издательская группа
Восточно-Сибирская правда

В одиночку с бедой не справиться

  • Автор: Анна ПШЕННИКОВА, студентка госуниверситета

Зависимость. В любом своем проявлении это состояние
психики опасно. Опасно тем, что человек не способен
управлять собой, своими эмоциями и желаниями.

Зависимый человек эгоистичен. Любую жизненную
ценность он приносит в жертву своей болезни. Все,
что когда-то было дорого, становится неважным. Можно
переступить через любые барьеры: любовь, работу,
семью…

Семьи, которые постигла такая беда, навсегда теряют
покой. Зависимый, будь то алкоголик или наркоман,
заставляет своих близких чувствовать утрату и боль.
Боль от того, что родной человек постепенно теряет
себя, разлагается как личность. О деградации алкоголиков и
наркоманов известно всем. Но мало кто понимает, что
вместе с ними изменениям подвергаются и члены их
семей. Раньше эти люди оставались один на один со
своей бедой. Делиться семейной проблемой
было стыдно, а помощи ждать — неоткуда.

— Мой сын употребляет наркотики уже пятый год. Когда я
узнала о его пристрастии, у меня началась истерика.
Она не проходит все эти годы. Я не сплю по ночам,
потому что переживаю, как бы он не превысил дозу.
Хожу к его друзьям, ищу его по подъездам, прошу
пойти домой вместе со мной. А сын на это отвечает
грубостями, говорит, что я истеричка. Я уже не раз
подумывала о том, чтобы покончить с собой. Не могу
пережить то, что мой ребенок умрет раньше меня…

— Мой муж изменяет мне с водкой. Сколько лет он пьет,
не помню. Но уже лет 10 наша жизнь — это кошмар.
Много денег он не пропивает, но каждый день «под
градусом». Спать с ним в одной постели я не могу, от
перегара тошнит. В гости с ним мы не ходим. Он сразу
начинает пить за троих, как будто у него отнимают.
Надирается раньше всех. Детей гоняет постоянно.
Раньше они плакали, а теперь старший сын подрос и
сам стал на него покрикивать. Когда я выходила
замуж, думала: буду как за каменной стеной. А
получилось, что всю жизнь прожила с вонючим, злым
мужиком. Всю жизнь проплакала…

— Моя мать всегда была работящей женщиной. Растила
меня без отца. Говорила, что живет для меня. А
теперь я стал взрослым, учусь в политехе, а моя
мать стала прикладываться к водке. Постоянно
придумывает себе повод для выпивки. Поминки
какие-то или церковный праздник. Мне перед друзьями
неудобно. Она все время растрепанная, с запахом.
Раньше мы никогда не ругались. А теперь почти каждый
вечер она мне закатывает скандал со слезами. Мне ее
и жалко, и зло берет…

Истории, рассказанные разными людьми, схожи в одном:
в их семьях есть человек, страдающий зависимостью от
химических веществ. И родственники страдают вместе с
ним. Этот синдром специалисты и называют
созависимостью. Впервые четкое определение этой
проблеме дали еще в 1935 году два американца —
алкоголики Билл и Боб. Они определили
суть своей зависимости, а также проблемы
созависимости своих близких и постарались отыскать
пути решения.

Сегодня все изыскания в этой области
объединены в программу реабилитации созависимых
Ал-Анон. Основополагающим постулатом Ал-Анона
является анонимность. Поэтому вы не услышите здесь
имен и фамилий. Проблемы, которыми
делятся члены группы, никогда не выходят за пределы
их собраний. В группе нет постоянного руководителя.
Каждый созависимый выступает в роли ведущего по
очереди. Собрания проходят без протокола. Сообщество
анонимных созависимых не хранит списков членов и
историй болезней. Главная задача группы — осознание людьми
того, что и они подверглись болезни, которой
страдают их зависимые родственники. «Это семейная
болезнь!» — в один голос утверждают члены группы.

Сегодня тема зависимости и сопутствующих ей проблем
актуальна как никогда. Наркомания практически
захлестнула общество. И первыми на ее пути должны
встать родственники и друзья тех, кто подошел к краю
бездны. Но часто происходит наоборот. Родные
выбирают неправильную позицию, идут на поводу у
своих эмоций и провоцируют тем самым дальнейшее
развитие болезни. Как этого избежать? В первую
очередь человек должен осознать, что он созависим, а
значит, часто сам является источником семейных
проблем.

В чем проявляется созависимось? В первую
очередь — это нетерпимость, агрессия по отношению к
больному и его окружению, чувство
безысходности, постоянный стресс, ощущение вины,
мысли о самоубийстве, подозрительность и желание
установить тотальный контроль над зависимым.
Трудность заключается в том, что как алкоголик не
признает себя больным, так и созависимый считает
себя вполне адекватным реальности. На
самом деле даже когда наркоман или алкоголик излечивается и
становится здоровым, родные продолжают жить со
страхами. Эта модель поведения нагнетает напряжение
в семье и в конце концов часто провоцирует у
больного срыв. Ал-Анон пытается помочь родственникам
больного найти выход.

Иркутская группа Ал-Анон существует уже
6 лет. Инициатором ее создания был нынешний
директор центра реабилитации наркоманов «Перекресток»
Игорь Ванкон. В конце 90-х он привез эту программу из
Читы. И на сегодняшний день это единственная группа
в Иркутске, занимающаяся с созависимыми по
системе «12 шагов». Собрания проходят раз в
неделю, хотя больные (так они сами себя называют)
рады встречаться чаще. Все дело в помещении:
актовый зал наркологического диспансера предоставлен
в их распоряжение лишь по средам.

Несколько лет назад, когда в городе наблюдался всплеск наркомании,
зал заполнялся до отказа. Сейчас группу постоянно посещают около 20
человек. Люди попадают сюда по-разному. Кто-то
узнает адрес по телефону доверия, кому-то советуют
знакомые, а кого-то направляют врачи диспансера.

Почему же все-таки люди, в семьях которых
есть наркоман или алкоголик, хотят объединиться?

Созависимые говорят, что уже после первых собраний
они чувствуют, как их отношение к проблеме меняется.
Они начинают понимать, в чем их поведение ошибочно.
Приходит осознание того, что наркомания и алкоголизм
— это не порок, а болезнь. Такое изменение поведения
начинает благотворно влиять на всю семейную
атмосферу.

Но процесс реабилитации созависимых (и через них
всей семьи) очень долгий. Не всегда люди, пришедшие в
Ал-Анон, понимают это. Многие разочаровываются после
первого занятия: предлагаемый путь исцеления кажется им
слишком трудным.

— Они надеются, что здесь им дадут некую «золотую
таблетку», которая разом излечит все болезни. На
самом деле путь к исцелению они должны прокладывать
сами, — объясняют члены Ал-Алон.

Часто бывает, что человек перестает ходить
на собрания, но спустя время понимает, что нуждается
в поддержке таких же, как он.

— Подруги имеют счастливые семьи, благополучных
детей, — говорит Ольга, пришедшая на занятие после
длительного перерыва. — Чувствуешь себя среди них
белой вороной. Завидуешь их счастью. О своих
проблемах стыдно говорить. А здесь
всегда поймут и поддержат. Поэтому я прихожу и другим
советую: в одиночку с этим не справиться.

P.S. Когда после встречи с членами группы Ал-Анон
я выходила из наркодиспансера, на улице
разыгралась очень неприятная сцена. Мать хватала
взрослого сына за руку. Они шли после
процедур, возможно, парню снимали интоксикацию. Сын
кричал на свою мать, оскорблял ее. А женщина плакала
и кричала в ответ. «Семья, идущая к пропасти», —
подумала я.

Если близкий вам человек болен наркоманией
или алкоголизмом и вы хотите ему помочь, приходите на
собрания группы созависимых по средам в 18 часов в актовый
зал областного наркодиспансера (бульвар Гагарина, 6).

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер