издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Найти и опознать

В понедельник очередь возле областного морга была уже с десяти утра. Родственники погибших. Им предстояла нелёгкая процедура опознания обгоревших тел. Саму процедуру много раз переносили — на час, на два, на три… Ближе к пяти вечера пространство перед моргом было запружено автомобилями. Человеческая масса придвинулась к оцеплению — вход в мертвецкую тщательно охраняли. Решено было родственников пускать к телам группами по несколько человек. Наконец оцепление на какое-то время распалось и первая группа направилась в морг. Продавец одного из ритуальных павильонов, расположенных здесь же, рассказывала, что всю ночь из областного морга вывозили покойников, чтобы освободить место жертвам катастрофы. Но места для обгоревших тел всё равно не хватило. Пришлось занять и ритуальный зал при морге.

И вот первые возвращенцы из долины смерти. Среди них писатель Валентин Распутин. Приехал на опознание дочери. Он выходит из морга и через какое-то время вновь возвращается туда. Вот женщина, слёз уже нет. Бывает такая степень отчаяния, когда слёз нет, они кончились, а есть только огромная пустота. Пустота от бессмысленной, глупой, нелепой смерти любимого существа. И эта огромная пустота наполнена такой же огромной болью. К женщине подходят врачи скорой помощи. Через несколько минут её увозят.

Рядом стоит мужчина с красными и неправдоподобно сухими глазами, он рассказывает: «Я нашёл его, лежит… весь обгоревший, но я же узнал, это его лицо, это наш Костя».

В какой-то момент человеческое горе замирает, по людям пронеслось: «Над Иркутском кружится ТУ-154, запросил аварийную посадку…» Люди недоуменно переглядываются между собой: неужели такое возможно, неужели может быть ещё хуже, чем сейчас?!

Из-за оцепления выбегает женщина: «Где журналисты?! Пусть сюда министр приедет, дайте в прямом эфире: разве можно так издеваться над людьми!» Моросит мелкий, почти осенний дождь. Очередь в морг промокла и продрогла, ни скамеек, ни горячего чаю, ни питания. Но люди не уходят, ждут. Эмоциональный взрыв женщины понятен: никто ни уходит, люди ждут своей очереди, чтобы попасть в переполненный морг. Ближе к семи вечера появляется большой автобус, в котором можно согреться и отдохнуть от изнурительного стояния. Почему власти с самого начала не организовали элементарных условий?

Кто-то говорит: «Там трудно опознать… А те, кто не могут опознать, бродят как тени среди трупов».

Трудности с опознанием серьёзные — за час было опознано всего три тела. Из-за оцепления выходит женщина, рассказывает: «Точно опознать не получается, будут кровь брать для экспертизы ДНК». Потом она говорит кому-то в телефонную трубку: «Здесь вся Москва собралась».

Сейчас для этих людей самое главное — определённость, найти, опознать, осознать, что же всё-таки произошло. Они снова и снова нисходят в долину смерти — областной морг.

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

Когда верстался номер:

Как сообщила вчера пресс-служба администрации Иркутской области, идентификация тел погибших в авиакатастрофе продлится не менее месяца. Такое заявление сделал главный судебно-медицинский эксперт России Владимир Клевно. Это объясняется сложностью анализа и возможными проблемами при его проведении (в зависимости от степени родства).

Владимир Клевно рассказал, что на сегодняшнее утро было опознано 31 тело погибших. Дальнейшая процедура идентификации продолжится в следующем порядке: сбор антропометрических характеристик погибших (вес, рост, наличие рубцов и т.п.); стоматологическая идентификация. Если эти способы не помогут установить личности погибших, будет проводиться анализ ДНК. Для этого, пояснил Владимир Клевно, будет произведён забор биоматериала останков погибших, а также организован забор крови у родственников. Родственники погибших сдадут кровь в бюро судебно-медицинской экспертизы (б. Гагарина, 4), а также в военном автомобиле у здания морга Иркутской области или в любой поликлинике города. Родственники, находящиеся в других регионах и за границей, смогут сдать кровь по месту пребывания.

Все биологические образцы будут направлены в Российское бюро судебно-медицинской экспертизы для проведения ДНК-анализа. Владимир Клевно объяснил, что без проведения этого анализа следственные органы не могут разрешить захоронение останков. Лишь после идентификации личности будет выдано медицинское свидетельствование смерти.

По словам Владимира Клевно, сейчас в морге находятся 123 тела, в том числе 70 женских и 53 мужских, а также шесть фрагментов тел.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector