издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Большая игрушка Павла I»

  • Автор: Елена СОБОЛЕВА, искусствовед

Ясным сентябрьским утром 1795 года по улицам небольшого провинциального города спешил к своему рабочему месту Андрей Ухтомский, молодой человек 24 лет. Он служил подканцеляристом в городском суде. Чудесным каллиграфическим почерком - необыкновенно ровным, строгим, без погрешностей, вызывавшим зависть многих сослуживцев, Андрей Григорьевич писал акты, письма, приказы, решения.

В том сентябре исполнялся девятый год, как Андрей получил место в судебной канцелярии. Кстати, тогда разразился скандал: Андрей Ухтомский был сыном священника и по традиции имел обязательство тоже стать священником, но вдруг он ушёл из семинарии, отказавшись следовать давно заведённому порядку. Многие тогда осудили молодого Ухтомского за отказ от религиозного сана. Андрей же и не думал бороться за свободу от заведённых обычаев. Он просто слушал своё сердце и в те далёкие дни начал путь к мечте. У Андрея Ухтомского был особый дар чертить линии, завитки, наносить штрихи и рисовать. Применение этому дару он смог найти лишь в канцелярии городского суда. А мечталось ему стать художником.

Придя в канцелярию, Андрей разложил на столе перья и бумагу, получил задание и сел за работу. И в этот, казалось бы, самый обычный день начала сбываться его большая мечта. В канцелярию городского суда пришло письмо, подписанное графом Мусиным-Пушкиным, президентом Академии художеств города Петербурга, сообщавшее, что «по усмотрению отличных способностей Андрей Григорьевич Ухтомский приглашён в Академию для обучения».

Пять лет Андрей Ухтомский проучился в гравёрном классе Петербуржской академии художеств. Из Андрея Григорьевича вышел отличный студент, и к третьему году обучения, когда прилежание его было уже проверено, Ухтомскому назначили жалованье, стол с учениками и квартиру, а также дрова и свечи. Его наставником стал немецкий профессор Клаубер — выдающийся мастер и педагог, сумевший поднять гравировальное дело в России на высоту, какой оно прежде не достигало. Успехами гравёрного класса заинтересовался император Павел I и повелел, чтобы молодые мастера взялись за гравирование с картин, изображающих окрестности Петербурга. Гравюры, печатавшиеся порой сотнями экземпляров, были прекрасным средством для прославления и распространения видов русской столицы и великолепных императорских резиденций — Павловска, Гатчины, Петергофа. По высочайшему повелению создали особый ландшафтный класс, в который гравёрами определили лучших учеников Клаубера, в том числе и Андрея Ухтомского. Оригиналами для работы служила живопись Семёна Щедрина, поставленного во главе нового класса. Студенту Андрею Ухтомскому вновь посчастливилось работать с одним из лучших мастеров своего времени.

Андрей Григорьевич Ухтомский прославился как автор лучших гравюр 19 столетия с пейзажей Щедрина. Работая резцом по металлической доске, он воспроизводил изображённое на картине мягко, сочно, нюансируя все переходы от светлого к тёмному, очень живописно. Ухтомский стал настоящим художником. Именно его пригласили иллюстрировать важнейшие научно-исследовательские труды начала 19 века — «Атлас к путешествию вице-адмирала Сарычева по северо-восточной части Сибири» и описание кругосветного путешествия И.Ф. Крузенштерна. Андрей Григорьевич закончил академию и за успехи был награждён шпагой. К сорока годам он стал академиком и теперь сам руководил гравёрным классом. В 1821 году он был удостоен золотой Демидовской медали за изобретение гравировальной машины. Больше места службы Ухтомский не менял. Даже когда по слабости зрения пришлось оставить гравёрный класс, из академии он не ушёл, устроившись хранителем академического музея.

В 1834 году император наградил Ухтомского за труды бриллиантовым перстнем. Мог ли мелкий служащий судебной канцелярии из провинциального города предполагать, что судьба его сложится таким образом?

Эта история рассказана нами не потому, что она имеет какое-то отношение к Иркутску. Описанные события происходили в Ярославле и Петербурге. Но в нашем городе, в запасниках художественного музея, хранятся два произведения талантливого русского художника, и всего на один месяц их вынесли на свет, в экспозицию. Это «Камчадал на санках» из прославленного в позапрошлом веке «Атласа к путешествию адмирала Сарычева» и принёсшая автору большую славу, лучшая его гравюра «Вид крепости города Павловска в лунном сиянии». Последняя изображает одно из чудачеств Павла I: «большую игрушку Павла» — крепость Мариенталь, выстроенную императором для проведения шуточных парадов. Ухтомский посвятил эту гравюру императрице Марии Фёдоровне.

НА СНИМКЕ: одна из работ А. Ухтомского — «Камчадал на санках». 1802г. Резцовая гравюра.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector