издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Алексей АНТОНОВ: Будем работать по-крупному

Предлагаем вниманию читателей беседу нашего корреспондента Людмилы Бегагоиной с генерал-лейтенантом милиции Алексеем АНТОНОВЫМ, начальником ГУВД Иркутской области. Два года прошло с тех пор, как он, оставив кресло в Министерстве внутренних дел, возглавил милицию Приангарья. Сегодняшняя беседа - о том, какие перемены произошли в органах правопорядка за это время, какие проблемы стоят на очереди.

— Алексей Алексеевич, два года назад в первом большом интервью нашей газете («Легко ли быть генералом», «ВСП» за 8.09.04) вы обещали научить нашу милицию работать более эффективно и возвратить доверие населения к стражам порядка. Вы считаете, что это вам удалось?

— Хороший вопрос. Два прошедших года были годами непрерывной работы в этом направлении. Много пришлось потрудиться в организационном плане, чтобы эффективность принимаемых мною, штабом и коллегией ГУВД решений повысилась. Хочу подчеркнуть: за это время мы увидели не только слабые, но и сильные свои стороны. Прежде всего, повышена результативность раскрытия и расследования преступлений. По итогам 2004 года, когда я только приступил к работе в должности начальника ГУВД, число раскрытых преступлений снизилось почти на три процента, а в прошлом году оно уже возросло почти на пять. Раньше больше половины виновников тяжких преступлений не устанавливалось. Сейчас этот рубеж преодолён. В прошлом году показатель раскрываемости составил 51 процент, за пять месяцев нынешнего — 53,3. Цифра кажется небольшой, но в целом количество раскрытых тяжких и особо тяжких криминальных деяний увеличилось на 17 процентов. Удалось нам привлечь к ответственности виновных в большинстве преступлений, вызвавших широкий общественный резонанс. Не буду перечислять, все и так их помнят.

Наметился явный прорыв в борьбе с организованной преступностью. В прошлом году раскрыто 519 преступлений, совершённых в составе ОПГ, в текущем году — уже 260. К уголовной ответственности привлечено 236 участников организованных преступных формирований, в два раза больше, чем в 2005 году. Пресечена деятельность двух преступных сообществ: подозреваемые в руководстве ими Скрипник и Бердуто сейчас на скамье подсудимых. Это существенно повлияло на криминогенную ситуацию в регионе.

Нанесён серьёзный урон криминальному сообществу, действующему в сфере экономики, особенно в топливном, энергетическом, лесном комплексах. Нормализуется ситуация на потребительском рынке. За весь прошлый год выявлено 8 тысяч экономических преступлений, нынче за пять месяцев — уже 3800. Раскрыто почти 1300 преступлений в финансово-кредитной сфере за прошлый год и 700 — в этом году. В наиболее доходных экспортно-ориентированных областях лесной промышленности выявлено в 2005 году 416 фактов. Возвращено в бюджеты всех уровней за год более полутора миллиардов рублей.

Положительный момент в работе милиции — выявление фактов взяточничества. В последнее время за получение взяток задержаны с поличным зав. сектором комитета по потребительскому рынку и развитию предпринимательства Черемховского городского муниципального образования, руководитель Гостехнадзора администрации УОБАО, который во время проведения референдума был руководителем штаба округа, председатель комитета по управлению Ленинским административным округом Иркутска, главный архитектор Слюдянского района, главврач Ангарской городской больницы, заместитель мэра Железногорска. В апреле за получение взятки в сумме 51 тысяча рублей задержан исполняющий обязанности начальника Братской таможни. Одно из последних задержаний — начальник МЧС Ольхонского района.

Коррупция и взяточничество, по мнению президента страны, — одна из причин, которые мешают нам двигаться вперёд. Мы считаем это направление наиболее важным.

— Раньше за взятки привлекались только мелкие чиновники да сотрудники правоохранительных органов. Вы ждали, когда президент страны обратит внимание милиции на то, что коррупция разъедает наше общество?

— Коррупция — это спрут, охватывающий все ветви государственной власти и отрасли экономики. Конечно, нельзя говорить, что это явление распространено только среди правоохранительных органов и чиновников. А крупные коммерсанты, пытающиеся быстро и незаконно решить свои проблемы, скрыть от государства налоги и уйти при этом от ответственности? Мы никого не будем выделять, все должны быть в равных условиях — то есть в рамках закона. За эти два года профессионализм наших сотрудников повысился. Теперь будем, я думаю, работать по-крупному.

— Иркутяне отмечают, что в последнее время в дежурных частях райотделов не отказываются принимать так называемые мелкие заявления от потерпевших и не хамят.

— Вы связываете это с моим стилем руководства или с изменением отношения общества к милиции?

— Я думаю, всё идет от «головы». Как организована работа милиции, такое и отношение к ней в обществе.

— Я с вами соглашусь. Сотруднику милиции надо прежде всего научиться разговаривать с гражданином вежливо, на нормальном русском языке. И внешне при этом выглядеть так, чтобы человек почувствовал доверие к стражу порядка. Этому уделяется много внимания при обучении руководящего состава, соответственно и руководители стали прививать такие качества своим сотрудникам. Мне и самому пришлось показывать пример в наведении дисциплины среди командиров высшего звена.

Кроме того, чтобы изменить отношение к милиции, мы стали сами, и в основном на собственные средства, приводить в порядок здания, кабинеты. Многое изменилось за два года, хотя эти работы очень затратны, требуют значительных средств. Но мы должны работать в современных условиях, если хотим, чтобы люди нам доверяли. Всего за это время отремонтировано 22 здания, приведены в порядок паспортно-визовое управление, экспертно-криминалистический центр, помещения ОМОНа в Иркутске и Ангарске, ГУВД и УВД областного центра, построено здание милиции в Тулунском районе. Чтобы население приблизить к нам, мы теперь на каждой патрульной машине пишем телефоны милиции. Я взял это из практики других регионов.

К сожалению, проблемы в организации службы участковых ещё мешают нашему сближению с жителями региона. Число анискиных не соответствует норме: всего 50 процентов от потребности. Эта служба финансируется из областного бюджета. Очень много вопросов связано с её обеспечением. Комнату для приёма граждан имеет только каждый третий участковый, постоянную телефонную связь — 45 процентов, лишь 17 процентов анискиных проживает на обслуживаемой территории. Между тем каждое четвёртое преступление в области сегодня раскрывается именно участковыми милиционерами. Мы получили за год более 39 тысяч заявлений от граждан. Никогда раньше не было столько обращений.

— Считаете, что это связано с возвратом доверия к милиции?

— Да, стали приходить чаще письма с благодарностью сотрудникам за помощь. Даже от иностранцев. Недавно туристы из Канады, отдыхавшие в Листвянке, поблагодарили за то, что мы раскрыли кражу и нашли пропавшие вещи. От жителей Чехии пришло письмо — раскрыт грабёж, возвращены деньги.

Мне кажется, что изменения в милиции стали видны всем — и сотрудникам, и населению. Для меня главное, что у людей понемногу меняется отношение к органам правопорядка.

И не надо говорить, что нас захлестнул вал преступности. Число заявлений в милицию растёт и потому, что мы перестали скрывать преступления от учёта, как это зачастую бывало раньше. Латентных, скрытых правонарушений стало меньше. Это нормальный процесс.

Иркутская область сейчас на 15 месте в стране по количеству зарегистрированных преступлений и на 12-м — по уровню преступности (после Москвы, Санкт-Петербурга, Свердловской, Челябинской, Московской областей, Ставропольского, Краснодарского краёв и некоторых других регионов).

— Вы уже можете назвать болевые точки нашего региона?

— Наши болевые точки — это крупные города: Иркутск, Братск, Ангарск. Здесь проблемы обозначены наиболее остро. Их нужно решать вместе с властью, и хотелось бы, чтобы администрации поддерживали милицию.

В ноябре прошлого года я обратился к главам администраций с предложением сотрудничества в вопросе создания системы профилактики преступлений. Между прочим, организация такой системы — это поручение президента страны. Одним из её ноу-хау является введение должностей заместителей глав администраций по профилактике преступности. На сегодняшний момент не введено ни одной такой должности. Лишь в 18 районах эти обязанности возложены на одного из замов, в 19 муниципальных образованиях созданы межведомственные комиссии, и только в 13 — приняты комплексные программы профилактики.

В этом году мы ввели в 54 средних учебных заведениях должности школьных инспекторов. Положительные результаты не заставили себя долго ждать. В Ангарске, например, активные действия инспектора, обслуживающего школу-интернат для сирот, позволили выиграть грант по проекту «Тропа здоровья» на сумму 40 тысяч рублей. Только за последние два месяца школьными инспекторами проведено свыше тысячи выступлений на правовые темы, 157 советов профилактики, куда приглашались на беседу 800 детей-правонарушителей и их родители. И это только первые ростки. Но от муниципальных властей мы не видим поддержки этого института, который необходимо развивать, если мы хотим переломить ситуацию с криминалом среди детей.

Мы не сможем сократить преступность без взаимодействия — и не только формального — с органами власти, без решения социальных проблем. Надо об этих проблемах говорить откровенно. У нас, например, в области есть посёлки, где безработица составляет 90 процентов. Около 70 процентов задержанных за преступления нигде не работают. А мы говорим, что у нас безработица — 2,5 процента, не хотим портить областную статистику. Считаю, что это от лукавого.

У нас многие, в том числе и дети, живут в канализационных колодцах, подвалах. Мы не имеем для них даже ночлежек, не говоря о реабилитационных центрах, где бомжи и беспризорники могли бы получить помощь врачей, психологов, преподавателей.

Вот Америка в своё время создала резервации для индейцев. Резервация — позорное слово, но я считаю, что это была продуманная программа возвращения людей в общество. И у нас подобная должна быть в каждом крупном городе.

— А что вы скажете о наркобизнесе? Принимаете претензии населения в свой адрес? Или считаете, что ответственность за недостаточную эффективность борьбы с наркотизацией несёт не милиция?

— Я принимаю критику в свой адрес, в том числе от жителей Третьего посёлка ГЭС Иркутска и других районов и городов, откуда идут жалобы. Мы часто разводим руками, хотя можем принять действенные меры. По крайней мере к тем, кто не даёт соседям покоя. Но мы всё же реально работаем, боремся с наркопреступностью. В то время как многие предпочитают лишь говорить об этой беде. Все научились обозначать эту проблему: чиновники, депутаты. А вклад в её решение минимальный. Особенно с точки зрения эффективности расходования выделяемых средств на борьбу с наркоманией. Сейчас мы делаем упор на выявление преступлений, совершаемых в этой сфере криминального бизнеса членами организованных группировок. За прошлый год нами раскрыто 83 таких преступления, за пять месяцев нынешнего доказано ещё 45 фактов. На днях сотрудники Братского ОБОПа задержали шесть членов ОПГ, которые длительное время сбывали в области наркотики. Изъято два килограмма опия, килограмм гашиша, 200 психотропных таблеток, 300 тысяч рублей, четыре автомобиля, используемых для продажи зелья.

Мы пресекли преступную деятельность цыганки Аблясовой и её семьи, в которой состоит свыше 20 человек. Я верю, что это обязательно скажется на состоянии преступности.

— Милицию часто критикуют за низкую раскрываемость краж автомобилей. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Раскрываемость этого вида преступлений в Иркутской области выше, чем, например, в Москве и Петербурге, в три-четыре раза. У нас остро не хватает современных средств обнаружения транспорта. Существует аппаратно-программный комплекс, который позволяет разыскивать угнанные машины в потоке движения. Он так и называется — «Поток-М». У нас есть два таких прибора в Иркутске, и есть результаты их применения: обнаруженные автомобили и задержанные преступники. Если бы нам выделили средства на оснащение этими приборами уголовного розыска, в том числе в других городах, то возвращённых владельцам машин стало бы больше.

— Милиции всегда чего-то не хватает для эффективной работы…

— Я просто делюсь с вами проблемами, ответственности же ни с себя, ни с сотрудников за недостаточную результативность работы милиции не снимаю. Требовательность к личному составу, особенно к руководителям, будет повышаться и впредь, я неоднократно это уже подчёркивал. А самоуспокоенность мне не свойственна. Резервы для роста эффективности нашей работы будут всегда. Желание её повышать, я уверен, — тоже.

— Спасибо за беседу.

— Я тоже хочу поблагодарить газету «Восточно-Сибирская правда» за профессиональное, объективное освещение работы милиции, в том числе за критические выступления, которые помогают нам двигаться вперёд.

НА СНИМКЕ Александра ПОПОВА: Александра Черемисина, признанного лучшим участковым Приангарья, поздравили губернатор Александр Тишанин и начальник ГУВД Алексей Антонов

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Актуально
Мнение
Проекты и партнеры