издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дружба, закаленная в боях

Дневник международной экспедиции к местам боевой славы на реке Халхин-Гол

Монгольская граница. Российские пограничники освободили коридор для автоколонны с 9-00 до 9-20.
Предупредили: «Если не успеете, будете стоять в длинной многочасовой общей очереди».
Задержались на приграничной станции автозаправки — барахлили колонки. К многостороннему
пограничному переходу «Кяхта» подошли в 9 часов 15 минут — успели. Российская таможня никаких
скидок международной экспедиции не сделала. Мы вытащили из машин свои вещи и пошли с ними на
досмотр: декларации, «телевизоры», уточнение, нет ли при себе оружия, наркотиков…

Границу перешли, когда солнце стояло уже высоко. На монгольской
стороне нас ждали ветераны Халхин-Гола, высокое начальство, лама с кумысом,
хлеб-соль. Ветераны торжественно сидели на скамейке — в национальных халатах, монгольских
мягких сапогах, при орденах и медалях. Двое мужчин держали над ними транспарант с приветствием
на монгольском языке. Монгольская сторона ни нас, ни себя формальностями не обременяла.
Улыбающаяся девушка в форме собрала паспорта, через полчаса мы их получили. Затем подъехал
глава представительства Иркутской области в Монголии Валерий Александрович Кислов с
переводчиком, и «процесс пошел». В этом процессе, который состоял из приветственных слов,
священнодействия с кумысом, торжественных речей и пожеланий, определился статус встречающих:
глава администрации губернатора Селенгинского аймака г-н Санжжав, военный комиссар
Селенгинского аймака и полковник Амарсахан. Полковник через переводчика заявил, что будет по
поручению Министерства обороны и Генерального штаба сопровождать нас на протяжении всего
маршрута.

Вслед за машиной сопровождения («уазик» с мигалкой на крыше) мы выехали за пределы
пропускного пункта миновали монгольскую часть Кяхты (Алтанбулаг) и
оказались на приличном асфальтовом шоссе в монгольской степи — с юртами, лошадьми, высокими
травами и синими горами на горизонте. По этому шоссе до Улан-Батора 350 км.

Первая остановка — на возвышенности у въездного знака в Селенгинский аймак. Здесь у стелы со
схематической картой местности Санжжав на приличном русском языке объяснил, что на этом месте
18 марта 1921 года состоялось сражение, в результате которого Монгольская освободительная армия с
помощью Красной Армии изгнала из Кяхты, Алтанбулага и окрестностей китайских агрессоров. Затем
последовал ритуал. Присутствующие вслед за стариками-орденоносцами трижды обошли вокруг
стелы. Появилась водка. Водкой брызгали, принимали ее внутрь: все до одного из единственного
стакана.

Сухбаатар. Часа через полтора приехали в столицу Селенгинского аймака город Сухэ-Батор
(Сухбаатар). 25 тысяч жителей. Город сохранил все архитектурные приметы советского
градостроительства — «хрущевки», «панельки», родная планировка. Администрация — дом с колоннами
на центральной площади, за памятником Сухэ-Батору, основоположнику и
вождю Монгольской народной революционной партии.

Сначала состоялся торжественный обед в столовой аймачной администрации. Участники —
официальные лица, ветераны, личный состав экспедиции. Приветственные тосты. Девушки щедро
разливали водку в высокие стаканы.

Очень много искренних, теплых слов. Девяностолетний ветеран, участник боев на Халхин-Голе,
обращаясь к участникам экспедиции, сказал:

— Спасибо вам за все то, что вы, русские, сделали для нас.

Выступил Валерий Кислов:

— Русскому человеку всегда было свойственно чувство патриотизма. И говорить о том, что сейчас оно
притупилось, неправильно. Вся наша сегодняшняя жизнь — заслуга тех поколений, которые защитили
нашу землю, создали все, что является основой нашего нынешнего благополучия. Мы обязаны
помнить и чтить своих прадедов, дедов, отцов. Организаторы военно-мемориальной экспедиции
попали в «десятку», в «яблочко». Отношение монгольских структур, официальных и неофициальных,
на этапе подготовки к автопробегу было максимально доброжелательным. Наши монгольские друзья
делали и делают все, чтобы создать для экспедиции оптимальные условия. Хочу заметить, что
руководство аймаков, которые оказались в стороне от маршрута автопробега, обращались ко мне с
просьбами, чтобы экспедиция заехала и к ним. К сожалению, это невозможно.

Я хочу высказать слова благодарности всем, кто задумал, организовал и помог реализации этого
большого, важного дела!

После митинга и чествования ветеранов у памятника Сухэ-Батору мы побеседовали с г-ном
Санжжавом. Он рассказал, что в 1978 году окончил Иркутский политехнический институт. Узнав, что
я из «Восточки», заявил:

— Когда мы учились в Иркутске, то всегда читали «Восточно-Сибирскую правду». В Селенгинском
аймаке есть союз выпускников российских вузов. Я его председатель. Мой внук учится в русской
школе. Когда он ее закончит, я обязательно пошлю его учиться в Иркутск. Ведь Иркутск всегда был
кузницей наших кадров.

Что касается нашего аймака, то он всегда был сельскохозяйственной житницей Монголии. Здесь, на
севере республики, не так жарко и сухо, как на остальной территории. Это позволяет получать
традиционно хорошие урожаи. Особенно хороши они были в советское время. Но сейчас, после
развала колхозной системы, урожаи стали значительно скромнее. Кроме того, мы занимаем первое
место в Монголии по добыче золота. В этом году дадим стране 12 тонн драгоценного металла. Это при
том, что Монголия в 2004 году должна выйти на 18 тонн золота.

Прежде чем ехать дальше, хозяева отвезли нас на вершину горы Сайхны хойол хутул на
нейтральной территории между российской и монгольской границей. С вершины открылся
фантастический вид на Селенгу и ее приток Онон. Над скалами, с которых мы любовались
ландшафтом, парили орлы. И где-то там далеко за скалами нас ждал гостеприимный Дархан.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное