издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Право на отстрел

Кто должен озаботиться судьбой сибирских пернатых?

  • Автор: Виталий РЯБЦЕВ, заместитель директора Прибайкальского национального парка

Закончилось прибайкальское лето. В этом году долгожданное тепло пришло к нам лишь в конце июня, а уже 20 августа повеяло настоящей осенью. В Ольхонском районе в эту ночь были сильные заморозки. Впрочем, и столь короткий летний период на Байкале нельзя было считать тёплым.

И туристам, и местным жителям лето-2006 наверняка запомнится необычно частыми и сильными туманами, ледяной, даже к сентябрю совсем не прогревшейся водой. Надежды людей, после долгой зимы искавших полноценного летнего отдыха на природе, в большей степени оказались обманутыми. А как сказалось столь «сиротское» лето на наших братьях меньших, особенно — на перелётных птицах?

Недавно я имел возможность проехать по хорошо знакомым водоёмам Еланцинского лесничества на территории Прибайкальского национального парка. Удивило обилие выводков водных птиц — черношейной и красношейной поганок. Вообще-то в нашем регионе они весьма малочисленны. Именно в Приольхонье обитают самые крупные предбайкальские гнездовые группировки этих красивых птиц. Неблагозвучное название в давнее время им присвоили охотники, оставшиеся недовольными рыбьим привкусом птичьего мяса. Причём значительная часть наблюдавшихся мною выводков состояла из совсем маленьких птенцов, в возрасте лишь 10-15 дней, что говорило об очень поздних сроках гнездования. В сентябре поганки улетают из Приольхонья. А ведь птенцам необходимо вырасти и окрепнуть, стать самостоятельными. Между тем осень уже вступила в свои права…

Гнездование уток также проходило с сильной задержкой. Мне встречались ещё не вставшие на крыло выводки кряквы, чирков. Но особенно много — хохлатой чернети. В устье реки Анги я наблюдал в бинокль выводок этой утки с совсем маленькими птенцами — 10-15 дней от роду. Судя по всему, пойменные заросли скрывали немало таких припозднившихся семейств. И не только в Приольхонье — по всему югу Иркутской области.

Между тем основная цель моей поездки — рейд по соблюдению природоохранного режима национального парка в период открытия осенней охоты. С 26 августа законопослушные охотники имеют полное право на отстрел водоплавающих. И в первую очередь под выстрелы попадают именно «хлопунцы», не успевшие встать на крыло. Самки, чьи утята ещё нуждаются в заботе, также не улетают с водоёмов после первых выстрелов, а раз за разом возвращаются к своим детям, давая возможность прицелиться получше….

Почему, несмотря на аномально поздние весну и лето, очевидную для всех задержку сроков гнездования, осенняя охота в Иркутской области была открыта в свои обычные сроки — последнюю субботу августа? Чем руководствовались при этом специалисты — охотоведы и чиновники? Знаю — интересами иркутских охотников, а также разнообразными экономическими соображениями. Пониманием, что осень скоротечна и к концу сентября подавляющее большинство уток улетит от нас на юг. Чтобы оттуда уже не вернуться.

Но кто же всё-таки озаботится самими птицами, примет во внимание сложность ситуации, в которой они оказались? Наконец, вспомнит об охотничьей этике? Ведь стрельба по птенцам и их беспокоящимся матерям — не охота. Это бойня. Полагаю, в областном охотничьем совете, от мнения которого зависят сроки охоты, имеет место явный недостаток орнитологов и представителей природоохранной общественности. Охотничий сезон в этом году должен был быть открыт хотя бы с недельной задержкой.

И всё-таки самой главной проблемой для сибирских перелётных птиц остаётся неблагополучие на зимовках. Осенняя миграция уже в разгаре. А между тем большинство уток и очень многих других пернатых гибнет в Юго-Восточной Азии из-за охоты, уничтожения местообитаний, безудержной химизации сельского хозяйства. Двухсторонних конвенций о защите перелётных птиц с восточно-азиатскими странами (за исключением Японии и Южной Кореи, но это заслуга СССР) Россия не заключила. И нет признаков того, что в обозримом будущем высокие чиновники озаботятся судьбой сибирских пернатых.

Но, может быть, на областном уровне возможны какие-то совместные шаги, прежде всего с Китаем, по охране перелётных птиц? Моя недавняя поездка на Байкал с группой орнитологов Куньминьского орнитологического общества (южный Китай) показала их искренний интерес к этой проблеме. По крайней мере, на уровне китайских специалистов и общественности. Быть может, и природоохранные структуры при администрации Иркутской области не останутся безучастными?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector