издательская группа
Восточно-Сибирская правда

По имени купцов Ушаковых…

Бежит, спешит к Ангаре невеликая речушка Ушаковка... Спешат мимо неё иркутяне, не обращая внимания на городскую речку, ничем не славную. Ничем? Как бы не так! Начать с того, что называлась она испокон веку Ида, а нынешнее название — это запечатлённая в топониме память о событиях, произошедших уже более трёхсот лет тому назад.

По мере становления Иркутска менялся и образ жизни его жителей. Волна русской колонизации уже шагнула далеко на восток. Столкнувшись с маньчжурами, Россия наращивает военные силы в Забайкалье, и Иркутск из форпоста становится тыловой и продовольственной базой.

Распахиваются земли Иркутского уезда, в основном прилегающие к рекам — Ангаре и Иркуту, Куде, Белой и Китою. Ставится задача в кратчайшие сроки создать в Иркутске хлебный запас в 150 тыс. пудов муки, и уже к осени 1687 года в Иркутске запасено 28 тыс. пудов. Поставляют хлеб и частные подрядчики, среди которых выделялись сибирские торговцы Иван и Андрей Ушаковы из Енисейска. В 1690 г. они взяли крупный подряд на поставку в Удинский острог (ныне Улан-Удэ) по 7,5 тыс. пудов муки ежегодно в течение четырёх лет. «А как он Ивашко Ушаков из Иркутского хлебный запасы проводить за море начал, и с тех мест начал хлебный запас в Нерчинских острогах быть дешевле», — сообщает нам летопись.(1)

Для обработки закупаемого в Иркутском уезде хлеба Ушаковы поставили в 1678 — 1681 годах на реке Иде две мельницы, на каждой из которых мололи по 2 тыс. пудов муки ежегодно только в счёт казённых поставок за Байкал. С тех самых ушаковских мельниц реку стали называть Ушаковкой, а старое название Ида мало-помалу забылось. Следом ушла в прошлое и «идинская сторона» — та часть города, которая находилась за рекой, там, где ныне находятся предместья Рабочее и Марата.

Кабацких дел мастера

Енисейские посадские люди, купцы гостиной сотни Иван и Алексей Ушаковы, как и многие сибирские купцы, родом были с Устюга. Отец их числился в составе Енисейского посада, занимался рыбным промыслом и имел лавку в Рыбном ряду. Иван Ушаков пошёл по стопам отца. Ведя мясной промысел, он накопил достаточный капитал для занятия предпринимательской деятельностью. В 1671 году Ушаков получил за 10 руб. откуп на продажу пива и откуп на баню в Маковском острожке (перевалочный пункт на пути к Енисею). Откуп — это исключительное право на продажу определённых видов товаров, которое государство предоставляло за определённую плату частному лицу.

Дело пошло, и через два года Иван Ушаков уже за 525 рублей в год покупает откупное право варить и продавать пиво, брагу, квас и иметь банный откуп в г. Енисейске, главном центре обширного региона.

В 1675 году Ушаков распространяет свои операции на Иркутск и получает за 40 рублей в год пивной откуп в Иркутске. Судя по всему, Иван Ушаков умел ладить с начальством: в 1683 г. Сибирский приказ снижает уменьшение откупной суммы по Енисейску до 500 руб.

Иван Ушаков развернул своё дело не на шутку. Начинают поступать жалобы от торговых людей, которые просят запретить ему круглосуточную розничную продажу пива в Енисейске, особенно в тех частях города, где от пьяных людей по ночам можно было ожидать поджогов и грабежей. После навета влиятельных московских гостей (т.е. московских купцов) Лузина, Филатьева и Никитина, к которым присоединился и староста енисейской гостиной сотни, Ушакова лишают незаконно поставленных кабаков и разрешают продавать пиво лишь в дневные часы и только на кружечном дворе с соблюдением всех правил продажи (2).

В 1699 г. на иркутской пивоварне А.Ушакова варилось из покупного хлеба пива за один день («одна варя») 120 вёдер. Пиво варили «из найму» пивовар с жалованьем в 30 руб. в год и четверо работников. Росло и производство крепких напитков: в 1688 году винокуренный завод Ушаковых поставлял в Иркутск, Илимск и Красноярск 2 тыс. вёдер «горячего вина», а в 1695 году — уже 10 тыс. вёдер.

Хлебные олигархи

Крупнейшие в Восточной Сибири квасные, пивные и банные откупа Ушаковых на протяжении почти 30 лет стали базой для расширения дальнейшей предпринимательской и торговой деятельности и с 1680-х уже не играли определяющей роли в их операциях.

В отличие от приезжих торговых людей, интересовавшихся главным образом скупкой пушнины и восточных товаров, Ушаковы сумели раньше других увидеть широкие возможности хлебной и соляной торговли. В сравнительно короткое время они стали в полном смысле слова хлебными монополистами всей Восточной Сибири: «А из Иркутского привозят на Селенгу в Удинской хлебные запасы торговые люди, и то укратчи, для того, что даёт привозить из Енисейского енисейский посадский человек Ивашко Ушаков, квасник. А у него, Ивашка, в Иркутском квасная на откупу. И для ради той своей он квасной в Енисейском торговым людям хлеба купить не даёт и дорогу запер», (3) — жаловались конкуренты.

Ушаковы колоссально наживались на разнице цен: в Иркутске пуд хлеба в 1686-1688 годах стоил от 5 до 12 копеек, а в Нерчинских острогах — от одного до четырёх рублей. Иван Ушаков был не только расчётливым купцом, но и ростовщиком: первые восемь партий хлеба и соли он отправил в Нерчинск «безденежно» для себя, поскольку они шли на его собственных дощаниках со своих «дощанишных заводов», с использованием даровой рабочей силы закабалённых должников из числа местного населения. Хлеб Ушаков не только скупал, но и выменивал на поваренную соль и добытую рыбу.

А соли у братьев Ушаковых было много: им принадлежало несколько усолий в Енисейском уезде, в районе Иркутского, Идинского острогов и в Оленской деревне. В 1681 году Ушаковы покупают у иркутских служилых Онисима и Гаврилы Михалёвых и посадских Семёна Кузнеца и Афонасия Куропаты за 510 рублей Ангарское усолье. Предприятия Ушаковых располагались на трёх островах: на одном стояли мыльный и кожевенные «заводы», на другом острове — двор с пивоварней и одна соляная варница, на третьем острове рубили лес на дрова и стояла другая варница. В конечном счёте оказалось, что ушаковская соль в два раза дешевле соли, добываемой на илимских казённых варницах. Государство этого допустить не могло и с 1683 года запретило Ушаковым продавать свою соль в Илимске и Якутске. В апреле 1687 г. Ушаковым удаётся выхлопотать в Сибирском приказе казённого подряда на поставку Иркутску до сентября 1689 г. 20 тыс. пудов соли. Пятины соли (т.е. 1/5 частей производства), поступившей с варниц Ушаковых в казну в качестве оброка, полностью хватало на выдачу соляного жалованья иркутским и баргузинским служилым людям, а частично нерчинским и селенгинским.

Бизнес по-русски

Нужно заметить, что дело братьев Ушаковых опережало своё время: оно было основано полностью на наёмном труде и покупном сырье и по существу уже было похоже на раннее капиталистическое производство. Как сказали бы сейчас, братья смело диверсифицировали свой бизнес, ввязывались в операции с пушной торговлей, не порывали связь с низовьями Енисея, где занимались крупным рыбным промыслом. Для развития собственного кожевенного производства они нанимали ярославских кожевенников, которые должны были обучать ушаковских людей мастерству отделки кож — от золения до окраски.

Как правило, старший Ушаков, Иван, договаривался о подрядах непосредственно в Москве, в Сибирском приказе, а младший, Алексей, руководил из Енисейска торговыми делами на месте. В 1688—1695 годах Ушаковым в Енисейске принадлежало в Мясном и Рыбном ряду 9 лавок из 46, и 9 «скамейных мест» из 351. При этом всё дело велось при отсутствии свободных оборотных средств и долгосрочного государственного кредита. Это и сгубило семейную империю Ушаковых. Однажды они не смогли выполнить обязательства перед казной по хлебным и винным подрядам на 1694 год. Примерно в это же время умирает старший брат — Иван Ушаков. Алексею, чтобы рассчитаться с казной и кредиторами, пришлось лишиться московского двора с каменными палатами, китайских товаров и енисейского имущества. Владения, расположенные на ангарских островах, младший Ушаков сохранил, но Иркутский винный завод отошёл в казну.

Без связей в Сибирском приказе Алексею Ушакову вести сибирские торги стало невмочь, и он переносит свои операции в Поволжье.

[dme:cats/]

Забыли со временем в Иркутске купцов Ушаковых, а название речки, пошедшее от ушаковских мельниц, прижилось. Осталась и основанная Ушаковыми мукомольная, винокуренная, пивоваренная и солеварная промышленность. С заключением Нерчинского договора в 1689 году, примирившего Россию с цинской Маньчжурией, бурно расцвела китайская торговля, стали складываться новые купеческие капиталы, загремели новые имена. Но это, как говорится, уже совсем другая история…

_______________________

1 Иркутск в панораме веков: Очерки истории города (отв. Ред. Л.М. Дамешек. Иркутск, 2002. С. 25.

2 О.Н. Вилков. Из истории предпринимательской деятельности братьев Ушаковых в XVII — начале XVIII вв.

3 Хрестоматия по истории Читинской области. Иркутск, 1972. С. 37-39.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector