издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Время и Место

Жители Казачинско-Ленского района знают: если здесь загадать желание, оно непременно сбудется Примерно на полпути между поселками Магистральный и Небель всякий проезжающий по БАМу на поезде или по автомобильной дороге, которая тянется вдоль насыпи, может увидеть две каменные вершины. Эти остатки древних гор напоминают своими силуэтами фигуры людей: мужскую и женскую. Местные жители считают, что Гора, как они называют этот скалистый массив, обладает особой энергетикой и питает ею все окружающее пространство. Научного подтверждения этот факт не имеет. Но зато очевидно другое: вокруг Горы живут и работают люди, уверенные в завтрашнем дне. Сегодня Казачинско-Ленский район -- единственный в области, в котором рождаемость превышает смертность. И это не случайность, а наметившаяся тенденция.

Фархад встречает вас

Хотя население района всего 22 тысячи, оно очень
своеобразное и самобытное, это население. Начать хотя бы с
того, что это единственный по-настоящему бамовский район в
Иркутской области. Именно по нему протяженность трассы
БАМа самая большая, именно на его территории больше всего
поселков, возведенных на вечной мерзлоте. Сюда же после
строительства железной дороги устремились многочисленные
лесозаготовители со всех бедных на древесину регионов и
республик Советского Союза. И, конечно же, в районе
обитало и местное население — «бурундуки», как их прозвали
строители БАМа. «Бурундуковские» деревни расположились в
основном в пойме реки Киренги и по берегам впадающих в
нее рек. Но начнем с середины.

Привокзальную площадь Улькана украшает бородатая
статуя Фархада. По словам местных жителей, в начале 70-х
годов прошлого века вокзал и первые дома Улькана возводила
бригада из солнечного Азербайджана. Вот и оставили
представители кавказской республики память о себе. Везли
двухметровую статую на платформе с самого Кавказа. Правда,
теперь в Улькане вряд ли увидишь азербайджанца с кайлом
или киркой — все они специализируются на
предпринимательской деятельности. А Фархада хотели сдать в
прошлом году на металлолом, да только он оказался из
керамобронзы — материала не совсем металлического. Статую
отремонтировали и оставили на своем историческом месте.

Еще одна особенность Улькана — настоящая лесная
растительность. Сосны и березы остались с тех самых пор,
когда поселок возводил СМП-571 (строительно-монтажный
поезд). Среди строителей магистрали зародилось и
распространилось движение «Сохраним лес». Ну и пилили лес
так, чтобы только поставить дома и оставить среди поселка
нетронутую девственную тайгу.

Сегодня Улькан — второй по численности населения
поселок после Магистрального. Поселковый совет
насчитывает 6830 человек. Градообразующее предприятие —
Кунерминский ЛПХ, на котором работают 700 человек. Еще
200 ульканцев заняты на обслуживании железной дороги.

Сегодня поселок готовится к реформе муниципальной
власти, местное начальство ломает голову, откуда добыть
деньги на выборы и социальную сферу. И содержание всей
социалки ляжет на плечи поселкового бюджета, к тому же
административный аппарат поссовета вырастет на треть. Надо
сказать, что в районах, по большей части, федеральную
реформу местного самоуправления, мягко говоря, не
приветствуют. Не годится она для малонаселенных
территорий нашей области.

— Сегодня нам необходимо обучать специалистов-
управленцев, — говорит Владимир Огарков, управляющий
поселковым советом, — и теперь у нас будет не глава
администрации, а сити-менеджер, которого будет назначать
местная Дума. Непривычное и непонятное название для
русского уха.

По-новому станет наполняться и поселковый бюджет.
Один из основных источников его формирования — налог на
недвижимость. Но недвижимость у подавляющего
большинства населения просто не оформлена, так что налоги
брать не с чего. Потому в Улькане готовятся пополнять
бюджет за счет помощи областной казны. Иначе при
отсутствии средств возникает угроза в один ужасный день
просто-напросто разморозить поселок.

А в поселке сегодня работают два клуба, имеется своя
больница, городская и детская библиотеки, работают две
школы.

Пятая четверть одного поселка

Школа N 2 построена в середине 80-х годов прошлого
века. Она построена последней из объектов соцкультбыта.
Реалии нынешнего времени таковы, что теперь две школы
Улькана, начальная школа и детский сад вынуждены были
объединиться в одно образовательное учреждение. В него же
входит и ПУ (профессиональное училище), единственное в
районе. В нем молодых людей обучают профессиям
секретаря-референта, швеи, автомеханика.

Директор всей этой образовательной «махины» —
Евгения Русанова. Бывает, что на деятельного директора
поступают жалобы от родителей. Мол, чего это вы, Евгения
Павловна, заставляете наших детей во время каникул
вкалывать на благо школы?

— А иначе нельзя, — говорит Евгения Павловна, — нам
никто ничего не дает просто так. Поэтому у нас существует
пятая трудовая четверть. Все с детьми сами делаем.

Действительно, везде, где только можно, территория
вокруг школы разработана и активно используется под
огород. Ребята своими руками огородничают. Что это дает?
Наверное, совсем пустяки — дети сами производят на свет
полезные вещи. А овощи используют при приготовлении
школьных обедов.

Пестовать не иждивенцев, а работоспособных людей —
эту задачу решает и профессиональное училище. Его
существование жизненно важно для района. Сегодня ПУ
работает как структурное подразделение Усть-Кутского
профучилища, но есть перспектива сделать его
самостоятельным учреждением. Сохранение ПУ и его
дальнейшее процветание решает еще одну важную проблему в
районе — обучение тех ребятишек, у которых нет возможности
выехать для продолжения образования за пределы района.
Преподаватели отслеживают выпускников профучилища.
Большинство из них после окончания находят работу. По
мнению Евгении Русановой, если бы не ПУ, то району был
бы гарантирован рост подростковой преступности.
Справедливости ради нужно заметить, что некоторые из
выпускников училища, повзрослев и приобретя среднеспециальное
образование, поступают в вузы.

История Улькана — живая история. Она по сей день
формируется. Период осознания своей значимости и важности
произошел в прошлом году — во время празднования 30-летия
БАМа. Елена Паршукова, зам. директора по внеклассной
работе, вместе с учениками начала делать музей к юбилею.
Пока что он находится в школьном классе. Самый ценный
экспонат — журнал радиопередач. Первостроители уже с 1975
года протянули по поселку проводное радио, которое вещало
об успехах и проблемах строящейся магистрали и растущего
поселка. Ведь на стройку века приезжала активная, передовая
молодежь со всего Советского Союза. Днем первопроходцы
рубили просеку, а вечером строили клубы, детские сады,
прочие социальные объекты.

Потомки первых бамовцев проявляют особый
интерес к столь недавней истории. Ведь их родители, бабушки
и дедушки создавали ее. На фотографиях знакомые места,
только вместо домов — палатки и вагончики. Впервые в музее
юные ульканцы увидели мед в сотах. Его специально
покупали в Братске, чтобы проиллюстрировать, какие
посылки приходили с Большой земли строителям магистрали.
Среди школьников считается правилом хорошего тона знать
не только название станций Западного участка БАМа, но и
расстояние между ними. Ребята очень удивляются, что еще
каких-то тридцать лет назад от Усть-Кута до Улькана не было
«железки».

Может, именно с этого начинается осознание маленьким
человеком своей принадлежности к родине, к славным
традициям и корням? Может, именно с этого начинается
процветающее и стабильное общество?

— Конечно, — размышляет Елена Паршукова, — хотелось
бы, чтобы наш поселок был чище. Сейчас мы переживаем
издержки психологии временщиков. Ведь когда люди ехали
сюда, они полагали: вот построим БАМ и уедем. Но
большинство так и остались здесь. Просидели всю жизнь на
чемоданах и тут и умерли. Но вот интересный факт: уезжают
многие. Получают квартиру по переселению и уезжают. Но
не живется им на новом месте. Есть у нас в Улькане и
возвращенцы. Не могут бамовцы, жизнь которых прошла у
дорог, найти себя в других городах. Они продают квартиры и
возвращаются в Улькан. В 40-50 лет сложно приобрести
новых друзей и начать жизнь заново.

Сама Елена Анатольевна из Шелехова, но покидать
Улькан не собирается. По ее мнению, «где человек родился,
там и пригодился». Кстати, за время командировки я не раз
слышал эту поговорку из разных уст. Наверное, так и
формируется коренное население Казачинско-Ленского,
самого бамовского района Иркутской области.

А будущее района многие связывают с промышленной
разработкой полезных ископаемых в зоне БАМа. Ведь именно
для этого затевалось строительство «магистрали века». Правда,
беспокоят местное население два вопроса: насколько все это
будет безопасно с экологической точки зрения и что с этого
промышленного освоения богатств Восточной Сибири будет
иметь само местное население? Ответы пока неизвестны.

И еще, пожалуй, самая острая проблема, оставшаяся со
времен строительства магистрали, — это переселение людей из
щитовых домов в приличное жилье. И хотя существует
федеральная программа по ветхому жилью БАМа, в
отсутствие финансирования вопрос решается тяжело. Сегодня
в Улькане построен 60-квартирный дом, новоселье в котором
планируется на июль. 60 семей переедут из щитовых
шалашей, срок эксплуатации которых закончился двадцать лет
назад, в благоустроенные квартиры. А по-хорошему все
щитовые бараки нужно снести, а для людей построить
достойные жилища.

В воде N 20 — мужская сила

Гора Мунок находится в тридцати километрах от
Улькана, вверх по течению Киренги.

У подножия Мунока десятки ключей отдают Киренге 13
тысяч декалитров воды в день. «Ну и что?» — спросите вы. А
то, что вода эта не простая. Минеральный состав ее не имеет
аналогов в России. Близкое по составу месторождение
находится на курорте «Трускавец», что в Западной Украине.
Только тот курорт всемирно известный, в отличие от Талого.

Само месторождение минеральных вод горы Мунок
известно с начала прошлого века, и называется оно по имени
когда-то бывшей здесь заимки — Талое. Как и бывает в
подобных случаях, открыли его совершенно случайно.
Напротив Мунока, на левом берегу Киренги, находятся
прекрасные сенокосные угодья. Издавна аборигены
приплывали сюда на лодках готовить сено. Ну а воду
предпочитали пить не из реки, а переправлялись и набирали из
родников на противоположном берегу — она вкуснее. Сенокос
длился неделями, неделями люди пили целебную воду
Мунока. И начинались чудеса исцеления: выходили камни из
почек, обострялось зрение, отступали болезни желудка. Талое
обросло свидетельствами, легендами и мифами.

До начала 90-х годов прошлого века сюда была одна
дорога — по воде. Паломничество начиналось летом и
продолжалось до поздней осени. На лодках, с палатками и
запасами еды армия страждущих населяла окрестности горы
Мунок. В советское время здесь планировалось возведение
санатория аж на 500 мест. Да только проект превратился в
прожект, и сейчас на Мунок по большей части едут лечиться
«дикарями». Правда, минералогический и бактериологический
анализы нескольких источников все-таки провели. Возле этих
источников стоят таблички с номерами и надписями:
«желудочная», «глазная», «почечная»:

Грех было бы не использовать целебную мощь самой
природы. Сегодня на горе Мунок стоят несколько вагончиков
под общим названием МУП «Талое». В основном во время
каникул здесь отдыхают и лечатся ребята из Казачинско-
Ленского и близлежащих районов.

— Среди них много детей из так называемых трудных
семей, — рассказывает Людмила Огаркова, директор «Талого»,
— родители, отправляя детей к нам, кладут им в багаж
сигареты. А день рождения без пива для них вообще не
праздник. Как-то отмечали такому ребенку день рождения.
Мы привезли шикарный торт, подготовили специально
праздничную программу, цветы и все прочее. А вечером
именинник со своими друзьями сбежал.

Отловили их в окрестностях Мунока, спросили у
мальчика: «Что мы не так сделали, почему ты убежал?» Он
ответил: «Вы меня простите, я привык отмечать день
рождения пивом. Дали бы пива, я бы не убежал». И это в 13
лет! А здесь они видят хотя бы то, чего нет в их семьях, то, как
нужно и должно жить.

Дети у нас здесь не только отдыхают, но и работают. И,
как это ни странно, именно трудные дети любят работать, в
отличие от наших умников, как я называю детей из
благополучных семей. Умники так и заявляют: «Нам отдыхать
надо, мы дома наработались!», а эти: «Что сделать надо?» Я
так считаю: просто они ощущают человеческое к себе
отношение и взамен хотят отблагодарить хотя бы своим
трудом. Ведь дома им никто даже спокойной ночи не
пожелает. Вот недавно в Магистральном встретила одного
такого. Он: «Людмила Александровна, я курить бросил,
возьмите на Талое!»

Среди мужчин особой популярностью и любовью
пользуется источник N 20. Он так и называется — «мужской».
Честь открытия этого источника принадлежит сторожу
Владимиру Ивановичу. Он из первопроходцев, мучился
мужской болезнью — простатитом, перенес две операции и
медленно угасал. А в зимнее время за водой до реки ходить
далековато, вот он и брал воду из источника N 20. Две зимы
проработал сторожем и две зимы пил эту воду. В начале
первой зимы он едва ходил, а после второй зимы анализы
показали, что Владимир Иванович абсолютно здоров. Теперь
все мужики, испытывающие некоторую половую слабость,
первым делом идут к 20-му источнику и пьют из него
буквально до посинения.

Вода «глазного» источника отличается повышенным
содержанием серебра. Примочки на глаза, систематическое
умывание из него и употребление внутрь самым серьезным
образом укрепляют зрение. К тому же серебряная вода имеет
свойство долго храниться.

А вот из источника, вода которого лечит мочекаменную
болезнь, много за раз пить не рекомендуется. Потому как
камень не успеет раздробиться и целиком пойдет на выход, а
это чревато нехорошими последствиями. С самого
Владивостока на этот источник ездит капитан дальнего
плавания. Ездит регулярно вот уже девять лет. В 1996 году
медкомиссия вынесла ему приговор: коралловые камни в
почках, одну необходимо удалять. На пальцах одной
руки пересчитаешь, сколько ему врачи жизни отмерили. Был
капитан и в Трускавце, и в Ниловой Пустыни, да только
ничего не помогало. Тогда брат, живущий в Качуге,
посоветовал капитану приехать на Мунок. Месяц жил капитан
в палатке и пил воду из «почечной» скважины. Вернулся во
Владивосток, прошел медкомиссию, врачи ахнули. И по сей
день ходит танкер под предводительством капитана
Сокольникова, бороздит просторы Мирового океана.

Вода из скважины N 17 нормализует обмен веществ и
лечит желудочные болезни. Ею рекомендуют похмеляться. А
вообще употребление воды N 17 полностью избавляет от
язвы, изжоги, гастрита и прочих «цветов» из букета
желудочных болезней.

Одна женщина, жена ректора, приезжала. Пила из этого
источника. Как-то приезжает Людмила Александровна, а она:
«Людмила, привези сала, пожалуйста, и картошки, я пять лет
жареной картошки не ела, а о сале вообще забыла». То есть
желудок не принимал ничего жирного… Здесь же она в день
по пять раз жарила картошку.

Так в пространстве мифа и живет Талое: один
вылечился, сказал другому, другой — третьему. Народная
тропа к Муноку вряд ли зарастет. Нормализует водичка из
Талого и обмен веществ, и чувства, и мысли…

— Я все время говорю, — делится наболевшим Владимир
Огарков, глава Ульканской администрации, — давайте
распакуем чемоданы и будем жить здесь, сколько мы уже
своих друзей перехоронили на нашем кладбище! Он так и
просидел всю жизнь на чемодане. На чемодане и умер. Так
толком и не пожил. Давайте просто жить!

«Я тут не биль…»

Небель — самый западный поселок Казачинско-Ленского
района, находится почти на границе. Почему у поселка
немецкое название — неизвестно (Nebel в переводе с
немецкого «туман»), ведь основали его таджики, которые
приехали сюда заготавливать лес для своей республики. А
только среди небельцев ходит такая легенда. Когда таджики
явились на нашу суровую землю и высадились в районе
будущего Небеля, один из них почесал затылок и изрек: «Не-е,
я тут не биль»… Вот от этого «не биль» и пошло
название Небель.

Сегодня жизнь в поселке после периода безвременья 90-х
устоялась, «устаканилась». После развала Советского Союза
и, соответственно, развала Таджикского леспромхоза добрая
половина небельцев покинула поселок, другая — влачила
жалкое существование. Теперь в окрестностях Небеля
заготавливают лес целых три леспромхоза. Средняя зарплата
лесовозника — 20-25 тысяч в месяц, причем платят деньги
регулярно. К сожалению, сами лесопромышленники не
пожелали рассказать, как им удалось добиться таких
замечательных результатов. Рискну предположить, что
опасаются сглазить свой успех.

— Когда заработали предприятия, — рассказывает
Наталья Козлова, председатель Небельского женсовета (есть
тут и такой), — люди стали жить, получать достойную и
стабильную зарплату и перестали уезжать (сегодня население
Небеля 400 человек — А.С.). Появилась, наконец, возможность
выезжать в отпуск на Большую землю. Особое за это
спасибо Небельскому ЛЗУ и его директору господину
Егорову. Предприятие было поднято с нуля. Но, к сожалению,
остаются нерешенными многие вопросы в поселке.

А вопросы, по мнению многих, остаются нерешенными
из-за того, что здесь нет настоящего хозяина. Потому и ждут
грядущей реформы местного самоуправления в Небеле с
надеждой. Тогда появится возможность выбрать своего мэра,
сформировать свой бюджет, который позволит благоустроить
территорию поселка. Сегодня Небель финансируется по
остаточному принципу — основные деньги остаются в
Магистральном, в состав администрации которого входит
Небель.

Уже сегодня будущие кандидаты в депутаты просчитали
источники доходов поселковой казны. Это плата за аренду
земли, часть подоходного налога от Небельского ЛЗУ. То есть
деньги, по их мнению, будут, нужно только грамотно их
распределить. Настала пора навести порядок на улицах.

Действительно, половина Небеля являет собой сегодня
будто бы последствия ядерной войны. Целые улицы
брошенного и полуразвалившегося жилья. Останки домов,
свалки покореженного металла, висящие на проводах столбы
ЛЭП — все это производит угнетающее впечатление. Скажем, веселые,
обихоженные улицы и дворы того же Магистрального резко
контрастируют с небельским погромом.

До сих пор у небельцев нет возможности
приватизировать жилье. Нет у них домовых книг, потому что
в свое время жилой фонд поселка не был принят на баланс
муниципалитета. Юридически люди живут в
несуществующих домах. Единственный сомнительный плюс —
квартплату платить не надо.

Нет в поселке детского сада и нет денег на то,
чтобы открыть группу для детей дошкольного возраста при
местной школе. А в Небеле ни много ни мало 40 дошколят,
которых родителям некуда пристроить.

Зато по количеству личного автотранспорта на душу
населения Небель на первом месте среди других населенных
пунктов района. За исключением двух дворов, каждая семья
имеет собственный автомобиль, а в кое-каких семьях имеется
по две автомашины. Ну и с тех пор как появилась работа,
покончено с повальным пьянством в поселке. Пьяницу никто
на работе держать не станет.

Сотворение мифа

Поход к святому месту, к Горе, которая упоминается в
начале статьи, был мероприятием знаковым. Проводником к
вершине стал Александр Маттерн — 19-летний молодой
человек, у которого благодаря Горе открылась способность к
целительству. Да и само святое место было открыто благодаря
ему.

— Еще в детстве, — рассказывает Александр, — когда мы
ездили из Небеля в Магистральный, я приметил эти два камня.
Я всегда представлял, что это женщина и мужчина. И всегда
просил у них, чтобы родители в Магистральном купили мне
какую-нибудь игрушку. И желание всегда сбывалось, мне
покупали то, что я хотел, на обратном пути я благодарил
каменных людей… А место это необходимо было открыть и
«запустить», чтобы район наш стал процветать. Это одно из
тех мест, откуда идет энергия, которая питает все живое на
земле. Теперь люди будут приходить сюда и заряжаться этой
энергией.

Визуально до каменных людей подать рукой. Но для
начала нужно пройти пойму реки со странным названием
Берия, которая почти что превратилась в болото. Затем
перейти эту самую Берию. И дальше штурмовать, пользуясь
интуицией, крутой подъем. Дорога в два километра заняла у
нас почти час. И это было везением. При кажущейся близости
Гора оказывается местом труднодоступным. Многие ищут
Гору по несколько часов. Туда невозможно попасть, если
человек внутренне не готов к встрече с каменными людьми.
По дороге попадаются медвежьи следы. Саму Гору, кроме
духов (хозяина и хозяйки), охраняет еще и медведица. Здесь
впервые я услышал лай медвежат, очень похожий на хриплое,
отрывистое щенячье тявканье.

При переправе через реку у подножия холма мы берем
камни, чтобы зарядить их на священном месте. По обычаю
эти камни нужно принести домой, они будут снабжать вас
жизненной энергией. А человеку достаточно погостить возле
камней полчаса, чтобы надолго пропитаться
положительным настроением.

Прикоснувшись к теплым камням, действительно
ощущаешь, как твое существо наполняется силой и
свежестью. Минуты через две я увидел синий свет,
переходящий в бирюзовый и фиолетовый, а потом и звезды,
свет которых не затмевало даже полуденное солнце. Для себя
я назвал Гору Местом. Отсюда даже в солнечный день видны
звезды. Я слышал, что такое возможно только на крыше мира
— Эвересте.

Свойства Места таковы, что если загадать желание и
попросить у Горы, чтобы оно сбылось, оно обязательно
сбудется.

— И что, тут могут сбываться даже самые материальные
желания? — спросил я у Александра. — Придет какой-нибудь
бизнесмен и попросит много денег, например…

— Он должен сначала прощения попросить у высшего
начала, ну или как его принято называть, у Бога. Помириться с
ним. Да, и ему помогут и с бизнесом, и во всем остальном. А
злой человек сюда не придет, не дойдет даже. Причины
возникнут, обстоятельства так сложатся, что у него не
получится сюда попасть. Хозяин Горы Кринарит и хозяйка
Зирината специально поставлены, чтобы никто лишний сюда
не попадал.

Когда я обходил каменные фигуры, на меня упал
небольшой камень. Александр сказал, что камни, которые
здесь падают на человека, многократно прибавляют ему
жизни. И камни эти разрешено взять с собой. Что я и сделал.
Теперь я, наверное, умру… лет через двести.

Православие и язычество мирно уживаются в сердцах
здешних аборигенов. Несколько лет назад построена церковь в
Магистральном. Теперь вот открылся православный храм в
Казачинском. Патриотизм из высокопарного
превращается в слово, наполненное жизнью. Постятся,
причащаются, ходят на церковные службы. Время,
крутнувшись, возвращается на круги своя…

Люди в Казачинско-Ленском районе сами творят свою
идею, свою судьбу. Их представление о счастье выстрадано и
потому органично. Оно и помогает им жить в этом Времени и
на этом Месте.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер