы видим, как у нас сегодня
главы местного самоуправления походя говорят: «У нас нет
денег на медикаменты», «У нас нет денег на жилищно-
коммунальные компенсации для жильцов ЖСК» и т.д. И этот
«гул» продолжается до бесконечности. В первую очередь это
касается города Иркутска.

Неоднократные проверки выявляют полную бесхозяйственность,
которая царит в Иркутске. При этом делаются попытки отбиться от
серьезных аргументированных претензий со стороны проверяющих.
Это и по линии бесплатных медикаментов, и по
предоставлению жилищно-коммунальных услуг. Очевидно, что
порядок нужно восстановить. Но этот порядок нельзя
восстанавливать по примитивной схеме: вам передали
полномочия, как хотите, так теперь и исполняйте…

Мы, естественно, люди практичные, на нас лежит груз
ответственности за судьбу 2,5 млн. граждан Иркутской
области. Поэтому, несмотря на всю нашу аргументацию и на
то, что мы довели ее до федеральной системы власти, сейчас
моим распоряжением создана рабочая группа с включением
депутатов Законодательного собрания. Эта группа
разрабатывает пакет из 14 законов, которые должны
обеспечить реализацию законов федеральных.

На сегодняшний день разработано уже три законопроекта. В
ближайшее время будут завершены и остальные. Мы проведем
обсуждение их на соответствующих уровнях, как в
администрации, так и в общественных организациях, в партиях
и движениях с той точки зрения, чтобы в конечном счете перед
внесением на сессию Законодательного собрания они стали
продуктом общественного компромисса, общественного
согласия.

Задача масштабная, нерешенная. Она является тормозом
формирования бюджета, межбюджетных отношений. Потому
что нам нужно вначале сформулировать подходы для
обеспечения социального пакета. Только после этого мы
сможем решить, как в рамках консолидированного бюджета
перераспределить финансовые ресурсы для исполнения тех
полномочий, которые возлагаются на органы местного
самоуправления и на региональную власть. Эту работу мы
стремимся завершить до сентября.

Я хотел бы добавить, что не зря собирал депутатов Законодательного
собрания, которые посчитали, что эта задача лежит уже
не на них, а как бы на будущем Законодательном собрании. Меня
поражает еще и то, что они это объясняют препятствиями,
которые якобы чинит областная администрация. Я хочу
привести высказывание моего любимого учителя: это бред
сивой кобылы. И поэтому, как только мы законопроекты
подготовим и передадим их в Законодательное собрание, то
будем настаивать, чтобы председатель собрания, его
многочисленный аппарат, который в общем-то достаточно
высоко оплачивается, а также депутаты, работающие на
освобожденной основе и получающие за свой труд десятки
тысяч рублей, возвратились на сессию и смогли коллегиально,
как это положено, сделать легитимными те законопроекты,
которые были представлены. Если они не будут противоречить
российскому законодательству, то я, как губернатор, подпишу
их. После того как эти законы вступят в силу, у всех жителей
Иркутской области должна будет появиться уверенность в
том, что проблема, которая сегодня обрела такую широкую
общественную дискуссию, будет решена на территории нашей
родной Иркутской области в интересах всего населения.

— И последний вопрос. На недавнем заседании Госсовета
обсуждалась подготовка к 60-летию Победы в Великой
Отечественной войне. Я не хочу спрашивать о том, как мы
будем праздновать. Очевидно, что хорошо отпразднуем, лучше,
чем другие юбилеи. Но что изменится серьезно в жизни
ветеранов, фронтовиков, чем жизнь их станет лучше в канун
60-летия Победы и после него?

— Это святой праздник. Потому что это дань уважения всем тем, кто
остался сегодня в живых из фронтовиков, участников событий вот уже
60-летней давности. И это дань уважения всем тем, кто не дожил до
этого праздника. Праздник не только нашей страны, не только
нашего народа. Я убежден, что этому празднику
отдадут дань уважения и другие страны. Советский солдат помог
освободиться от рабства, помог вернуться к мирной жизни. И,
конечно, для нас очень важно, чтобы правда о Великой
Отечественной войне осталась навсегда: в кинодокументах, в
книгах, в воспоминаниях участников Великой Отечественной
войны. Чтобы мемориальные комплексы, улицы, носящие имена
Героев Советского Союза, все памятные места, связанные с
Великой Отечественной войной, были уважаемы на территории
Иркутской области, чтобы о них заботились не только в
преддверии праздников. Всегда! Это наш долг. Это та эстафета,
которую мы должны передать нашим внукам.

Теперь о ветеранах. Декларациями сегодня никого не накормишь. Мы
все, каждый из нас (это касается губернатора, иного
государственного, муниципального служащего, каждого жителя
Иркутской области) должны каждый день уважительно относиться ко
всем, кто даровал нам мирную жизнь. Важно, чтобы были
восстановлены институты социальной поддержки ветеранов на всех
предприятиях, потому что после приватизации будто началась для многих
новая история, и все те ветераны, которые длительное время работали
после войны на этих предприятиях, оказались забытыми, вычеркнутыми
из списка. Бывает так, что их даже не удосуживаются поздравлять с
великим праздником, Днем Победы. Даже открыточки не пришлют, не
говоря уже о каких-то материальных видах поддержки.

Безусловно, всю эту работу мы будем согласовывать и делать вместе с
областным советом ветеранов войны, труда и Вооруженных сил, Союзом
пенсионеров, с воинами-интернационалистами и другими
общественными организациями, с Комитетом солдатских матерей. Мы
планируем реализовать обширную программу материальной поддержки
всех фронтовиков, всех тружеников тыла. Речь идет о широком спектре
предоставления санаторно-курортного лечения, разного рода других
видов медицинской помощи, предоставлении возможности лечиться в
госпиталях ветеранов. Планируем на базе второй больницы сделать
специализированный центр для обслуживания наших ветеранов. По-
прежнему бесплатные услуги для них будет предоставлять
диагностический центр. Будут решаться все вопросы, связанные с
обеспечением связью, машинами, слуховыми аппаратами и т.д. Все это
уже не только планируется, но и делается.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное