издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кровавая конкуренция

  • Автор: Андрей ЧЕРНОВ

Было время, когда сорокалетняя Вера Лямзина искала себя в предпринимательстве. Но не везло женщине в бизнесе "купи-продай". То денег на очередную партию товара не набрала, то конкуренты на вираже обскакали. Озлобилась тогда Вера на весь белый свет - трудно матери-одиночке в разгар капитализма. Да если сама себе не поможешь, то кто тебе поможет? И однажды Вера решила заняться очень серьезным и стабильным бизнесом - торговлей наркотиками. Крутой поворот в карьере будущей торговки произошел в 2001 году.

* * *

Два года Вера Лямзина травила Братск в одиночку. Пока зимой 2003 года не
познакомилась со Славой Хвостовым. Вера была предпоследней в длинной цепочке
наркотрафика. От нее «дурь» отправлялась мелкооптовыми партиями на так называемые
«точки». Одной было трудновато вести столь хлопотное дело. Вот и стал для Веры
двадцатичетырехлетний Слава Хвостов надежным партнером
в «бизнесе». Дело стало развиваться куда стремительней, чем до сей поры. Да и опыт у
нового помощника наркоторговки был соответствующий для такого рискованного вида
предпринимательства — восемь лет в зоне общего режима за кражу в особо крупном
размере.

Карусель закрутилась. Как заправские коммивояжеры, весной 2003 года отправились Вера
и Слава по близлежащим окраинам и поселкам Братска. У
одних наркоманов узнавали про других и вербовали среди них мелких распространителей,
за дозу готовых продать мать родную.

Но практика показывает, что так называемые «бегунки» — наркоманы, торгующие
«дурью» за бесплатную дозу, — публика ненадежная, склонная к предательству, обману и
всяческим «подставам». Вот такими «нехорошими бегунками» и оказались Лариса Валых и
Вероника Сидорова из Гидростроителя. Наркодуэт нанял на работу обеих девиц в мае
2003 года.

А уже через месяц начались проблемы.

Лариса как-то не поделила с Вероникой очередную бесплатную дозу. Решила отомстить
«нечестной» товарке. В один из визитов Лямзиной и Хвостова в квартиру Валых, где
жили обе наркоманки, Вероника улучила момент и шепнула Вере:

— Лариска ментам на тебя настучала, что ты, типа, наркотой торгуешь… Надо ее кончать.

Вера Лямзина, женщина по роду своей деятельности очень подозрительная, безусловно,
поверила Сидоровой. В одиночку убивать было не с руки. Вера договорилась со своим
компаньоном. 10 июня она пригласила Ларису якобы провести время на природе и
поговорить о делах, а уж Хвостов проделал основную работу.

Место выбрали сразу — на берегу Ангары. В районе Братска, где широко разлилось
водохранилище ГЭС, есть множество безлюдных мест. Вера Лямзина сама отыскала такое
место.

— Ну что, колись, — обратилась она к наркоманке, — чего про меня ментам
наболтала?!

— Да ты что, Верка! — начала клясться и божиться всеми святыми Валых. — Да чтобы я! Да
тебя! Да ты…

Стилизованная под бейсбольную бита лежала в багажнике «шестерки», на которой все
трое прибыли на берег Ангары. Пока сожительница выясняла отношения с наркоманкой,
Слава незаметно взял биту и так же незаметно подошел сзади к Ларисе.

— Ах, ты еще и врешь! Бей! — заорала Лямзина.

Удар пришелся по шее. На какое-то мгновение Валых потеряла сознание. Слава схватил
обмякшее тело за ноги и потащил к воде.

— Не надо меня убивать, — пришла в сознание Лариса Валых, — я все расскажу, всю
правду про ментов, только не убивайте меня!

— Мне на твою правду плевать. Добей ее! — приказала Вера подельнику.

Теперь Слава бил по голове. Бил наверняка. Одежду
сняли и выкинули через полтора километра прямо из окна автомашины. Труп забросали
ветками.

* * *

Саша Чемезов — наркоман с трехлетним стажем. С Леной, своей сожительницей, Саша
сошелся на почве общей страсти — к игле. Кололись самозабвенно, до
судорог, ломок и неподъемного долга. Отраву брали у Лямзиной. Брали, чтобы, продав
десять чеков, иметь возможность одиннадцатым уколоться бесплатно. Торговля шла все
хуже, а доза все росла. Одиннадцатого бесплатного чека стало не хватать. В вену пошли
сначала каждый восьмой, потом шестой, потом второй. Одним отвратительным весенним
утром сожители обнаружили, что должны Лямзиной больше девяти тысяч рублей. Из
вены обратно их не достанешь, рассчитываться надо. Лямзина шутить не любит, подвязки
у нее и у бандюков, и в ментовке.

Как-то Вера со Славой приехали на своей «шестерке» на квартиру к Чемезову и его
подружке.

— Ну что, голуби, расплачиваться будете? Где мои деньги?!

Слава демонстративно поигрывал битой.

— Мы рассчитаемся… — едва слышно выдавила Лена.

Наркоторговка прекрасно знала, что рассчитываться наркоманам с ней нечем. Взять с них
тоже нечего — все давно по вене пущено.

Наверное, так на рабовладельческом рынке покупатели осматривают живой товар. Вера
подошла к наркоманке, взяла в щепотку ее подбородок. Шлепнула по ягодицам, потискала
за грудь. И удовлетворенно фыркнула:

— Отработаешь в «офисе».

«Офисом» в среде барыг и бандитов считаются так называемые фирмы по оказанию
интимных услуг.

* * *

В наркобизнесе, как и во всяком другом, действуют законы конкуренции. И решаются они
похожими способами.

Ольга Каргина, точно так же как и Лямзина, торговала героином. Она тоже была оптовой
поставщицей, наркотики от нее уходили наркоманам-бегункам. Вот только в отличие от
Лямзиной Каргина была более удачливым предпринимателем. Настолько удачливым, что
Вера вынуждена была у нее брать деньги в долг. Рассчитываться не хотелось. Ведь
берешь в долг чужие и ненадолго, а отдавать приходится свои и навсегда.

Распаленная убийством Валых, которое к тому же успешно сошло с рук, Вера Лямзина
решила поправить свой бизнес и навсегда решить проблему с долгом.
Утром 12 июля, по прошествии месяца с момента убийства подчиненной наркоманки, на
квартиру к Саше Чемезову пришел Слава Хвостов.

Саша уже третий месяц коротал в одиночестве серые будни в ожидании, когда его
сожительница, или, как он называл Лену, жена, вернется с отработки долга.

— Слушай сюда, — обратился к наркоману Слава, — пойдешь со мной, Верка даст тебе
героина и бабу твою из «офиса» заберет.

— Давай! — возбудился было наркоман. — А куда идти-то?

— На дело, кое-кого завалить надо.

У наркомана против такого предложения взбунтовались все его рахитичные силы и
остатки человеческого облика. План Лямзиной провалился, привлечь еще одного человека
для своего черного дела у нее не получилось. Саша Чемезов наотрез отказался
участвовать в преступлении.

Отступать? Ни за что! Вера решила провернуть свое дельце вдвоем со Славой. Тем более
что Слава еще от зоны толком не отошел и во всем слушался свою «мамочку» — Веру
Лямзину. Он прочно застрял у женщины под каблуком и не хотел оттуда вылезать. Надо
полагать, Слава в образе наркоторговки Лямзиной видел маму. Маму-алкоголичку,
которая в детстве бросила его, малолетнего, на бабушку, а сама ходила и сшибала рюмки.
Вера, женщина властная и неглупая, сразу это почувствовала своим обостренным
преступным чутьем. Она стала для Славы и матерью, и женой, чтобы надолго и крепко-
накрепко привязать зэка к своему прожженному телу и к своей дырявой душе. Все без
исключения знакомые, а затем свидетели на суде твердили, что «Хвостов против Веры
пикнуть не смел».

А настоящая мама Славы Хвостова на суде скажет:

— Когда мой сын освободился, я не хотела, чтобы он жил с Лямзиной. Я знала, что она
торговала наркотиками, давала их в долг, а потом девчонок заставляла отрабатывать
в качестве проституток.

Сын не послушал, да и не мог послушать мать, которая его предавала неоднократно:

* * *

Поздно вечером того же дня, когда убийца Хвостов приходил к наркоману Чемезову за
помощью, в квартире у Ольги Каргиной зазвонил телефон. Звонила подруга детства Вера
Лямзина. Говорила, что надо встретиться. Обещала отдать долг и помочь объехать
должников Ольги. Это было как нельзя кстати: Ольга собиралась уехать из Братска на
весьма длительное время. Она даже золотишком запаслась в дорогу, пачками долларов и
рублей.

По телефону Ольга договорилась с Верой, что подъедет к своей подруге на такси, а после
они вместе отправятся по должникам. Между электроплитой и стенкой стоял топор с
желтой рукояткой. Пока Ольга ехала к Вере, топор перекочевал в полиэтиленовый пакет.
Нож Слава засунул за ремень.

Около 12 ночи вся компания собралась в квартире у Каргиной. По дороге захватили водки
и закуски. Кроме самой Ольги, в квартире находились ее одиннадцатилетний сын Сергей и
сожитель Рафик Ахмедулин. Рафик был наркоманом, Ольга его держала при себе, а тот в
благодарность помогал толкать наркоту.

Предварительно Хвостов договорился с Лямзиной, что убивать нужно будет всех, кто в
момент убийства окажется в квартире.

Сели за стол. Выпили по одной. Ахмедулин к водке был довольно равнодушен. Потому
сразу же после первой стопки встал и отправился к соседям, таким же наркоманам, —
ширнуться. Слава отправился вслед за Ахмедулиным, только к соседям этажом выше. У Ольги
оказался сломанным магнитофон, потому решили позаимствовать этот прибор для
веселой вечеринки у соседей.

Слава поставил магнитофон на стол, наклонился к пакету, который стоял под столом,
вынул тот самый топор с желтой ручкой. Этот топор потом опознает Гена — сын
Лямзиной. Вытащив орудие, он быстро отступил за спину Ольги и ударил ее по голове.
Каргина рухнула на пол. Слава продолжал рубить Ольгу топором по голове.

С окровавленным топором Хвостов отправился в зал. Сергей лежал на кровати
с открытыми глазами. Что прочел убийца в глазах мальчика? Кто знает… Но почему-то
Хвостов ударил ребенка не лезвием, а обухом топора. Развернулся и отправился на кухню.

Ольга шевелилась, распластавшись в луже крови. Тогда Слава схватил нож и стал
кромсать тело удачливой конкурентки своей «мамочки». В это время входная дверь в
квартиру хлопнула — вернулся уколотый Ахмедулин. Наркоман, минуя кухню, отправился
прямиком в зал. Тут его настиг топор. Слава первый
раз ударил Ахмедулина обухом, чтобы сбить с ног. Когда Рафик упал, Слава
перерезал горло наркомана ножом. Попинал ногой тело, чтобы
убедиться в том, что Ахмедулин больше не поднимется.

— Славка, ты халтурщик! — раздался голос «мамочки». — Сережка-то живой.
Доделай работу.

После этого начался форменный грабеж в квартире наркоторговки.
Из ушей Ольги выдрали серьги, кольца стаскивали прямо с лоскутами кожи. Все золото
«мама» Вера спрятала себе в карман. Его оказалось на 61 тысячу 200 рублей. Пять цепочек,
14 колец, трое серег и одна подвеска — все, что нажила Ольга нелегким «трудом»
наркобарыги.

Наркотики сложили в полиэтиленовый пакет — 124 грамма героина. В другой пакет
собрали остатки закуски, пустые и полупустую бутылку. Вафельным полотенцем Вера
протерла стол и оставшуюся посуду…

— Чтобы следов не было, — буркнула она.

* * *

Но следы остались. Слишком много людей видели в тот вечер подруг-наркоторговок в
сопровождении Славы. Слишком громкой была вечеринка. Слишком много было трупов.
Кровавая конкуренция для сладкой парочки закончилась арестом.

В квартире Лямзиной при обыске обнаружили трудовые книжки, паспорта, свидетельства
о рождении на разные имена. Все эти люди, а точнее наркоманы, ходили в должниках у
Веры или отрабатывали проститутками свои долги в борделях Братска. И куча долговых
расписок на четырехзначные цифры. Была среди них и расписка от Лены, сожительницы
Саши Чемезова, на 9 тысяч 500 рублей.

А Славе Хвостову пришлось пережить предательство любимой женщины
— «мамы» Веры. На
процессе Вера Лямзина выставляла себя этакой овечкой, которая попала в лапы к
матерому волку-уголовнику. И во всех преступлениях виноватила Хвостова: дескать,
она ничего не могла противопоставить грубой силе зэка…

Впрочем, сыну алкоголички, зэку, пробывшему на воле всего четыре месяца, к
предательству было не привыкать. Одна мама сделала все, чтобы он стал вором. Вторая
«мамочка» сделала из него убийцу.

Окончательный приговор — Лямзину Веру признать виновной в подстрекательстве к
убийству, в краже и в хищении наркотических средств. Окончательное наказание — 14 лет
лишения свободы. Во всем остальном суд признал виновным Хвостова. Славе сидеть 24
года. Первые пять лет он проведет в тюрьме, в ПКТ, помещении камерного типа. Когда
Слава выйдет на волю, ему будет 49 лет. Когда выйдет на волю Вера, ей будет 54.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное