издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Через падение -- к Богу

18 мая 2000 года в Богоявленском соборе Иркутска прошла первая служба, на которой просили у Бога избавления от пагубного пристрастия алкоголики и наркоманы. Поразительным образом это событие совпало с празднованием Дня иконы Неупиваемой чаши -- иконы, которой издавна молятся подпавшие под власть зеленого змия. Теперь под защитой этого православного образа живет и работает Душепопечительский православный центр (ДПЦ) имени святителя Иннокентия Иркутского. Действует он с благословения архиепископа Иркутского и Ангарского Вадима. Нынешним летом ДПЦ перебрался из предместья Рабочее за город - в заброшенный пионерский лагерь. Отец Владимир Кокорин с открытия центра и по сей день занимается окормлением наркозависмых.

Сегодня Душепопечительский центр из заброшенного, разворованного и полуразрушенного лагеря стараниями
отца Владимира и руками реабилитирующихся наркоманов восстает из руин. Наркоманы,
вдохновленные православной идеей, не просто возводят реабилитационный центр, а
создают храм новой жизни, своей жизни. Безусловно, радует тот факт, что эти люди,
ставшие на путь трезвости, занимаются серьезным, полезным и нужным делом, а не
грабят нас и наши квартиры.

* * *

!I1!— Мы здесь, за городом, уже второй месяц, — рассказывает отец Владимир. — Здание,
которое мы занимали раньше, находилось возле Князе-Владимирского храма. Но его
продали, и новые хозяева предложили Душепопечительскому центру арендовать его за
сто тысяч рублей в месяц. Тогда мы написали в администрацию письмо, и нам
предложили заброшенный пионерский лагерь. Конечно,
расположение такого центра в черте города имеет свои плюсы и минусы. Минусов
больше, и мы очень часто ребят теряли, потому что соблазны рядом. Но, с другой
стороны, у тех, кто выдерживал, живя рядом с соблазном, у тех уверенности в своих силах
больше. И у нас тоже.

— Отец Владимир, а как вы стали этим заниматься?

— Я до этого окормлял в основном наркозависимых, занимающихся по
двенадцатишаговой программе анонимных наркоманов. Но у нас не все с этой
программой стыковалось, потому что православие — строгое вероучение. Там же
допускался синтез различных верований.

— Вы занимаетесь с наркозависимыми по программе отца Анатолия Берестова из Москвы.
Что это за программа?

— Она называется — «Духовная реабилитация». В основе ее — христианская нравственность.
По сути, такая программа раньше применялась и в монастырях. Состоит она из трех
этапов. Первый — снятие абстинентного синдрома, ломки… Происходит это в течение
месяца. В это время человеку что-то объяснять бесполезно, необходимо, чтобы наркоман
решился избавиться от своего пристрастия и пережил это состояние. Это чисто
медицинский аспект, мы сегодня не в силах обеспечить этот этап в нашем центре, потому
только после того, как человек переживет ломку, мы берем его в центр.

А вот второй этап на церковном языке и называется окормлением. В этот период человеку
объясняется, что наркомания — грех. И вообще объясняется само понятие греха.
Это не просто пагубно для его тела, но, прежде всего, это
гибельно для души. Почему пагубно для души? Человек не просто умрет, а
мучиться будет вечно. Наркомания, как и пьянство, относится к смертным грехам.

Недавно на Байкал ездили. Библию читали, разбирали, в чем смысл жизни. Только ли
земная жизнь есть или мы еще и после нее будем жить? Мы стараемся разговаривать на такие
темы и о таких вещах, о которых они никогда не
слышали и не читали. Редко ведь кто священное писание
открывает, в церкви ходит — верующих семей мало. И еще
есть такой момент: когда человек к нам приходит, он
заполняет анкету. В ней есть такой вопрос: цель твоей
жизни. Для чего ты живешь? Многие или прочерк
ставят, или вообще не понимают вопроса. Пишут в
ответах, что нужно жениться, построить дом, купить
квартиру, машину. Чисто материальные вещи. Это
стандарт. Я их спрашиваю: «Вы сами-то от этого
получаете радость, вам самим-то радостно от этих
мыслей? Это же все уныло». Это один из главных
моментов программы — чтобы цель у них появилась, и не
только материальная, но и духовная.

* * *

!I2!Беседа проходит за общим столом. Отец Владимир и десять его подопечных участвуют
в нашем разговоре. У бывших наркоманов есть на этот счет свое мнение.

— Чтобы понять, что такое грех, нужно принять истинную веру, — рассуждает Володя,
староста в центре. — Когда начинаешь верить, то приходит все остальное: появляются
и смысл жизни, и ее цель. А вера и цель — это самое главное.

— И какая у тебя цель?

— Сейчас я веру обретаю, молюсь. А вот раньше
не было никакой цели. Если бы мне кто-нибудь сказал,
что, мол, ты придешь в храм, я ему
рассмеялся бы в лицо.

— Можешь рассказать, как ты пришел в храм?

— Однажды почувствовал: или спасение, или смерть. У меня была возможность
созвониться с батюшкой. Он говорит: «Иди в храм, на службу, тогда посмотрим, что
можно сделать». Это было восемь месяцев назад. Встал выбор: идти утром на точку (даже
деньги были с собой) за дозой или идти в храм. Здоровья уже не было никакого. До храма
от моего дома 40 минут ходьбы, а я два часа шел.

История старосты Володи типична для большинства находящихся в центре. В
определенный момент человек понимает, что дальше — только полное разрушение и
смерть. Статистика подтверждает: из 10 наркоманов девять умирают в раннем
возрасте.

Отец Владимир так объясняет процедуру воцерковления:

— Если человека посадить за руль, а он до этого ни разу не ездил, что
из этого получится? Он, скорее всего, попадет в аварию. В церковной жизни, когда
не знаешь ее законов, попадаешь в аварии постоянно. Человеку нужно понимать,
что вот это нельзя делать, нельзя другое, третье… А чтобы спастись от греха, нужно
сотворить определенную молитву или строгий пост на себя наложить. И вот когда
человек научается этому, изучает эти законы, он научается жить трезво. То есть
воцерковление — это этапы познания того, как жить трезво и свободно. Ведь истинная
свобода — это свобода от греха.

— Отец Владимир, в ваш центр могут попасть только крещеные?

— Нет, у нас есть и некрещеные. С обрядом крещения у нас строго. Когда человек уже
действительно отвык от наркотиков, когда у него полгода, год трезвости, тогда, может быть, я его буду
крестить. Некрещеные не имеют права участвовать в таинствах церкви —
причащаться, исповедоваться, собороваться. А посещать храм и молиться им никто не
запрещает.

Надо сказать, что на втором этапе идет не только духовная подготовка. Обязательна
трудотерапия. В центре ребята все делают своими руками. Потому что, если мы хотим
вернуть их в общество, но они не будут работать, то смысла в этом возвращении нет:
ленивая душа — кузница для сатаны.

Поэтому третий этап — социальная реабилитация. Это когда человек возвращается в
общество, в семью, на учебу, на работу. Мы стараемся задать такие параметры, чтобы
человек, выходя от нас, шел учиться, работать.

— Вы отслеживаете их судьбу?

— В основном мы отслеживаем судьбу наших, иркутских, реабилитантов. С иногородними
сложнее. Но перед большими православными праздниками мы обязательно обзваниваем
всех.

— Отец Владимир, вы помогаете устраиваться ребятам после центра?

— Вот слева от вас сидит Денис, он только что устроился на работу, на хлебозавод.

— На работе знают о вашем прошлом? — спрашиваю Дениса.

— Да. Я этого не скрываю.

— Что для тебя сегодня трезвость? Она отличается
от той трезвости, которая была у тебя до того, как ты стал наркоманом?

— Честно сказать, я не помню ту трезвость. Я так долго кололся, что уже не помню.

— А в чем вы находите кайф, откуда черпаете в трезвой жизни положительные эмоции?

— От всего. От общения с любимой девушкой. В кино
хожу, в театр, — отвечает Алексей, один из
реабилитирующихся. — А Денис у нас от работы
получает положительные эмоции. Еще он батюшке помогает. Чем дольше трезвую жизнь ведешь, тем все больше удовольствия от нее получаешь.

— Православные ценности помогают жить трезво?

— Я три с половиной года не употреблял наркотики, за это время женился, завел ребенка.
Но потом похоронил отца и снова стал колоться и употреблять алкоголь. Теперь
вот обратился к Господу.

— Получается, что наркотик для тебя стал средством снятия стресса?

— Получается так. Нужно научиться без наркотиков снимать стресс. И все
проблемы решать по-трезвому.

— И как уйти от стресса без наркотиков и алкоголя?

— Православный человек в трудную минуту не станет искать забвения на дне стакана или
на игле, он пойдет в церковь и помолится. Заходишь в храм, поговоришь с Богом, и душе
легко, как будто упало что-то с тебя, груз какой-то. И ощущаешь себя по-новому.
Православного спасет только вера.

— А у вас стрессы бывают, отец Владимир?

— Да, особенно когда из центра кто-нибудь уходит, не выдерживает. Когда наркозависимый
немного отойдет от наркотиков, у него появляется очень много идей: идти на работу,
денег накопить, семейные проблемы решить. Но я
понимаю, что на самом деле он уходит в никуда и
может больше не вернуться. Мы ведь
насильно в центре никого держать не можем. Потому что ни один наркозависимый без его
на то воли не был исцелен.

— Отец Владимир, а как вы сами от стресса избавляетесь?

— По-разному. Молюсь. Прошу у Господа выдержки и терпения.

— Давайте коснемся материальной стороны. Где вы
продукты берете? Те, кто здесь живет, платят за
реабилитацию?

— В основном ребята живут здесь бесплатно. Продуктами родители и родственники помогают. А
материалы для ремонта — это в основном пожертвования.

— И как вы зимовать тут собираетесь?

— Крышу уже сделали (здесь ее совсем не было, растащили). Полы парни тоже настелили,
сейчас окна стеклим. Отопление печное, буржуйка к тому же имеется. До зимы с
материалами обещали помочь. Ну, а электричество для нас — это, конечно, фантастика.
Если устанавливать электрогенератор, то на одном бензине разоримся.

— Совсем без электричества зимовать будете?

— Как-то раньше ведь люди жили…

— Ничего, эти трудности, наоборот, сплачивают, —
поддерживает батюшку староста.

— Отец Владимир, а о перспективах думаете?

— Площадь позволяет брать больше людей на реабилитацию. Но
где взять персонал, старших? Мы берем только из тех, кто
сам прошел реабилитацию в центре и желает остаться и
другим помочь. Для этого еще ведь призвание надо.

Летом обычно было
затишье, в центры в этот период обращалось очень мало наркоманов. Но нынче с
мая пошел поток желающих попасть на реабилитацию. Постоянно звонят и
приходят. Я думаю, что количество наркотиков на рынке возросло многократно.

В Иркутске были даже такие акции: цыгане-наркоторговцы первую партию раздавали
бесплатно, чтобы «завязать» клиентов на себя. Вручают
чек и дают адрес: «Приезжай туда, там сейчас с машин
торгуют». Раньше это были единичные случаи, а теперь —
система.

— Как смотрит православие на эту серьезнейшую проблему современности — наркоманию?
Нужно ли с нею бороться и можно ли победить?

— Наркомания, как и пьянство, есть следствие бездуховного образа
жизни. Это как лакмусовая бумажка, индикатор того, как живет человек, общество.
Если человек живет бездуховно, безнравственно, наркоманов больше.

— Значит, надо общество лечить?

— Наркоман где воспитывается? В семье. И Бог прежде всего с кого спросит? С отца и с
матери.

— Думаете, если распространять православные ценности, духовный опыт, наркоманов станет
меньше?

— В полном объеме Царствия Небесного на земле не будет. Задача же
государства — не допустить ада на земле. А задача церкви — просвещение, возвращение
человека к образу и подобию Божию. То есть к нормальному состоянию, здоровью
духовному и физическому.

— Отец Владимир, вы занимаетесь довольно давно проблемой наркомании. Вы
видите свет в конце тоннеля, возможно ли эту проблему решить?

— Один православный врач так сказал: «Наркоманию, по сути дела,
Бог попустил в России, чтобы люди пришли к нему». То есть через падение у людей появилась
возможность обратиться к Богу. Ведь что такое промысел Божий? Промысел Божий — когда человек творит
грех, а возникающее зло Господь пресекает и направляет к
добрым последствиям. Казалось бы, наркомания — грех, но через этот грех человек
может исправиться и вернуться к Богу.

Сегодня появляются новые виды зависимости. Компьютерная, например.
Или игра на автоматах на деньги. По последним
данным, в России уже два миллиона игроманов. Как их лечить?! Мы не знаем, что через
два года будет, может, наркотики исчезнут, отойдут на десятый план, появится какая-
нибудь другая зараза.

Предварительное собеседование для жаждущих излечения проводится каждое
воскресенье в 15 часов в Князе-Владимирском храме Иркутска после молебна. Адрес:
предместье Рабочее, Каштаковская, 52, тел. 34-95-73.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector