издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Шаг в энергетику будущего

К 50-летию Иркутской ГЭС

На календаре, как и сегодня, 30 ноября. Но это календарь 1956 года. Мы перелистываем его вместе с документами, которые помогают воспроизвести ещё одну страничку из биографии Иркутской ГЭС.

Морозное утро, и хотя ещё не рассвело, планёрка в штабе будущей ГЭС в самом разгаре. На повестке один вопрос: быть или не быть пуску первых агрегатов к Новому году?

Задержка поставщиками оборудования предельно сжала сроки, отведённые на монтаж. Положение осложняет погода. Сильные холода и плотные туманы — не лучшие условия для ведения работ по затоплению водохранилища. Вопрос стоит о перенесении графика работ за черту уходящего года. И хотя недостающее оборудование уже на подходе, возможность наверстать упущенное время кажется невероятной.

Слово гидростроителя

«Невероятно. Такого ещё не знала практика мирового гидростроения». Эти слова, произнесённые по случаю пуска первой на Ангаре ГЭС, неоднократно и вполне справедливо будут повторяться на протяжении десятилетий. В Братске, Усть-Илиме, на Енисее. А в то ноябрьское утро одним (но не единственным) из авторов этого «невероятного» дела стал Иван Егорович Асеев, который поручился, что его бригада монтажников в нужные сроки уложится и к намеченной дате закончит работы на первом агрегате. Ему, как свидетельствуют воспоминания участников этой планёрки, принадлежат слова: «Что график? Он нам не помеха. Если надо, сожмём в пружину. Главное, обеспечьте нам фронт работ и не давайте расслабиться тем, от кого это зависит».

Дал слово — сдержал его. Как сдержали слово его товарищи и коллеги, работающие рядом: Николай Петрович Юнак, Евгений Николаевич Акишин, Михаил Петрович Васильенко, Иван Иванович Полатин, Фёдор Фёдорович Траберг, Аркадий Михайлович Шайкин, Василий Яковлевич Сахатырь, впоследствии удостоенный звания Героя Социалистического Труда за строительство Братской ГЭС…

Мы назвали только несколько имён. Но ведь и рассказ наш ещё не окончен … Впереди — новые встречи, и одна из них состоялась вчера, на вечере ветеранов строительства и эксплуатации Иркутской ГЭС. О ней мы подробно расскажем в одном из ближайших номеров нашей газеты, а пока продолжим наше путешествие по станции-юбиляру, которая уверенно перебросила свои ЛЭП в третье тысячелетие. На этот раз нашим гидом согласился стать директор станции, вступивший в эту должность в апреле нынешнего года.

Честь имеем представить

Сергей Викторович Усов. Родом с ангарских берегов, из Заярска. Был когда-то такой посёлок чуть выше Братска. Теперь на его месте рукотворное море. А в воспоминаниях детства почему-то осталась зимняя Ангара и небольшие судёнышки, вмёрзшие в лёд возле берега. Юность неразрывно связана с городом гидростроителей. Здесь он окончил школу, поступил в институт. Отсюда после защиты диплома выпала первая двухгодичная «командировка» от военкомата — в забайкальские степи. «А дальше всё просто. Отслужил и пришёл работать на Братскую ГЭС». Это уже его слова…

— Сергей Викторович, ваша армейская специальность соответствовала той, что записана в дипломе?

— В нашем институте не было военной кафедры. Призвали в звании рядового. Попал в войска правительственной связи, в авторемонтное подразделение. Как понимаете, это несколько в стороне от большой энергетики. Главное, не растерял знаний, приобретённых в вузе.

Осознанный выбор

— Давайте вернёмся в середину семидесятых. Многие ваши сверстники ещё «бредят» космосом, мечтают отправиться в дальние страны. Или просто — подальше от дома. Что определило ваш выбор? Я имею в виду вашу профессию. Ведь вы, как мне показалось, прямо со школьного порога осознанно шагнули в направлении энергетики.

— Думаю, что это было предопределено… У каждого из нас в детстве, и особенно — в юности, были какие-то примеры, которым мы стремились следовать. В нашей семье не было гидростроителей или энергетиков, как таковых. Хотя и отец, и дядя работали в структуре «Братскгэсстроя». Отец — руководителем отдела рабочего снабжения, дядя — в автотранспортном подразделении. Главным ориентиром в выборе будущей специальности была сама ГЭС. Сначала — грандиозная стройка (мы жили рядом с ней), потом — величественное сооружение. Это не могло не манить. И ещё в период учёбы в вузе дважды проходил там производственную практику. Тогда-то окончательно утвердился в своём выборе и, как показало время, не ошибся. Мечта каждого энергетика, выпускника вуза — работать на такой станции. Это и почётно, и интересно.

Сибиряк, он и в тропиках сибиряк

Начинал, как многие выпускники вузов, «с подножья станции» — работал электрослесарем ОРУ. Это открытое распределительное устройство ГЭС. Через несколько месяцев назначили на должность, которая официально называется мастер ОРУ 220/500 кВт, и проработал в ней до сентября 1988 года. Потом — второе двухгодичное расставание с Братском. На этот раз обусловленное командировкой во Вьетнам. Работал инженером, старшим инженером в группе эксплуатации на строящейся ГЭС Чиан. Это на реке Донгнай. Станция — меньше Иркутской — всего четыре агрегата по 100 мгВт; расположена на юге страны, неподалёку от Хошимина.

— Климат тропический, муссонный… Резкий контраст в сравнении с прибайкальской зимой. Видимо, основательное испытание для сибиряка?

— В привычном понимании, там нет понятия «времена года». Первая половина — дожди. Вторая — сухой сезон. Летом температура за сорок, и это в тени. Но общение с вьетнамскими коллегами компенсировало неудобства природы. Очень доброжелательные люди. Многие из них кончали наши вузы и владеют русским языком. Должен сказать, что это очень грамотные специалисты. И бытовые условия у нас были вполне комфортные. Кондиционер — обязательно.

Транспорт — без проблем. И там довольно хорошие дороги. По крайней мере те, по которым нам доводилось ездить. Жаль только, основательно выучить вьетнамский язык не довелось. Но на бытовом уровне общался. И думаю, что не позабыл. По крайней мере с коллегами из Вьетнама веду диалог на русско-английском наречии, а вот с праздниками поздравляю на их языке.

На родных берегах

Возвращение в Братск состоялось в 1990 году… А дальше — десять лет профессионального роста: сначала — заместитель начальника электроцеха, потом — главного инженера, а в 1997 году — назначение на должность главного инженера станции. Ещё через три года перевод в Усть-Илим директором самой молодой ангарской гидроэлектростанции. И вот, в юбилейном для неё году, взошёл на капитанский мостик Иркутской ГЭС.

— Сергей Викторович, с каким чувством встретили новый виток судьбы? Я говорю о вашем переводе в областной центр.

— Первая мысль: посчастливилось поработать на всех трёх станциях Ангарского гидрокаскада. К тому же, новое всегда интересно. Новая станция. Новый коллектив. И сама ГЭС — живая легенда, хоть и не такая мощная. Сколько предприятий поднялось вокруг после её рождения! Есть чем гордиться, и работать на ней почётно.

Удачное совпадение (это уже по личным мотивам). Младший сын в пятнадцать лет окончил в лицей; поступил в ИГУ, на сибирско-американский факультет. Понимаете, как в этом возрасте важно, когда рядом. Старший уже взрослый. Пошёл по моим стопам. Руководит сектором по работе на оптовом рынке в системе «Новосибирскэнерго».

С другой стороны, с Усть-Илимом, с самой ГЭС, с замечательным коллективом станции расставаться было грустно. Шесть лет вместе — это что-то значит…

Замечательная черта

— Всё познаётся в сравнении… Вы уже более полугода возглавляете новый коллектив. Если можно, поделитесь впечатлениями о нём.

— Вы знаете, в каждом коллективе (я имею в виду коллективы всех трёх гидроэлектро-станций) есть одна замечательная черта. Это преданность своей профессии. Я не помню, кто первый сказал «Гидростроитель — звучит гордо», но убеждён: это очень правильные слова. Что касается конкретно Иркутской ГЭС… Здесь дружный, сплочённый коллектив, наделённый большим творческим потенциалом. И, если хотите, потенциал этот неистощим, как сама Ангара. Потому что в его основе замечательный симбиоз зрелости старшего поколения и творческой дерзости молодых. Ведь это о чём-то говорит (я не суеверный, но постучу по дереву): за 50 лет на станции не было ни одной серьёзной аварии.

Нести свет и тепло

— Но при этом нельзя успокаиваться, забывать и о том, что оборудование на станции устанавливалось полвека назад. И оно не может использоваться бесконечно. Поэтому программа технического перевооружения станции, принятая с перспективой на будущее, должна и будет продолжаться до бесконечности. По законам научно-технического прогресса, ориентируясь на самые новейшие технологии, соответствующие своему времени. В наших ближайших планах — реконструкция и модернизация оборудования. И мы уже приступили к их реализации.

Что касается текущей работы… 15 ноября мы вывели из режима работы пятый агрегат. Предстоит его капитальный ремонт — полная разборка, дефектовка деталей, замена изношенных узлов. На агрегате будет заменена обмотка статора главного генератора. Ремонт продлится до июня следующего года. В ближайшее же время (по поступлению с завода-изготовителя) приступим к замене трансформатора на четвёртом блоке. Должен сказать, что в «Иркутскэнерго» разработан целый ряд интересных и конкретных программ, ориентированных на перспективу. Главная суть их — нести свет и тепло людям.

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное