издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Никто не знает, как правильно…

«ВСП» продолжает обсуждение темы реформирования ЖКХ. На прошлой неделе был опубликован материал «Коммунальное поле» о том, как реализуется реформа в Иркутске. Толчком к написанию сегодняшнего материала послужило письмо нашего читателя. Его автор, Георгий Свих, задаёт ряд актуальных для каждого из нас вопросов о действии нового Жилищного кодекса. Мы не стали обращаться с ними к юристам, а задали эти вопросы людям, которые ежедневно решают их на практике. Это начальник муниципального предприятия РЭУ «Первомайский» Павел Артамонов, начальник РЭУ «Университетский» Надежда Ощепкова и генеральный директор управляющей компании ООО «Жилком» Денис Торбеев.

— Если я оплачиваю содержание и ремонт, а мой сосед-собственник не оплачивает, то управляющая компания может отказать в ремонте чего-либо, ссылаясь на долги соседа. Таким образом, я становлюсь заложником действий недобросовестного собственника-соседа?

— С этого года определено, — говорит Павел Артамонов, — что содержание жилья полностью ложится на плечи жильцов. Дотаций из бюджета нет. Следовательно, любой ремонт можно сделать только на те деньги, которые соберут жильцы. Больше их взять просто неоткуда. В этом смысле мы действительно заложники недобросовестных соседей. Причём эта практика существует давно. Бюджет никогда не компенсировал то, что недоплатили жители. Естественно, мы рассматриваем ремонт по определённым приоритетам. Самое главное — подготовить дом к зиме. Мы можем поступиться какими-то работами по благоустройству, покраской, озеленением. Вот на это денег хватает не всегда.

«В случае невнесения платы за жилое помещение, — добавляет Денис Торбеев, — управляющая компания вправе взыскать плату за жилое помещение в судебном порядке. Такая практика находит широкое применение среди управляющих компаний».

В РЭУ «Первомайский» только за прошлый год прошло более 500 исков. Мера достаточно действенная для тех, кто всё же может найти деньги на оплату. Но примерно 20% исков возвращаются от судебных приставов неисполненными в связи с отсутствием у должника имущества. Новый кодекс даёт жилищно-эксплуатационным организациям право выселять неплательщика из квартиры. Однако таких случаев в городе пока нет.

Иначе отвечает на вопрос Надежда Ощепкова: «В РЭУ «Университетский» добросовестные плательщики не страдают из-за соседей, которые не вносят квартплату. Подомового учёта мы пока не ведём, ремонт жилья проводится на средства из общего фонда. Согласно плану, каждый подъезд мы ремонтируем раз в три года в обязательном порядке. За прошлый год мы собрали кварт-плату на 98%. У нас очень много судебных исков. В этом году 11 исковых пошли даже на выселение. Несколько из них рассмотрено, неплательщикам пока дали год отсрочки».

— Если я оплачиваю содержание и ремонт, а мой сосед — наниматель муниципального жилья не оплачивает, то аналогично — следует отказ в ремонте. Но ведь в данном варианте недобросовестным собственником является муниципалитет. Я должен терпеть неудобства из-за долгов муниципалитета?

— На сегодняшний день для нанимателя определена плата за наём, — поясняет Павел Артамонов. — Она возвращается в управляющую компанию в виде отчислений из бюджета на ремонт жилья. Если жилец не заплатил за наём, бюджет не переведёт деньги управляющей компании. Таким образом, для нас нет принципиальной разницы, собственник не заплатил за жильё или наниматель.

С этим согласна и Надежда Ощепкова.

— На основании статьи 154 Жилищного кодекса РФ плата за жилое помещение и коммунальные услуги для нанимателя включает в себя плату за наём и плату за содержание и ремонт жилья, — объясняет Денис Торбеев. — А вот капитальный ремонт общего имущества проводится за счёт собственника жилищного фонда, то есть муниципалитета. Если наниматель не вносит плату за жилое помещение, управляющая компания вправе взыскать её в судебном порядке. Такая практика находит широкое применение среди управляющих компаний.

— Если с лестничной площадки украли электросчётчик для моей квартиры, то это украли мой личный счётчик или у всех украли часть общего имущества? Я должен покупать новый счётчик или со всех жильцов собирать по рублю?

На этот вопрос все респонденты дали разные ответы. «В Жилищном кодексе есть определение общего имущества, в том числе оборудования, — говорит Павел Артамонов. — К общему относятся те помещения и оборудование, которые служат более чем для одной квартиры. Счётчик служит для одной квартиры и является личным имуществом, следовательно, жилец должен покупать его за свой счёт.

Согласно пункту 13 Постановления Правительства РФ от 23 мая 2006 г. N 307 «О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам», «обязанность обеспечить готовность к предоставлению коммунальных услуг внутридомовых инженерных систем, входящих в состав общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме, а также механического, электрического, санитарно-технического и иного оборудования, находящихся в жилом помещении многоквартирного дома или в жилом доме и предназначенных для предоставления коммунальных услуг, возлагается на собственников помещений в многоквартирном доме, собственников жилых домов, а также на привлекаемых ими исполнителей и иных лиц в соответствии с договором».

«Электрический счётчик, украденный с лестничной площадки, однозначно должен быть восстановлен за счёт жилищной организации и установлен на прежнее место. Дополнительные средства на это не собираются. Вот если вы захотите перенести электросчётчик в квартиру, это придётся делать за свой счёт», — считает Денис Торбеев.

Надежда Ощепкова объяснила нам, что до последнего времени электросчётчики в Университетском меняла энергосбытовая компания за свой счёт. «Ремонт и замену счётчиков должно осуществлять предприятие, получающее доход от реализации электроэнергии, в данном случае «Энергосбыт». В прошлом году в Университетском были заменены на электронные около 4 тысяч счётчиков. Это делалось за счёт средств энергоснабжающей организации, — пояснила Надежда Ощепкова. — В этом году «Энергосбыт» изменил позицию и менять счётчики отказывается. Буквально в мае нам пришлось отчитываться перед прокуратурой по подобной ситуации».

В самом «Энергосбыте» нам заявили, что приборы учёта электроэнергии не числятся на балансе компании. Поэтому ремонт, содержание и замена счётчиков — забота жилищной организации или самого жильца.

— Если на площадке почтовые ящики разломаны, то каждый жилец должен восстанавливать свой ящик или это общее имущество? Или вообще их убрать, пусть почтальон по квартирам ходит?

«Почтовые ящики — общее имущество дома. Их восстанавливает управляющая компания», — считают Денис Торбеев и Павел Артамонов.

«Ремонт и замена почтовых ящиков — не наша граница ответственности, — говорит Надежда Ощепкова. — Это имущество почты, с которого она получает доход и должна следить за их состоянием».

— Если я решусь поставить индивидуальные счётчики горячего и холодного водопотребления и для этого придётся врезаться в сквозные стояки — общее имущество, то надо ли испрашивать разрешение у всех собственников?

— Испрашивать разрешение у всех собственников не нужно, — отвечает Павел Артамонов. — Для того, чтобы установить счётчики, нужно получить у обслуживающей жилищной организации технические условия на подключение. После того, как человек установил счётчики, сотрудники жилищной организации их принимают, ставят пломбы, и дальше жилец платит в соответствии с их показаниями. Эта процедура уже отработана, сложностей не вызывает. По той же схеме работает и РЭУ «Университетский». Однако и в Первомайском, и в Университетском население не слишком активно устанавливает квартирные приборы учёта.

«Установка счётчиков холодного и горячего водоснабжения производится специализированными организациями, — говорит Денис Торбеев. — Технические условия для установки выдаются принимающими организациями ( т.е. Водоканалом и теплосбытовой компанией). Работы будут производиться в вашей квартире, поэтому разрешение получать не нужно ни у кого, но нужно будет у вашего управдома заказать отключение и подключение стояков водоразбора для производства работ.

— Если в подвале часть жителей разместили кладовые для всякого ненужного хлама, то должны ли они у меня спрашивать разрешение на это? Если в подвале случится пожар, в какой степени я лично буду отвечать перед жильцами первого этажа?

В этом вопросе наши эксперты проявили единодушие в целом, но разошлись в деталях. «Подвал — это общее имущество дома. Любое использование общего имущества возможно только по назначению. Если кто-то пытается использовать подвал под кладовые, то он может это сделать только с согласия всех без исключения собственников, — объясняет Павел Артамонов. — Причём разрешение должно быть дано в письменном виде, а не в форме устной беседы. Если человек получил разрешение у всех собственников, он начинает переоборудование нежилого помещения. Для этого ему потребуются согласования с соответствующими службами, в частности, пожарными и санэпидстанцией. Если случится пожар, в судебном порядке будет отвечать тот, кто эксплуатировал помещение».

Отчасти согласен с таким ответом Денис Торбеев. «Размещение кладовых для хранения всякого хлама в подвалах жилых домов строго запрещено», — заявил он. Однако ответственность за пожарную безопасность жилищного фонда, по его мнению, несёт эксплуатирующая организация. Именно у эксплуатирующей организации берётся разрешение на размещение кладовых для хранения негорючих предметов.

«У нас в микрорайоне технические подвалы не используют под кладовки, — добавляет Надежда Ощепкова. — Зачастую жильцы пытаются использовать под кладовки лестничные клетки. Соседи просто пишут заявление, а мы своими силами разрушаем кладовку. Если доступ к ней закрыт, например, железной дверью, подаём на нарушителя в суд и действуем в судебном порядке».

— Если ураганный ветер сломает часть крыши и дождём зальёт квартиры верхнего этажа, это тоже станет моей проблемой?

«В какой-то степени да, — считает Павел Артамонов. — Ураганный ветер — это стихия, и управляющая компания отвечает за неё в меньшей степени. Хотелось бы дополнить, что при стихийных бедствиях муниципалитет никогда не остаётся в стороне, он оказывает всяческую поддержку». «Ремонт и содержание жилищного фонда — обязанность эксплуатирующей организации, в том числе ремонт кровли после урагана, если объём работ попадает под статью текущего ремонта и содержания, — добавляет Денис Торбеев. — Капитальный ремонт производится за счёт средств собственников жилого дома». Надежда Ощепкова пояснила: «Ремонт имущества дома, пострадавшего от стихийных бедствий, выполняет эксплуатирующая организация. Дополнительных средств на это мы не собираем».

Наши эксперты в некоторых случаях дают разные ответы на одни и те же вопросы, ссылаясь на один и тот же закон. А закон, по идее, для того и существует, чтобы устанавливать единые рамки для всех участников рынка.

Фото Николая БРИЛЯ

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер