издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Купеческий бизнес

Всё, что есть в Москве, только дороже…

Иркутск ещё со времён казачьей вольницы продолжал привлекать людей неординарных, предприимчивых, склонных к здоровой авантюре и обладающих практической сметкой. Так, в городе быстро складывается торгово-промышленное сословие. К первой половине XVIII века большую часть населения Иркутска составляли купцы, посадские мещане и «торгующие крестьяне».

Купечество было разделено на гильдии. В зависимости от размера капитала дохода купцы причислялись к третьей гильдии (от 500 руб. до тысячи), второй (от тысячи до десяти тысяч) и первой (десять тысяч и более). Гильдейское купечество освобождалось от уплаты подушной подати, рекрутская повинность (то есть служба в армии) была заменена им денежным взносом. Кроме того, они официально освобождались от телесных наказаний — например, битья плетьми. Купцы, чей капитал превышал пятьдесят тысяч, могли быть причислены к разряду «именитых граждан». Купцы первой гильдии и «именитые граждане» имели право вести заграничную торговлю.

Конкуренцию привилегированному гильдейскому купечеству составляли так называемые «торгующие крестьяне», то есть крестьяне, отпущенные на отходный промысел. Иркутские купцы жаловались, что крестьяне и буряты из соседских селений имеют в городе свободный мелочной торг, и перекупая товары, разносят их по улицам и домам и продают. Многие из крестьян вели торговлю не на собственные капиталы, а в кредит. Часто иногородние мелочные торговцы представляли интересы других купцов, а то и своих помещиков.

Сибирская торговля началась с пушнины. «Мягкая рухлядь» в XVI-XVII веках не только была ценным товаром, но и служила денежным эквивалентом — выдавалась в качестве «жалованья», отправлялась в подарок послам и иностранным государям. Правда, к концу XVII века из-за хищнического истребления наиболее ценного пушного зверя — соболя сибирская пушная торговля заметно снижает обороты. Её место занимает торговля товарами внутреннего рынка — хлебом, солью, маслом, а позже капиталы концентрируются в приграничной торговле с Китаем.

До середины XVIII века в Восточной Сибири господствовала караванно-развозная торговля. Транспортное сообщение с другими регионами было несовершенным, в условиях бездорожья главными артериями сообщений были реки. Переворот в торговле случился после прокладки в середине XVIII в. Московского тракта, когда стало возможным доставлять товары регулярно и безопасно. Значение Иркутска как перевалочного пункта растёт.

«Если бы возможно было раскрыть историю какого-нибудь тогдашнего сибирского коммерсанта, — писал иркутский историк и публицист Серафим Шашков, хорошо знавший мир иркутского купечества, — то она обнаружила бы перед нами сплетение обманов и неправд, воровства и мошенничества, отчаянных афер и грабежа».

Теперь главным событием в торговой жизни становятся ярмарки, на которых купечество закупает оптовые партии товаров, а потом, разделив их на небольшие партии, с разносчиками направляют их в деревни и села. Часто товары не продавали, а меняли — на ту же пушнину, рыбу, кожи и хлеб. «Ярмарки в г. Иркутске во весь год от приезжающих разных городов и в разныя числа бывают с начала октября месяца, а зачинаются от приезду как водяным, так и сухим путём летом и зимою обыкновенно; а товары приходят на дощаниках разного продукту: воск, медь, холст, сукна сырмяжные, шубы овчинныя, юфть и прочия разных родов пушныя товары, а именно белки разных родов, лисицы, соболи, бобры, выдры, росомахи, рыси, горностаи, ушканы, песцы, недопески и прочие; потом же и разные шёлковые и полотняные, також и прочие всякие мелочные товары», — сообщала Иркутская земская изба в Петербург.

Крупное же купечество сколачивало капиталы на внешней торговле. В 1765 году в Иркутске было 850 купцов, из которых полсотни самых зажиточных занимались внешней торговлей, и в первую очередь — с Китаем. Основная масса импортных товаров реализовывалась потом на ярмарках уже за пределами Сибири.

При этом иркутские купцы вынуждены были конкурировать в русско-китайской торговле с купцами из Европейской России. И это была неравная борьба: например, в 1699 году китайских товаров «иркутской покупки» (в основном хлопчатобумажных и шелковых тканей) местные купцы вывезли из Иркутска «на Русь» всего на 7,7 тыс. рублей, в то время как торговые люди и гости из Европейской России — на 34,5 тыс. рублей. (1)

Не лучше обстояли дела и в караванной торговле. Как следует из книги росписи частных товаров, отправлявшихся в казённом караване 1703 г., караванная торговля с Китаем почти всецело находилась под контролем торговцев из Москвы и других городов европейской части России, которым в караване принадлежало 94% всех частных товаров, и лишь около 6% — на долю сибиряков.

До 1703 года основные караванные пути из Китая пролегают через Нерчинск, но потом маршрут меняется и основная роль в торговле с Китаем переходит от Нерчинска к Селенгинску и Иркутску. Китайские товары впоследствии продаются на московский ярмарке, а Иркутск, наряду с Тобольском и Енисейском, становится крупнейшим торговым центром Сибири. На долю купцов из этих трёх городов в 1726 году приходилось 37% всего привоза сибирского купечества (а в 1740 г. — и все 90%). При этом 37% привоза обеспечивали иркутские купцы М. Глазунов, Ф. Чечеткин, Т. Бречалов, П. Пивоваров, И. Гранин. Почти треть задействованного во внешней торговле капитала сибирского купечества приходилась на иркутских купцов, концентрировавших свои капиталовложения преимущественно в русско-китайской торговле. Из 57 иркутских купцов, производивших торги «к портам и пограничным таможням», 7 человек вели торговлю в Охотском порту (на сумму 23 тыс. руб.), а остальные — в Кяхте (на сумму 91,7 тыс. руб.). Торговые дела в Кяхте имели 25-40 иркутских купеческих домов.

В 1765 г. в местном обществе насчитывалось более 1,5 тыс. купцов. Именно в это время формировались капиталы крупнейших купеческих династий Сибиряковых, Трапезниковых, Мыльниковых, Басниных, Солдатовых, Дудоровских…

По закону, торговля велась только в специально отведённом месте — гостином дворе. После разрушительного пожара 1775 г., когда сгорели старый и новый гостиные дворы, купечество собрало деньги на строительство нового здания гостиного двора. Проект был заказан модному итальянскому архитектору Джакомо Кваренги. Здание было заложено в 1778 г., в нём разместилось более двухсот торговых помещений. На втором этаже находилась просторная зала, служившая для торжественных церемоний и балов. (2)

[dme:cats/]

Свой двор в 1789 году построили и торговцы мещанского сословия, да не просто построили, а постановили, чтобы находившиеся в нём лавки, «кроме нашего мещанского общества, никому в другие руки не продавать». Но купеческий капитал быстро прибрал к рукам новые торговые площади, и уже через десять лет пятая часть этого гостиного двора принадлежала местным купцам. Всего к концу XVIII века в городе насчитывалось более 400 торговых мест. Так иркутская торговля выглядела на страницах «Описания Иркутского наместничества» (1792 г.): «Товары получают из Москвы, от города Архангельского, а также с ярмарок Макарьевской, Ирбитской и Енисейской. Азиатские — из китайского государства. И во все оныя места отвозят для продажи пушныя товары. Нет недостатка ни в виноградных винах, ни в водках, ни в сахаре, ни в чае, ни в сукнах, полотнах и ни в шёлковых материях. Легко можно достать всякую посуду: серебряную, медную, оловянную, хрустальную и деревянную, масло, уксус, спирты, травы, краски и всё почти, что только есть в Москве и Петербурге, только что не в равном качестве, количестве и цене».

_________________

(1) Разгон В.Н. Сибирское купечество в XVIII — первой половине XIX века.

(2) Шахеров В. Иркутская ярмарка.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер