издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Белые пятна» Сибири

  • Автор: Галина КИСЕЛЁВА

Заместитель директора Института земной коры СО РАН, доктор геолого-минералогических наук, профессор Кирилл Леви широко известен в научных и журналистских кругах не только как специалист по современной геодинамике, сейсмичности, но и как инициатор и руководитель уникальных проектов по составлению хронологии катастроф и опасных природных явлений не только Сибири, но и всего мира. В этом году выходит в свет очередная книга, посвящённая хронологии мировых катастроф, и уникальная карта освоения Сибири, на которой отражены события XVI-XVIII веков. Эта карта была опубликована в книге «500-летняя хронология аномальных явлений в Сибири и Монголии», изданной два года назад, и вызвала большой интерес не только у специалистов, но и у всех, кто любит историю. Именно поэтому было принято решение выпустить её самостоятельным изданием.

Мы сидим в кабинете Кирилла Георгиевича и рассматриваем красочный пробный экземпляр карты. Учёный рассказывает, какими были города и крепости сибирских ханств Монголии и Маньчжурии, существовавшие до прихода русских, куда направлялись отряды казаков, первыми осваивавших Сибирь, где проходили маршруты морских и сухопутных научных и торговых экспедиций в Сибирь и Русскую Америку. Карта испещрена значками, которые бережно перенесены с «Чертёжной книги Сибири» Семёна Ремезова. Использован также и другой материал, кропотливо, по крупицам собранный учёными. На карте обозначены не только сибирские города, но и остроги, зимовья и военные посты, которые существовали на сибирской земле с 1580 по 1725 годы. Издание такой карты в России осуществляется впервые.

— Кирилл Георгиевич, как же случилось, что вы, геолог, так увлеклись историей?

— Более 30 лет я работаю в Институте земной коры СО РАН, занимался неотектоникой Байкальской рифтовой зоны и территории Монголии, геодинамикой. И это, безусловно, тоже интересно. Но когда мы изучали сейсмичность, связанную с различными геодинамическими процессами, обратили внимание на то, что наблюдения, которые фиксировались сейсмологическими станциями в течение более 100 лет, недостаточны для какого-либо прогнозирования. И было решено обратиться к хронологии этих событий в более далёкое время, заняться сбором и коллекционированием данных летописных источников. Нельзя сказать, что мы были первыми, кто заинтересовался этим. До нас исторические документы изучали и другие геологи, например, Виктор Солоненко. Но нам удалось «добыть» что-то своё, существенно дополнив имеющиеся сведения. А окунувшись в историю, невозможно было выпустить из рук материал, который касался других опасных природных явлений и событий, происходивших в Сибири. Сразу скажу, что мы рассматривали ту Сибирь, какой она была до 1913 года, то есть территорию от Урала и до Тихого океана, включая Русскую Америку.

Стимулом к такому подробному анализу событий истории стало также появление двух публикаций, которые вначале прошли как-то незаметно, а потом сконцентрировали моё внимание. Книги были посвящены: одна — тысячелетней хронологии неблагоприятных погодных условий в европейской России, другая, которую, зная моё увлечение, подкинул друг астрофизик, — плохим и неурожайным годам в Западной Европе. Все сведения в них были до Урала. И стало обидно, что такая огромная территория, как Сибирь, осталась за пределами внимания авторов.

Чем привлекает такая тематика? Тем, что все события датированы, записаны в истории. Факт остаётся фактом; он может «плавать» по годам, ведь летописи составлялись в основном по памяти, но это всегда можно уточнить по другим источникам. Здесь нет места для фантазии. Если какой-то природный процесс развивался так, то он так же будет развиваться и дальше. В геологии, да простят меня коллеги, как раз наоборот: много вымышленного, недоказуемого.

Нас захватила эта работа. Оказалось, что почему-то в Бурятии не сохранились летописи, которые несли природную информацию. Социальная есть, прослежены роды, женитьбы, рождения, а о том, что происходило вокруг, почти ничего нет. Возникла идея подключить к работе учёных из Монголии. У них тоже, кстати, своих летописей почти нет, но сохранились летописи тибетских лам, которые были религиозными миссионерами в этих краях. Сибирские хронологии очень хорошо «сшились» с монгольскими, и получилась богатейшая информационная база. Кроме того, мы использовали некоторые китайские, корейские источники, поскольку важно было понять, что в это время происходило во внешнем мире. Так родилась первая книга «500-летняя хронология аномальных явлений в Сибири и Монголии». В ней были представлены хронологические таблицы природных и социальных аномалий, составленные на основе научных, летописных и иных источников. Сейчас готовим уже второе издание, правда, название несколько изменится, и содержание будет дополнено. Издание станет замечательным подарком для школ, библиотек, всех, кто интересуется историей.

Привлекая и перерабатывая гигантский материал, мы невольно всматривались в суть исторических событий. В первую очередь нас интересовали, конечно, природные явления, но мы не могли не «зацепить» и социум. История разворачивалась перед нами во всей убедительности зафиксированных фактов. Обнаружились и некие лакуны. С XVI века историю Сибири можно было просмотреть более зримо, а в более ранних «сообщениях из прошлого» пошли некие пробелы.

Мы составили карту освоения Сибири. Когда специалисты посмотрели её, оценка была неожиданной: «Знали, что происходило, но как это выглядит на карте, видим первый раз». Тогда-то и решено было её выпустить отдельным изданием.

— А вы не перешли дорогу историкам, которые тоже дотошно занимаются Сибирью?

— Никто до нас для Сибири подобных обобщений не делал. И надеюсь, что это пригодится историкам. Сейчас академик Анатолий Деревянко затевает издание многотомной истории Сибири. Возможно, и наш скромный труд, который отражает, может быть, не совсем профессиональный, но очень внимательный взгляд в историю, будет востребован. В нём нет исторической философии, идеологических дискуссий, но есть убедительные, тщательно подобранные и выверенные факты.

— Вы всё время говорите мы. Кто входит в команду ваших единомышленников?

— Мне помогали историк-этнограф, научный сотрудник кафедры прикладной геофизики и геоинформатики ИрГТУ, кандидат геолого-минералогических наук Наталья Задонина, руководитель Центра геоинформационных технологий ИЗК СО РАН Владимир Буддо, археолог Наталья Бердникова (ИГУ), сотрудники Сибирского института физиологии и биохимии растений СО РАН — доктор биологических наук Виктор Воронин и кандидат биологических наук Александр Глызин. Фактами, связанными с аномальными событиями космического происхождения, занимался директор астрономической обсерватории ИГУ Сергей Язев. Данные по Монголии собирали историк-этнограф Балжинням Боржичин Баянцагаан и старшие научные сотрудники исследовательского центра астрономии и геофизики АН Монголии Нинжбадгар Санжмятавын и Баасанджав Доржийн.

— Что особенно интересного вам удалось «раскопать», открыть для себя?

— Я прожил в Сибири более 40 лет, знал немного её историю. Но сейчас, когда достаточно плотно «вошёл» в исторические события, внимательно проанализировал и труды Ремезова, и материалы о происхождении тех или иных поселений, сложилась очень интересная картина. Мне обидно за отечество сегодняшнее. Маленькие отряды казаков по 10-15 человек осваивали такие огромные территории и присоединяли эти земли к России. А сейчас они разбазариваются. Считаю это недостойным для российского государства. На плотах, стругах, без какого-либо оборудования, приспособлений казаки преодолевали бурные реки, пробирались через тайгу, строили крепости и защищали их «не жалея живота своего».

Государство их не подкармливало до поры — не было указа царя войти в Сибирь. А когда они начали осваивать новые земли, царское правительство оценило, что это не бесполезно, и тогда казаков стали поддерживать. Но в основном это был наказ осваивать новые земли своими силами и заниматься хлебопашеством в свободное от службы время. Это потом стали крестьян переселять. Да они и сами оценили преимущества такого переселения. В Сибири была определённая свобода от крепостного права. Жилось вольготно, хлебопашеские и охотничьи угодья были большие. Никто не притеснял, воеводы, конечно, грабили помаленьку, но на них всегда можно было царю жаловаться.

Но при советской власти была и определённая дискриминация в отношении населения Сибири. Если с западных регионов брали подушный налог с сельского хозяйства с десятины, а когда был голод, давали послабления, то Сибири это не касалось. С неё драли как с «сидоровой козы», как, впрочем, и сейчас это делают. Ещё Ядринцев рассматривал Сибирь как колонию, каковою она осталась и сейчас. Понравилась у него фраза, которую мы хотим сделать эпиграфом к новому изданию книги: «История Сибири сожжена в пожарах, съедена мышами и вывезена путешественниками, поэтому в Сибири остались только большие истории».

Действительно, когда начинаешь внимательно изучать историю, понимаешь, что очень многие пробелы связаны с исчезновением документов. Остроги выгорали дотла, воеводы уничтожали бумаги, часть документов разворовывалась экспедициями. Особенно во время первых научных экспедиций, когда работали здесь иностранные члены РАН, много важнейших летописей исчезло. Я вообще не могу понять, как Миллер написал историю Сибири, не зная русского языка. Его возвеличивают, но меня многое в его деятельности смущает. Сейчас в центральных зарубежных библиотеках находят русские раритеты. Как они попали туда? Даже первая карта Годунова «Описание земли сибирской», которая делалась по заданию русского царя, была за одну ночь скопирована и переправлена в Голландию. Посмотрите карту Ремезова — она сделана с репринтного издания 1898 года, с какого-то оригинала, хранящегося в РАН, а все названия на ней переведены на голландский язык.

Иностранцы в XVI-XVII веках очень интересовались Сибирью, поиском новых торговых путей в Индию. Когда царь узнал, что в Сибири стали появляться иностранцы, он запретил иностранным кораблям появляться в Архангельске и вообще где-либо на Северном морском пути без особого на то разрешения. «Шпионов» отлавливали и «примерно наказывали».

Сибирь интересовала не только европейцев, но и китайцев, которые и по сию пору считают эту территорию «временно отторженной от Поднебесной». Недавно на собрании молодых учёных Китая демонстрировалась карта, на которой вся Западная Сибирь представлена как территория Китая. С китайцами и у казаков было много проблем. Тысячами они нападали на их поселения, а казаки сотнями отстаивали земли, которые мы сейчас «стараемся» потерять. С Сахалином, например, составлен просто мародёрский договор на выкачивание газа из недр края.

В Сибирской истории есть много путаного, «навороченного», есть передёргивания, одни и те же факты переписаны по-разному. Здесь нужно всё перепроверять. Один из верных способов уточнения истории — это хронология природных явлений, особенно тех, которые бывают редко. Если удастся точно датировать историю таких событий, причём не только по геологическим, биологическим, но и астрономическим данным, то мы лучше поймём прошлое, а значит, сможем заглянуть в будущее. Мы по крошечкам собирали хронологию таких событий, как наводнения, засухи, пожары, атмосферные штормы, солнечная активность, землетрясения, падения метеоритов, затмения. Сделали первичный анализ этих данных, какие-то обобщения. И это необходимо продолжить. Думаю, последователи у нас найдутся. Потому что это интересно, потому что это подлинный источник достоверного знания.

На снимке: К. Леви

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер