издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Живущие с ветерком

Дикое чувство свободы; ветер, разбивающийся о шлем на скорости 120 километров в час; дети, дырявящие указательным пальцем воздух, и барышни, посылающие вслед воздушные поцелуи, — всё это для меня байк. Так говорит один из иркутских поклонников мотоспорта. Байкерское движение появилось в 50-е годы в Америке, когда бывшие лётчики-бомбардировщики из элитной эскадрильи, оказавшиеся на волне пацифизма ненужными обществу, сели на военные мотоциклы и объявили себя «вне закона». Тогда сложился образ байкера — бунтаря и преступника. За последние несколько десятков лет он изменился, «подобрел» и стал менее экстремальным. Чем иркутские байкеры занимаются зимой, почему не принимают в свой клуб женщин и что такое байкерский понт — в материале ЕЛЕНЫ ЛИСОВСКОЙ. Он открывает новую рубрику «Конкурента».

В гостях у Карабаса

Стас-Карабас, в миру Станислав Никончук, — один из самых известных и раскрученных персонажей иркутского байкерского движения, президент созданного три года назад клуба «Байк. All». Почему он «Карабас» и «Хоттабыч», становится понятно сразу. Борода — предмет гордости, можно предположить, что в иерархии ценностей она занимает следующее после мотоцикла место. «В прошлом году была вообще длинная, прямо как у настоящего Карабаса», — хвастается он. С мотоциклами Стас не может расстаться даже в свободное от личного байка время: «У меня автосервис. Моцики починяем, машины. Аэро-графию делаем».

В первый раз на мотоцикл наш герой сел почти 30 лет назад, в 17 лет: «Украл его у папы из гаража. Нас была целая толпа пацанов — человек восемь, мы его как мухи облепили, на трассу вылетели и давай гонять. Восторгу было! Кстати, отец до сих пор не знает, что я на его моцике ездил». Интересуюсь: а не было бы у папы мотоцикла, стали бы вы байкером? Стас задумчиво поправляет солнцезащитные очки — видимо, такая мысль ни разу не приходила ему в голову — и отвечает: «Наверное, нет. Хотя, кто его знает — пути Господни неисповедимы». У Игоря, коллеги Стаса, байкерский стаж небольшой — всего пять лет. Признаётся, что попал в тусовку практически случайно: решил покататься на мотоцикле, который привозил другу на заказ из Японии.

Супружеский долг байкера

У байкера должен быть мотоцикл, иначе какой он байкер, говорится в уставе клуба «Байк. All». В общественном сознании прочно укрепилась мысль: мотоцикл непременно должен быть марки Harley Davidson, именно с ней ассоциируется престиж и бесшабашная свобода. На самом деле такая игрушка далеко не всем по карману — средняя цена 15 тыс. долларов, поэтому часть байкеров гоняет по улицам областного центра на продуктах отечественного машиностроения, другие — на японских «конях». Железный конь Игоря зовётся гордо: «Урал-Волк». «Таких в Иркутске всего шесть штук: один у меня, один — у Стаса, и ещё четыре бегают. Мой расписан в ужасном стиле: фэнтэзи с элементами Камасутры. Хороший мотоцикл, удачный: 45 лошадиных сил, объём 750 мл, скорость — мы за ней не гоняемся, но 140 километров в час он идёт. Я на нём ещё годик покатаюсь, а потом куплю что-нибудь потяжелее».

Президент клуба свой «Урал» с боковым прицепом, расписанный леденящими нежную душу пешеходов и автомобилистов черепами и костями, продавать не торопится. «Кучерявее этого «Волка» в Иркутске нет. Супертюнинг, — гордо заявляет он. — Есть интересные технические решения. Японский генератор с приводом на маховик, через ремень. Заводом это не делается, — любовно перечисляет Стас. — Система нулевого впуска и прямоточный глушитель, они прибавляют парочку «лошадей». В редукторе установлена десятая передача. Прицеп — самодельный, штатно байк идёт как «одиночка», но болты можно снять».

«Мотоцикл — как жена, — добавляет Карабас. — Поэтому человек, рассуждающий трезво, никогда не попросит у настоящего байкера прокатиться на его байке. Он понимает, что в этом случае последствия могут быть непредсказуемы, поэтому может лишь вежливо попросить протестировать двухколёсного коня. Тестировать не возбраняется». «Жёны к байкам не ревнуют?» — спрашиваю я. «Конечно, ревнуют, — заявляет Стас. И тут же бодро добавляет: — Но мы им повода стараемся не давать. Всё приходящее, только жёны вечны и любимы», — глубокомысленно резюмирует он.

«Торнадо» в «Облаке рая»

Историю байкерского движения в Иркутске наши собеседники знают только в общих чертах. «Сначала серьёзного контингента не было, по задворкам на «Ижах», «Явах» и «Минсках» гоняла шпана, — вспоминает Стас. — Первыми были «Варги», они просуществовали один сезон. Потом было «Облако рая», но тоже потом всё разбежалось. Клуб «Торнадо» существует, но в нём реально всего пара человек».

Сейчас в Иркутске более 150 байкеров, а на открытие сезона в областной центр съезжается около 200-250 фанатов движения из Иркутска, Шелехова, Ангарска, Братска, Тайшета, Черемхова и других городов. У байкеров три основных мероприятия в течение пяти месяцев сезона — открытие, фестиваль «Байкал-Шаман» и закрытие. Участвовать в них, а также в клубных собраниях, которые проходят раз в месяц, должен каждый член клуба. Стать членом клуба может человек не моложе 21 года с водительскими правами категории «А», его мотоцикл должен быть зарегистрирован и поставлен на учёт.

«А вот интересно, чем вы занимаетесь на собраниях?» — говорю я. Стас и Игорь молчат буквально несколько секунд, потом бодро отвечают: «Решаем важные задачи и пьём пиво. Обсуждаем красивых женщин». «А какие у вас задачи?» — «Напиться пива и закадрить красивых женщин. Мы серьёзно. Без шуток». На вопрос, состоят ли в клубе женщины, собеседники отвечают: «Да, одна. Мы приняли её до того, как корректировали свой устав. Не стали её исключать, но заявили, что она — первая и последняя». «Почему же прекрасный пол не жалуете?» — интересуюсь я. «А вот не хотим», — заговорщически подмигнул Стас.

Тайная жизнь мотофанатов

В обычной жизни фанаты мотоциклов — студенты, банковские работники, частные предприниматели, люди, которые работают на госпредприятиях — да везде. Наверно, самый известный в России байкер — губернатор Красноярского края Александр Хлопонин. Первого заместителя генерального директора компании «Иркутск-энерго» Михаила Слободина до его отъезда в Москву часто видели рассекающим на «Харлее» по городу, а также на трассе Иркутск — Шелехов.

«Мы такие же, как все. Единственное, что нас отличает, — страсть к мотоциклам», — говорит Стас. Байкер всегда остаётся таковым, вне зависимости от того, есть ли у него байк. «В нашем клубе есть байкер, зовут его Гарик. После того, как Гарик восстановился после падения с мотоцикла, он всегда был с нами, даже без байка. В душе всё равно оставался байкером. Лет пять он не садился на мотоцикл, потом приобрёл себе старенький «Урал», начал потихонечку ездить, хотя сел на него с паническим страхом в глазах. Есть пороги, которые трудно переступать, но сейчас он уверенно ездит на одном из «Волков».

Любовь к двухколёсным коням не проходит с возрастом. Один из американцев русского происхождения, любящий погонять на мотоцикле, рассказал такую историю: «Мимо моей машины проехал шикарный байк, за спиной у байкера — красивая девушка, волосы развеваются. Решил во что бы то ни стало их догнать и посмотреть, что за девчонка такая там сидит. Догнал и чуть с трассы не улетел: на мотоцикле сидел дед лет 80, а за ним — бабка моложе его лет на 10!».

Есть ли миссия у байкеров? «Нет, миссии нет, просто нам это нравится, — рассказывает Стас. — После того как я днём поработал, вечером мне в кайф поездить. Тут уже больше понтов, а хороший понт дороже денег. А для тех, кто ездит на спортивных мотоциклах, уйти со светофора на заднем колесе — почти дело чести».

«Когда вечером садишься на байк, чувствуешь себя совсем не так, как на машине. Отбрасывается всё обременение, остаётся дикое чувство свободы. Когда едешь на машине, нет ощущения движения», — считает Игорь. «Даже если опустить стёкла в авто, всё равно нет ощущения полёта. Когда сидишь на мотоцикле, перед тобой ничего нет — ни слева, ни справа. Такое чувство, что ты летишь, особенно если газку дашь, скорость 120 километров в час. Просто песня», — улыбается Стас. Автору, который только начал знакомиться с байкерской культурой, очень понравилось высказывание одного из участников мотошоу в Южной Дакоте, куда съезжаются сотни тысяч байкеров со всей Америки: «Когда живёшь в большом городе, где люди теснятся как сельди в бочке, так приятно вырваться на просторы страны, прямо как во времена Дикого Запада. Такую возможность даёт только байк».

[ title=»Словарь байкера» pos=»rnd»]

Мембер — член мотоклуба (МС).

«Косуха» — потёртые куртки типа «Bronx’s jacket», в которые одеваются байкеры.

Цвета — сочетание цветов, символизирующее принадлежность байкера к тому или иному клубу.

Драгрэйсинг — гонки по прямой; как правило, расстояние между стартом и финишем составляет 402 метра.

Чоппер — мотоцикл, рама которого была переварена для изменения первоначального дизайна.

Кастом байк — мотоцикл, имеющий детали или навеску, которые нельзя купить по каталогу.

Стрит — мотоцикл, с которого сняты все лишние детали.

[ title=»Сколько стоит &1обмундирование&1 байкера» pos=»rnd»]

Байк — от 3 тыс. рублей до сотен тысяч долларов.

Кожаная куртка — 380-400 долларов.

Кожаные штаны — от 200 долларов.

Кожаная кепка — от 70 долларов.

Солнцезащитные очки — от 100 долларов.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер