издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Открытый финал. Тайна мастер-класса заслуженной учительницы России Елены Ивановны Дулимовой

  • Автор: Элла КЛИМОВА, "Восточно-Сибирская правда"

Минувшей весной Елена Ивановна Дулимова, учитель-словесник Пивоваровской средней школы Иркутского района, выпустила в жизнь свой одиннадцатый класс. Собственно, её этот класс стал семь лет назад, когда она, приняв пятиклашек, повела их, как говорится, "через тернии к звёздам" - к аттестату зрелости.

Признаётся: «С их уходом словно частица меня самой ушла. Я вновь взяла 5-й класс и сразу сжалась — новые малыши показались мне чужими. Но вот новая весна, и я понимаю, что люблю этих так, как своих прежних».

В эмоциональной открытости вся она — сельская учительница, ни разу за 35 лет работы в школе не пожалевшая об избранной стезе; ощущающая единение с учениками: и с теми, кого уже оторвала (в который раз!) от себя, и с теми, кто постоянно к ней прибивается. В своей книжке «Творческая мастерская педагога», переизданной в прошлом году, Елена Ивановна так определила исток этой связи: «Важнее всего в педагогическом процессе — уважение к профессии, к ученику. Иначе так и не приобретается чувство соединённости с детьми, и учитель остаётся наедине со своими мыслями, а уж спустя время они сделаются не интересны и ему самому».

Спору нет, у каждого учителя, какой бы предмет ни вёл он, есть свои наработанные годами приёмы. Но у одного они костенеют в штампах, а у другого, истинного педагога, ранее наработанное питает живую мысль, не сдерживая её полёт. Лишний раз убедилась в этом, побывав на мастер-классе, который дала заслуженная учительница России Елена Ивановна Дулимова своим коллегам — русистам, съехавшимся в конце марта со всех районов области. Мне показалось, будто одна из глав её книги ожила, озвученная ярким словом, одухотворённая личным переживанием.

Что до темы преподанного коллегам урока, то она была сформулирована призывом: «Давайте наше слово сохраним!». И сосредоточена на одной из самых болевых культурно-этических проблем: восстать против сквернословия, порабощающего родную речь, — значит отстоять нравственное здоровье нынешнего и будущих поколений россиян. Раскрыть её можно было по-разному. Легче, но скучнее — назидательной проповедью в защиту русского языка; труднее, но во сто крат благодарнее — активным диалогом с аудиторией. Вовлекающим всех сидящих за «партами» в со-творчество и в конечном счёте делающим их со-ратниками по общей благородной цели.

Разумеется, Елена Ивановна предпочла второй путь. И при желании его легко можно было бы «измерить» отлетающими минутами. Столько-то времени заняло обращение к присутствующим; столько-то — демонстрация наглядных пособий и ещё столько-то — проверка заданий, выполненных разбитым на несколько групп «классом». Всё, как и должно получиться у опытного педагога, «уложилось» в 40 минут обычного школьного урока. Для создания методички в помощь учителю-словеснику такая «поверка алгеброй гармонии» в самый раз. Но ей, как мёртвой фотографии, не под силу было бы передать хрупкую ткань живого общения, за короткое время сблизившего ранее меж собой почти незнакомых людей.

Долго пыталась подобрать ключ к её успеху, дать своё объяснение всему, что произошло на моих глазах за столь короткое время. Пусть я не педагог. Но у нас оказались общие корни: и филологический факультет, и Учитель — доцент Иркутского классического университета Анна Леонидовна Рубанович; и даже темы дипломов: по творчеству Лермонтова.

Должно же было сейчас открыться мне хотя бы что-то, объясняющее её тайну! Детские рисунки, представленные в качестве демонстрационного материала? Да, они наивно, но в общем-то верно показывают, каким опасным бумерангом возвращается к нам грязное слово. Ссылки на отечественных и зарубежных классиков, во все времена призывавших к уважению языка? Конечно, и это тоже: обращение ко Льву Толстому, Анне Ахматовой, Анатолю Франсу, Ивану Бунину интеллектуально раздвигает границы выстраиваемой ею панорамы.

Общий, всем «классом» ведущийся поиск эмоциональных и точных выражений, в которых должна быть написана и озвучена листовка, зовущая к активной борьбе со сквернословием? Естественно: когда отстаиваешь свою гражданскую позицию, без высокой публицистики не обойтись. Наконец, её речь, свидетельствующая о широкой эрудиции? Но она просто не может быть другой у человека, получившего ещё одно гуманитарное образование; во втором дипломе Елены Ивановны Дулимовой значится: преподаватель мировой художественной культуры.

Могу и дальше пересчитывать «кирпичики», положенные в фундамент возведённого ею «здания». При этом отдаю себе отчёт в том, что ни на йоту не приблизилась к разгадке того, как оно на моих глазах cозидалось. Только сама собой лишний раз подтвердилась истина: «расчленить на элементарные частицы» творчество, не убив при этом его живую душу, просто невозможно!

Зато в наших силах, переступив порог лаборатории Мастера, кем бы он ни был: живописцем ли, писателем, музыкантом или, как Елена Ивановна Дулимова, педагогом, — по немногим штрихам узнать о его, Мастера, поиске, разочарованиях и обретениях. Разумеется, один мастер-класс, к тому же проведённый по одной конкретной, чётко определённой теме, более близкой нравственным вопросам, нежели литературе, лишь приоткрыл заветную дверь. Но за ней — раздолье опыта, искушённого десятилетиями педагогического труда и размышлениями интеллигента-гуманитария. Не ощутить на себе влияния этого по крупицам собираемого и бережно хранимого духовного богатства было невозможно.

Не потому ли и тютчевские строки о том, что

Нам не дано предугадать,

как наше слово отзовётся…

звучали в интерпретации Елены Ивановны Дулимовой так объёмно и гармонично? Несли собой не только узкоприкладной смысл, как того требовала цель мастер-класса: мол, невозможно предусмотреть, чем оборачивается изречённое тобою. И даже не горестно-философский — самого поэта, признавшего своё «бессилие» перед «загадкой» Слова. Это двустишие неизбежно требовало своего, пусть произнесённого в мыслях, продолжения — казалось бы, такого известного, но всякий раз бередящего душу:

… И нам сочувствие даётся,

как нам даётся благодать.

Но что значит для любого учителя, тем более для преподавателя русского языка и литературы, со-чувствие, как не возможность про-рваться к ученику? Несмотря на всезнайство Интернета, на пошлость телевидения, на угодливость компьютера — прорваться и разбудить юный ум, растормошить сердце! Проведя свой мастер-класс, Елена Ивановна Дулимова поделилась с коллегами своей методой — как делает это она, ведя уроки хоть в пятом, хоть в девятом, хоть в одиннадцатом классе. Возраст ребят — разный, но сверхзадача педагога одна. Елена Ивановна выразила её так: «Слово учителя не должно быть выброшено на ветер».

… Несколько минут назад я слышала, как благодарили Дулимову коллеги. И вот сидим в опустевшей аудитории Иркутского государственного института повышения квалификации учителей. Спрашиваю Елену Ивановну, удовлетворена ли она сама проведённым мастер-классом. Она медлит, словно мысленно отсчитывает назад пролетевшие 40 минут. А когда отвечает, то поначалу кажется, что не «по теме»:

— Урок не заканчивается точкой. У него обязательно должно быть после-делие. Если угодно, он должен иметь открытый финал. Вы видели: присутствовали не новички в педагогике; у каждого — свой опыт, свой подход к разработке темы, своя манера общения. И собрались коллеги совсем не для того, чтобы со старанием подмастерий слепо копировать. Если каждый возьмёт у меня что-то полезное для своей личной практики, буду рада.

Мне же подумалось: повезло ребятам из Патрон, Худякова, Дзержинска — всем, кому в Пивоваровской средней школе преподавала и преподаёт родную речь и родную словесность Елена Ивановна Дулимова. Потому что её уроки не имеют финала. Они словно распахнуты в завтрашний день…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер