издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ищите женщину

  • Автор: Людмила БЕГАГОИНА, "Восточно-Сибирская правда"

Приговор, вынесенный недавно Иркутским областным судом под председательством судьи Елены Трофимовой, не имеет прецедентов: 28-летняя Алёна Полякова, подсыпавшая в водку ухажёру - с целью его обокрасть - сильнодействующий психо- тропный препарат, признана виновной не только в разбойном нападении, но и умышленном убийстве и получила срок 13 лет лишения свободы в колонии общего режима.

Создавая свой бизнес, Алёна не изобретала велосипеда. Подцепить в ресторане богатенького кавалера, подмешать ему в бокал со спиртным быстродействующее лекарство и обобрать, когда он будет в состоянии невменяемости, — сценарий известный. По нему ещё в 1988 году режиссёром Сергеем Ашкенази был снят художественный фильм «Криминальный талант» с обаятельной Александрой Захаровой в главной роли.

Героиня нашего детектива симпатии как-то не вызывает. По внешности — далеко не красотка, по характеру — самоуверенная, агрессивная и циничная.

Но недаром же столько ходит анекдотов про то, как подцепить мужика: бутылка водки — и любая дурнушка покажется желанной.

Полякова, работавшая до ареста официанткой в кафе «Фрегат» в микрорайоне Зелёный областного центра, прекрасно знала, как найти путь если не к сердцу (а романы её и не интересовали), то к кошельку мужчины. Она любила красивую жизнь. Согласно заключению психолога, ценностные ориентации подсудимой носили исключительно материальный характер. Да и показания, её собственные и свидетелей, собранные в уголовном деле, дают ясное представление о привычках и интересах обольстительницы. «На работу», то есть «снимать» мужиков, которых потом предстояло отравить и обворовать, Алёна ездила исключительно на такси. Напитки предпочитала дорогие: пиво «Миллер», вино «Мартини». Заведения выбирала, доступные лишь состоятельным клиентам (в материалах дела упоминаются ресторан «Охотник» в отеле «Звезда», бар «Берлога» в «Интуристе», кафе «Кристина», принадлежащее небезызвестному Карапетяну).

Такой способ покушения на чужую собственность, как введение потерпевшему опасного для здоровья и жизни вещества, постановлением пленума Верховного суда РФ приравнен к разбою. Конечно, подсыпать в алкоголь «сонный» порошок, даже наверняка зная, что благодаря этиловому спирту действие его может многократно усилиться и привести к тяжёлым последствиям, — это выглядит всё же не так грубо и откровенно, как нападение в маске и с оружием в руках. Хотя сути не меняет. К тому же Алёна Полякова оказалась разбойником со стажем и опытом. Банальное нападение с чулком на голове и кухонным ножом в руке (причём на свою же подружку) в её жизни, оказывается, тоже было: в 1998 году она приговорена Нижнеилимским районным судом к 7 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года. Вскоре после этой ошибки молодости Алёна, состоящая на учёте в местной ЦРБ с диагнозом «опийная наркомания», совершила другую — родила дочку, воспитанием которой заниматься у неё и её сожителей не было никакого желания. Да и чему доброму могла она научить ребёнка? Когда Нижнеилимский районный суд по ходатайству органов опеки и попечительства ограничил нерадивую мамашу в родительских правах и назначил опекуном 5-летней девочки бабушку, Полякова решила начать новую — богатую и красивую — жизнь, за которой и отправилась в столицу области.

Понимая, что не всякий клиент даст себя безропотно усыпить и обокрасть, авантюристка первым делом обзавелась «крышей». Пока она обрабатывала жертву, четверо парней охраняли её, находясь на связи. В случае необходимости (вдруг подвыпивший ухажёр полезет в драку или вздумает издеваться над бедной девушкой) телохранители должны были прийти к ней на помощь. Естественно, не бескорыстно: их услуга стоила Поляковой половины добычи.

Охранников такой способ зарабатывать на жизнь нисколько не смущал. Они, как выяснилось, не только обеспечивали безопасность преступнице, обиравшей попавшихся на удочку мужчин, но и параллельно сами совершали кражи. На момент составления обвинительного заключения проходившие по делу Поляковой свидетелями Олег Сластных, Мирали Каландаров, Юрий Кулаков и Александр Долецкий уже содержались под стражей в Иркутском следственном изоляторе за хищения из квартир.

Сколько мужчин отравила обольстительница, прикарманив их деньги и другие ценности, уже никто и никогда не узнает. В милицию её жертвы во всяком случае не обращались. И их желание избежать огласки вполне понятно: кому же хочется в глазах семьи, сослуживцев, знакомых выглядеть пьяницей и распутником, пострадавшим от шлюхи.

Неизвестно также, много ли трупов на совести Алёны Поляковой. Орудием её преступлений были сильнодействующие лекарственные препараты — нейролептики, которые в большой дозе и в сочетании со спиртным оказывают угнетающее действие на органы дыхания, нервную и сердечно-сосудистую системы. Причиной смерти в случаях отравления этими препаратами медэксперты обычно указывают сердечную недостаточность. К примеру: приступ ишемической болезни сердца на фоне алкогольной интоксикации. По крайней мере анализа на содержание в крови погибших именно азалептина, которым пользовалась отравительница, до сих пор никто не проводил.

Самой же Поляковой, как выяснилось на следствии и в суде, было совершенно безразлично, выжил ли «снятый» ею партнёр или отправился после гулянки с ней на тот свет.

На сей раз любительнице красивой жизни не повезло: её жертвой оказался большой милицейский начальник, высокий чин в главном управлении МВД РФ по Сибирскому федеральному округу. Сотрудники УБОП быстро вычислили девицу, причастную к преждевременной смерти коллеги, а следователь по особо важным делам областной прокуратуры Артём Биктимиров сумел собрать неопровержимые доказательства её вины в разбойном нападении и умышленном убийстве подполковника милиции.

Полякова подцепила его ночью в баре «Кристина» на улице Ширямова. Сделать это было несложно: мужчина был уже под парами и сам подсел к скучающей в одиночестве девушке, пригласив её сначала на медленный танец, а затем — выпить в другой, более интимной обстановке. Одним словом, всё было как всегда. Купив водку, сок и колбасную нарезку, новый знакомый сел за руль своего «Ниссана» и повёз Алёну по Байкальскому тракту на базу Иркутского техникума физической культуры. Там снял номер и отправился в душ, оставив пассию хозяйничать. У неё было достаточно времени, чтобы высыпать в его бокал с коктейлем «Отвёртка» из водки и апельсинового сока заранее приготовленный из четырёх таблеток азалептина порошок. Этой дозы было более чем достаточно, чтобы усыпить пьяного, но Полякова растолкла и подмешала в напиток партнёра ещё две таблетки нейролептика — так сказать, на всякий случай.

Потом она обшарила карманы потерявшего сознание ухажёра и спокойно покинула гостиничный номер, прихватив с собой добычу: 8 тысяч рублей, сотовый телефон и ключи от машины. Угнать «Ниссан» разбойнице не удалось: подполковник милиции хоть и был изрядно пьян, но не забыл включить сигнализацию, в том числе и дополнительную (в его машине была оборудована некая потайная педаль, добраться до которой оказалось непросто). Охранники на авто-стоянке почуяли неладное, наблюдая за манипуляциями гостьи, которая явилась на базу в сопровождении одного мужчины, а покинула её с другим, появившимся ночью неизвестно откуда. Подозрительная девица и её новый спутник так и не смогли завести машину, как ни старались. А когда гостью попросили сдать ключ от комнаты, она занервничала, стала искать его в сумочке, потом вдруг «вспомнила», что он остался в двери, и поспешила скрыться.

Охранники, конечно, проверили оставленный странной гостьей номер. Там на кровати крепким, как им показалось, сном спал мужчина, сполна за-плативший по счёту за проживание. Шёл шестой час утра…

Клиент так и не проснулся. Экспертиза показала, что его смерть наступила в период с 9 до 11 часов в результате отравления азалептином на фоне алкогольной интоксикации. 600 мг этого нейролептика фармакопеей признано усреднённой токсической дозой даже для физически здорового человека. Сочетание её с большим количеством алкоголя при заболевании печени, которым страдал при жизни потерпевший, привело к необратимым изменениям в его организме: отёку лёгких, вещества головного мозга и др., повлёкшим летальный исход.

Обольстительница, конечно, не ведала о смерти своего кавалера. Оставив себе его сотовый телефон, крадеными деньгами она поделилась с «крышей» (охранники добросовестно «пасли» её всю ночь, один из них явился на помощь по первому же зову, когда она пыталась угнать чужую машину). Но и узнав от следователя о страшном конце, на который она обрекла 36-летнего мужчину ради четырёх тысяч рублей и мобильника, доставшихся ей после делёжки с «крышей», эта циничная особа даже и не подумала раскаяться, пожалеть о том, что натворила. Она с ходу начала изворачиваться.

По версии Поляковой выходило, что порошок из четырёх растолчённых таблеток азалептина она носила с собой для того, чтобы покончить жизнь самоубийством из-за ссоры с сожителем. Ещё две таблетки было припасено на случай, если сразу умереть вдруг не удастся и придётся увеличить для этого дозу. Так обвиняемая загнала себя в угол, показав, что ей прекрасно известна смертельная доза этого препарата.

О том же свидетельствуют и результаты обыска в её квартире. В мусорном ведре оперативники обнаружили небольшую аптечку: 7 белых таблеток, оказавшихся клофелином, и 6 жёлтых, в которых, как и в жёлтом же порошке, завёрнутом в фольгу, химическая экспертиза признала азалептин. Кроме того, из спальни Алёны была изъята записка, где указывалось, в какой концентрации следует смешивать с алкоголем эти психотропные препараты, чтобы достичь нужного (видимо, снотворного эффекта). Азалептин в найденном конспекте рекомендовано применять в пропорции три таблетки по 100 мг на 0,5 литра водки. Полякова же недрогнувшей рукой превысила эту дозу вдвое, позаботившись о вечном сне своей жертвы.

Неудивительно, что после этого и следствие, и суд критически отнеслись к её версии убийства по неосторожности при самозащите: мол, спутник стал приставать, распускать руки, вот она и решила его усыпить, желая избежать сексуальных домогательств, да чуток не рассчитала.

Суд согласился с предъявленным следствием обвинением в умышленном убийстве. Хотя Полякова и не ставила целью непременно довести потерпевшего до смерти, но и не могла не предвидеть именно таких последствий и относилась к возможности подобного исхода абсолютно безразлично — то есть она совершила убийство, сопряжённое с разбоем, с косвенным умыслом.

Сейчас Алёна Полякова находится под стражей в СИЗО, ожидая ответа на свою кассационную жалобу в коллегию по уголовным делам Верховного суда РФ. Вынесенный ей приговор она считает несправедливо суровым и надеется на смягчение своей участи.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Актуально
Мнение
Проекты и партнеры