издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Героин не всесилен. Есть тот, кто сильнее его

Иркутянин Дмитрий Макаров решил, что, свидетельствуя нашим читателям о своем освобождении от наркотиков, не будет делать это анонимно или под вымышленным именем. Хотя ему стыдно за свое прошлое, он решился поведать свою историю открыто и даже настоял, чтобы мы поместили вместе с ней его фото. "Пусть люди видят, что все это не выдумки, а произошло на самом деле со мной, с тем, кто живет рядом и кого многие знают".

— Я укололся впервые в 1996 году. В компании подростков,
весело проводящих время. В то время это было модно,
интересно, добавляло авторитета среди ребят. Для меня
это было завершающим дополнением желанного имиджа. Я
тогда старался быть к теневой стороне жизни как можно
ближе. Мне нравились бандиты, захватывали рискованные
приключения, я общался с рыночными рэкетирами и мечтал
когда-нибудь так же влегкую, как они, собирать денежный
урожай. Я и спортом занимался, чтобы в драке иметь веские
аргументы. Я накачивал мускулы и всю атрибутику «крутизны».
Даже пистолеты у меня были дома на случай, если придут
с разборками. А прийти могли, потому что я имел врагов,
я наживал их себе воровством и беспределом. Семья во
многом способствовала моему «расцвету». Меня не ограничивали
в деньгах. Покупали машины. Мои аппетиты росли, наркотики
затягивали меня все сильней, и обеспечивать себя ими
становилось все труднее. Учеба моя в училище увенчалась
крахом (я не явился на защиту уже готового диплома),
потом и работать не смог (мы с сестрой вместе держали
оптовый склад). За четыре года я угробил шесть машин,
садясь за руль в «уделанном» состоянии. Пока было здоровье,
промышлял грабежом. Но мне становилось все хуже. Героин
стал для меня «насущным хлебом»: я кололся утром, в
обед и вечером. Жизнь превратилась в ад. Несколько раз
я пытался передозироваться, но Бог меня хранил. Я всегда,
с детства, знал, что Бог есть, не могу объяснить, откуда
во мне была эта уверенность. Я пытался ему молиться,
говорил, что ничего не могу с собой поделать. Петля
вокруг меня сужалась неумолимо.

О том, что есть христианские центры реабилитации, я
слышал. Но почему-то имел предубеждение, что дело там
нечисто, что это какие-то сектантские фокусы. Однако
настал момент, когда я уже был готов довериться чему
угодно. И в этот момент мне позвонил дядька: «Хочешь
освободиться?»
—«Хочу!!!» Меня быстренько собрали и повезли на так
называемое наркоманское служение церкви «Святая Троица».
Приезжаем, а служение отменено. Я уже психанул («Буду
погибать молодым!»), как вдруг приезжают какую-то открытку
купить (все это в христианском магазине «Вифания» происходило)
пастор и лидер центра реабилитации.

Мы поговорили, и назавтра я уже стал реабилитантом.
Я покаялся, принял Бога в свое сердце, отдал в его руки
свою жизнь. За меня молились братья и сестры. Чувство
было, словно в меня вливается поток тепла и выдавливает
наружу всю мерзость моей никчемной жизни. Пришло долгожданное
спокойствие. Исчезли жуткий страх и неутомимая тревога.
Кумара не было вообще. Это было поразительно. Прежде,
дома, мне не помогали даже сильные лекарства. Бог сразу
показал мне себя в чудодействии молитвы. Я родился во
второй раз. Это было 3 ноября.

Я уже третий месяц в центре. Кажется, недолго. Но жизнь
моя, мои представления о себе, о людях изменились совершенно.
От тяги к наркотику, алкоголю, сигаретам я избавился
полностью, в один миг. Никаких искушений! Если бы мне
сказали, что так будет, — не поверил бы. Но я это пережил!
Я стою сегодня в этой свободе. И в остальном я вижу,
чувствую, как во мне крепнет и растет новый человек.
Я «повернулся на 180 градусов», сменил курс. Я катился
вниз, в пропасть. Теперь восхожу к свету. Раньше я к
людям относился как к животным, отношения с ними строил
с помощью кулачного «диалога». Теперь, если между мной
и кем-то возникает непонимание, я стараюсь искать причину
в себе. Я учусь любить людей, что раньше для меня было
недоступно. Любовь — не обладание и подчинение. Это
— помощь, доверие, сострадание. Это — поступки любви.
И это открыл мне Иисус.

Я думаю о будущем с надеждой (а прежде — с ужасом).
Мне помогли найти дорогу к свободе. Я тоже очень хотел
бы помогать тем, кто мучается в узах зависимости. Страданием
полон наш город. Я хочу, чтобы Бог использовал меня
в освобождении пленников героина. Сегодня первое, что
я могу сделать для них, — это искренне поведать свою
историю. Благослови, Боже, чтобы она хоть кому-то помогла.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное