издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Играть или не играть?

  • Автор: Татьяна ХАМНУЕВА

Игровые салоны появляются в Иркутске словно грибы после дождя. Только на центральных улицах Карла Маркса и Ленина их насчитывается 29. Кто-то, раз проигравшись, больше туда не возвращается, кто-то продолжает время от времени щекотать себе нервы, кто-то становится завсегдатаем. Последним врачи-психиатры ставят диагноз "игромания", или "патологическая склонность к азартным играм".

На каждом углу — «однорукий бандит»

Раньше, чтобы сыграть на деньги, нужно было помыть шею, надеть приличный костюм и сходить в казино. Сейчас достаточно в домашних тапочках спуститься во двор к игровому автомату. Проверить свою удачливость, сыграть с «одноруким бандитом» можно во дворе и на автобусной остановке, в магазине и в кафе. В любом людном месте сегодня слышен звон падающих жетонов. Между тем психиатры отмечают: в последнее время появилось много больных, страдающих от игромании. «Игромания сродни алкоголизму и наркомании, — утверждает врач-психотерапевт Иркутского центра психологической и социальной помощи населению Александр Мантахаев. — И то, и другое, и третье — зависимости, с которыми человеку самостоятельно справиться очень сложно. Разница только в том, что алкоголизм и наркоманию общество признаёт за болезнь, а игромания видится всем как невинное развлечение». За помощью к врачам обращаются и студенты, которые тратят родительские деньги, и бизнесмены, спускающие кругленькую сумму за одно посещение казино, и даже пенсионеры, рискующие проиграть всё, что получают в месяц.

Болезнь или развлечение?

«Очень часто от больных можно услышать: мол, знал бы, чем это всё кончится, никогда бы не подошёл к автомату, — рассказывает Александр Мантахаев. — Обычно пусковым механизмом является негласное правило: новичкам в первый раз везёт». Действительно, многие поначалу выигрывают примерно 1000 рублей, но редко кто в состоянии после этого забрать деньги, повернуться и уйти из игрового зала. Большинству не под силу отказаться от соблазна выиграть побольше. К тому же тут тебе и выпивка, и музыка приятная. Но, увы, везенье кончается. Игра затягивает. Выигранные деньги тут же пускаются в оборот. «Но и тут игроки не останавливаются, — утверждает Александр Мантахаев. — Идут в ломбарды, закладывают какие-нибудь ценности, чаще всего — сотовые телефоны». В конечном счёте человек останавливается, только когда в карманах пусто и достать деньги становится большой проблемой. Вполне естественно, игрока охватывает отчаяние: проявляются социальные и психические последствия зависимости. С одной стороны, большие долги, потеря работы, распад семьи. С другой — депрессия, суицидальные попытки и, если есть предрасположенность, развитие психических заболеваний. При этом человек понимает, что его «невинное увлечение» приносит одни неприятности, но остановиться не может. Попав в зависимость от игры, увязнув в долгах, игрок полагает, что заработать деньги и рассчитаться с кредиторами можно, только если «обыграть» автомат. Желание отыграться становится единственной целью в жизни.

— За привычкой к процессу игры скрывается та же причина, что и за тягой к рюмке, — считает психотерапевт Мантахаев. — А именно — состояние внутреннего эмоционального дискомфорта. Кто-то глушит его алкоголем, кто-то игрой. Как любой наркотик, игра — лишь способ уйти от реальной жизни, попытка найти дополнительный источник положительных эмоций. Но в конце концов игра создаёт всё больше условий для эмоционального дискомфорта, проблемы накапливаются, а игрок, как алкоголик, уже не может остановиться, попадая в психологическую зависимость.

«Очень часто игроманы — это люди, испытывающие сложности в межличностных отношениях, — говорит Александр Мантахаев. — У человека могут быть финансовые трудности, семейные неурядицы, проблемы интимного характера. Внешне такие люди ведут себя вполне адекватно, но настоящий эмоциональный контакт с другим человеком для них проблематичен. И игровой аппарат становится единственным источником удовлетворения. Игра как бы восполняет вакуум этих отношений». Не случайно, как утверждает один из работников игрового салона, почти у каждого завсегдатая есть свой любимый автомат. Во время игры он с ним разговаривает, поглаживает, что-то ему нашёптывает. При этом игроманы никогда не запоминают отрицательных эмоций. Они до копейки помнят все свои выигрыши, но не знают, сколько они уже проиграли. Кстати, правило «Новичкам в игре всегда везёт» — не более чем миф. Сколько новичков, зайдя в зал, проигрывались в пух и прах!

Маньяков становится больше

В европейских странах от игромании страдают до 1,5% населения. Это западная статистика, где у общества с бизнесом такого рода давние отношения и у населения уже выработан своеобразный «иммунитет» к игровым автоматам. В России же любой понимает, что можно спиться, регулярно закладывая за воротник, но никто не отдаёт себе отчёта в том, что, решив разочек испытать удачу с «одноруким бандитом», можно превратиться в бомжа. По словам Александра Мантахаева, ориентировочная цифра страдающих игроманией по России доходит до полутора миллионов. Играют все. И молодёжь, и пенсионеры, и люди зрелого возраста. «У меня был состоятельный пациент, — говорит Александр Мантахаев, — который работал в солидной фирме. Зарабатывал прилично. Но всю получку просаживал в игорном заведении. Скоро он запустил руку в карман фирмы, была у него такая возможность, так как он состоял в руководстве. К счастью, вовремя одумался. Часть долгов ему простили. Но работу высокооплачиваемую всё равно потерял».

Игровая зависимость может в недалёком будущем приобрести форму эпидемии, убеждены психотерапевты. Тому способствуют и агрессивная реклама, и бесконтрольность размещения игровых автоматов, и несовершенство законодательства. Бывает, страдающий от игровой зависимости едет на приём к врачу, полный решимости избавиться от своей мании, но выходит во двор и видит игровой зал. Мимо одного, второго он ещё может пройти, а в четвёртом — останется.

Кстати, 75% выручки с игровых автоматов должно возвращаться клиентам в виде выигрышей. Однако эффективного контроля за соблюдением этой нормы на сегодняшний день в России не существует. В любой момент микросхема автомата может быть перепрограммирована. Сами работники игровых залов цинично заявляют: прежде чем сорвать джек-пот, клиент проигрывает в несколько раз большую сумму.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер