издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Они соседями были

  • Автор: Андрей ЧЕРНОВ

Раненого водителя такси наркоманы добивали домкратом Супруги Квашнины, люди далеко за сорок, копили на микроавтобус. Виктор Иванович решил заняться частным извозом, чтобы хотя бы "на старости лет" поработать на себя. Улицу Напольную в предместье Рабочее, что в Иркутске, где жили Квашнины, населял сплошь народ знакомый. Вот, например, в соседнем двухквартирном доме жил Денис Котов, ранее судимый по 228-й, так называемой "наркоманской" статье...

Денис не отличался особым трудолюбием. И хотя
10 классов он закончил, но дальнейшее свое
образование получал уже не в аудиториях вуза. Точнее сказать, в жизни
Дениса появилось новое пристрастие и всеобъемлющее
увлечение — наркотики. Он даже женился, потому как жену нашел в этом же
наркоманском мире. Можно сказать, сошлись на почве
общих интересов. Но двум наркоманам под одним одеялом вскоре стало тесно. И
хотя официально Денис со своей женой не
разошелся, но жили уже пару лет они отдельно.

В доме на Напольной вместе с Котовым осенью 2001 года поселился молодой
парнишка Вова Романов. Разница в 10 лет быстро
стерлась, общие интересы как-никак. Выпивка и наркотики сблизили сожителей.
Тем более Вован, несмотря на свой юный возраст
(19 лет), успел получить гораздо более основательное криминальное
образование. У Романова за сутулыми плечами висело аж три
судимости. Ранними осенними вечерами Вован рассказывал дружку:

— А первый свой срок я получил еще по малолетке. Вычислили с пацанами
одного богатого лоха… Ну, где он живет, когда
бывает дома, и хлопнули его хату. Ништяк! Тогда подняли аппаратуру,
«зелени» пару тысяч, «рыжье»… Только по пьянке
залетели.

Эту первую кражу Вове «простили». Куйбышевский суд Иркутска пожалел
шестнадцатилетнего подростка и приговорил его 28 мая
1998 года к двум годам условно с испытательным сроком в два года.
Романов на испытательном сроке продержался меньше
года. 4 марта 1999-го новый приговор Слюдянского суда все по той же 158
статье УК РФ. Только теперь уже подросток поехал в
Ангарскую воспитательную колонию. Здесь он провел два года и один месяц до
3 апреля 2001 года. «Отмотал», что
называется, срок от звонка до звонка, вышел по отбытии срока. Некоторых
особей человеческого рода переделать почти
невозможно. Наказание их только озлобляет, причем винят преступники в том,
что с ними произошло и происходит, кого угодно,
только не себя. Вот и Вова Романов вынес из воспитательной колонии ненависть
к людям и желание мстить.

Потому и в третий раз Романов предстал перед правосудием 2 октября все
того же 2001 года. Теперь уже за причинение
тяжкого вреда здоровью. По части первой 111 статьи Вове дали три года
условно. И опять назначили испытательный срок два
года. То есть если бы в течение этих двух лет молодой преступник не совершил
никакого криминала, то условный срок так и
остался бы условным. В этой истории поражает долготерпение и
снисходительность правосудия. Третий срок — и всего лишь
условный.

Вот такая компания заседала в соседнем с Квашниными доме. Впрочем,
младший сын Квашниных Виталик тоже не был брезглив в
выборе средств для зарабатывания денег. В декабре 2001 он сидел под
следствием в СИЗО-1. Но до этого на одной из совместных
пьянок Виталик рассказал своему соседу Котову Денису о том, что его родители
копят деньги на «маршрутку».

Год медленно, но неуклонно подходил к концу. Похмельные дни в
квартире Котова сменялись ночными пьянками,
наркоманские ломки — новыми дозами «дури». К концу декабря все, что можно
было продать, было продано. Квартира давно
превратилась в наркопритон, в котором, кроме использованных шприцев, пустых
бутылок и смятых бич-пакетов (пакетов с лапшой
быстрого приготовления), даже тараканы не водились.

Алкоголики, впрочем, как и наркоманы, спать долго не в состоянии. 23 декабря
2001 года в десятом часу утра Вова и Денис
очнулись после затяжной пьянки. Жизнь без опохмелки была невыносимой.
Нужно было где-то раздобыть денег.

— Мне Виталя говорил, что у его предков куча «бабок». Типа они на «маршрутку»
копят, — сказал Денис своему дружку.

— Пойдем в долг попросим, может, дадут! — со слабой надеждой предложил
Вова.

Квашнина, как только услышала, зачем к ней пожаловали сосед с приятелем,
наотрез отказала заемщикам. Людмила слишком хорошо
знала, кто такой Денис и его новый дружок.

— Лучше я на помойку выброшу деньги, чем вам одолжу! — решительно заявила
она в ответ на все клятвы и уверения двух
проходимцев.

Они вернулись домой. «Трубы горели», после многодневного запоя похмелиться
хотелось больше жизни.

— Не даст, — сказал Денис и грязно выругался.

— Значит, надо сделать так, чтобы дала. Во, у тебя нож классный, им можно не
только хлеб резать, — сказал Вова и сунул
кухонный нож в рукав.

Денис притащил откуда-то монтировку, изготовленную из обрезка арматуры.

— Пойдем, пока ее мужика дома нет, поговорим с ней конкретно!

Во второй раз Квашнина встретила дружков отборной бранью.
Вместо ответа Вова ударил
женщину ножом в грудь. Людмила, не ожидавшая такой прыти,
особой боли не ощутила. Она скорее умом поняла, что
ее режут. Она отскочила от криминального дуэта и упала в
кресло.

— Колись, стерва, где деньги, которые вы на маршрутное такси накопили! —
заорали на нее почти одновременно два отморозка.

Угрозы на женщину не действовали. Она, собравшись с мыслями и с силами,
схватила кусок арматуры. Железный прут Денис
неосторожно положил на стол рядом с креслом. В
следующий момент металлический стержень чиркнул по
похмельному черепу Дениса.

— Ах, ты еще сопротивляться будешь?! — заорал Денис и, выхватив кусок железа
из слабеющих рук женщины, толкнул ее обратно
на кресло. — Хватай ее за ноги, Вован!

Вдвоем грабители перенесли женщину на кровать, положили на живот. Вова
отрезал шнур от утюга, и они связали руки Людмиле за
спиной. После этого преступники стали шарить в квартире Квашниных, но их
поиски были тщетны. Им удалось обнаружить только
четыре с половиной тысячи рублей.

— Говори, где деньги? — наклонился Вова над жертвой.

Но на все вопросы о местонахождении денег женщина посылала Дениса и Вову
по известному адресу. Она все никак не могла взять
в толк, что ее грабит хоть и наркоман, но все-таки сосед, которого она помнит
еще сопливым пацаном, да и родителей его
хорошо знает, которые живут тут же, на этой же улице.

Такое упорство разъярило грабителей. Железный прут в руке Дениса стал
равномерно подниматься и опускаться на голову
соседки. Вова присоединился к своему приятелю и стал ножом колоть голову
связанной женщины. Когда Людмила затихла, убийцы
сняли с ее пальца золотое кольцо и продолжили шарить в чужой квартире.

— Денис, смотри-ка, сам идет, — толкнул подельника в плечо Вова.

— Встань за дверь! — скомандовал тот.

— Не понял, — выпучил глаза на соседей хозяин квартиры.
— А вы чего тут делаете?

Железный прут смертоносным жалом вонзился в голову мужчины. Тот упал тут
же, в коридоре. К нему подошел Денис и стал тыкать
ножом в шею. Потом взял за волосы, приподнял голову и перерезал горло
соседу.

Проделанная работа утомила приятелей. Они присели передохнуть да мозгами
пораскинуть: что делать дальше? Они
вытащили из кармана Квашнина ключ, потом накинули на него палас, а тело его
жены закрыли покрывалом. День был в разгаре.
Вытаскивать вещи из дома Квашниных было опасно. Криминальный дуэт
отправился обратно в свой наркопритон. Тем более что на
четыре с половиной тысячи они могли неплохо опохмелиться и не помереть.
Дверь соседского дома они закрыли на замок, ключ
взяли с собой.

Пили весь оставшийся день, всю следующую ночь и еще один день. К вечеру 25
декабря похищенные деньги и полученное от них
удовольствие кончились. Выждав, когда окончательно стемнеет и в соседних
домах погаснут окна, Вова и Денис отправились
«навестить» мертвецов Квашниных. Надо сказать, что убитые супруги были
довольно зажиточные. Началось настоящее мародерство.
Убийцы даже не потрудились убрать из коридора труп мужчины, только
отодвинули в сторону, чтобы не мешал выносить вещи.
Холодильник за 20 тысяч рублей, телевизор за 10 тысяч, стиральную машину и
два кресла, женскую одежду и тумбочку из-под
телевизора и еще много чего перенесли домой к Котову… Улов получился
неплохой, всего на 72 500 рублей. Первым делом Котов
сдал телевизор в магазин, который торгует подержанной бытовой техникой.

Большую часть вещей на следующий день, видимо, опасаясь разоблачения, Вова
и Денис отвезли к своему знакомому Новожженову.
Грабители оказались удачливыми торговцами и в течение нескольких дней все
награбленное распродали. Помогал отморозкам
продавать вещи и некто Клюев. Поражает тот факт, что Денис и Вова не
скрывали от своих знакомых, откуда на них «упало»
такое богатство. Котов так и объяснял:

— Это моих соседей Квашниных, которых я убил…

И никто из знакомых не отказал в помощи убийцам.

Теперь можно было забыть про «бычий кайф», который дает водка и который не
в почете у наркоманов, и уколоться настоящим
героином. Почти месяц друзья-наркоманы «пировали». Угощали знакомых
водкой и наркотой.

Романова взяли во время торговли награбленным 21 января и предъявили ему
часть первую 175-й статьи УК РФ — приобретение
или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем. По этой статье
максимальная санкция — два года лишения свободы. Вова
понял, что после совершенных им в паре с Котовым преступлений два года при
условии, что их вообще суд «даст» — не срок. И
рассказывать о том, что он «торгует» вещами в паре с Денисом, тоже не стал,
потому что это уже более суровая вторая часть той же самой
175-й статьи. Как бы то ни было,
Вова не сознавался, а его подельник оставался и
после ареста на свободе. Прошло чуть больше месяца, пока
Котова водрузили на тюремные нары. Но до этого…

В феврале Горницына, Кротов и Михайлов в 11-м часу вечера промышляли
чем бог пошлет в районе трамвайной остановки
«Детская». Бог или, скорее, черт послал им Котова. Нина, Коля и Саша знали
Котова и раньше. Он, случалось, угощал их героином
и водкой. Но в этот раз Котов приготовил молодым людям более экстремальное
приключение.

— Видали? — Котов с чувством собственной значимости показал молодежи
вороненый пистолет. — Ну, что, малолетки, на «дело»
пойдем, готовьтесь. Будем таксистов потрошить.

Малолетки ослушаться «взрослого дяденьку» Котова не посмели. Они покорно
уселись в бежевый «жигуленок» первой модели,
который остановила Горницына по приказу Котова на перекрестке улиц
Баррикад и Детская. Маршрут, по которому направили такси,
пролегал через лесопитомник, что расположился между Рабочим и Радищево.
Кротов и Горницына сели на заднее сиденье, между
ними поместился Котов. Когда въехали на территорию лесопитомника, он
достал пистолет и выстрелил в лобовое стекло. Приказал
водителю остановиться. Сергей Ивановский, таксист, выполнил приказание
отморозка.

— Слышь, водила, — схватил шофера за плечо Котов, — гони бабки!

Сергей отдал все, что успел заработать за этот вечер, грабителю. Главное теперь
в его жизни было вернуться домой, где ждали
молодая жена и пятилетний сын. Он открыл дверь и попытался убежать. Но
Котов с пистолетом оказался проворнее, он выстрелил в
голову таксисту. Место водителя занял Котов, и они всей толпой двинулись за
кайфом. Купили два чека героина и укололись
наркотиком в уже известном нам наркопритоне, то есть в доме Котова.

— Ну что, козявки, — обратился к начинающим наркоманам убийца, — поехали,
посмотрим на таксиста, а то вдруг выживет,
тогда заложит нас всех, и вас тоже, — ухмыльнулся Денис.

Молодые люди в очередной раз испугались Котова и отправились все вместе в
лесопитомник на место преступления. Сергей
Ивановский был жив, он лежал на снегу и хрипел.

— Нинка, тащи домкрат, — начал приказывать Котов. — Ну что, Санек, бери
инструмент, — обратился он к Михайлову, — надо
замочить водилу.

— Я не… не могу, не буду, — в ужасе отпрянул Михайлов.

— Чертовы малолетки, — заматерился на всю троицу Котов, — все самому делать
приходится!

С этими словами он взял из рук Нины домкрат и бил им водителя по голове, пока
тот не перестал хрипеть. Из куртки убитого
Котов вытащил документы: паспорт, водительское удостоверение и
доверенность на управление «копейкой»…

Котов решил продать «Жигули» своему другу детства, с которым учился в
школе. Семенов работал в автосервисе, потому он легко
нашел клиента, который мог бы купить автомобиль без документов. Хабибулаев,
азербайджанец, ремонтировал свою «копейку», и ему
нужны были запчасти. Хабибулаев пообещал купить автомашину за две тысячи
рублей. Семенов же взял за посреднические услуги с
друга детства задний мост, четыре колеса и две задние двери.

Справедливости ради надо сказать, что ни Хабибулаев, ни Семенов не смогли
воспользоваться «дешевыми» запчастями. Первый,
когда узнал, что за автомобиль без документов заплачено человеческой жизнью,
выбросил их на пустыре, через который проходит
улица Полярная. У второго запчасти от «копейки» изъяли сотрудники милиции.
Впрочем, три колеса Семенов все же успел продать.

Через пять дней после убийства шофера Котова арестовали. Сначала, как и его
дружка Романова, по 175-й статье. Но не
выгорело у грабителей и убийц отделаться условными сроками.

Оба отморозка признаны судом наркоманами. Обоим назначено принудительное
амбулаторное лечение у психиатра. Кроме того
Романов, несмотря на молодые свои годы, признан судом особо опасным
рецидивистом и приговорен к 17 годам лишения свободы с
конфискацией имущества, с отбыванием срока в колонии особого режима. Денис
Котов по приговору суда получил 19 лет строгого
режима с конфискацией имущества.

Хотя какое у наркоманов имущество?…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер