издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Нарисованная граница вводит бумажные запреты

Подарком к юбилею окрестили решение правительства РФ об утверждении границ Байкальской природной территории. В этом году минуло 10 лет, как Байкал был включён в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Один из собеседников «Конкурента» сравнил этот подарок с рулём от машины: «Кататься нельзя, но сигналить — сколько угодно». Формально распоряжение правительства не только определяет границы охранной территории, но и вводит в действие список запрещённых видов деятельности на Байкале. Последний документ, который содержит более 30 пунктов, запрещает практически всё — от строительства домов и лесосплава до разведения животных и генной инженерии. Но запреты эти «бумажные». И единственным на сегодня реальным последствием распоряжения станет повышение ставок отчислений за загрязнение окружающей среды для предприятий, которые работают в границах центральной зоны.

Распоряжение правительства РФ об утверждении границ Байкальской природной территории (БПТ) было подписано председателем правительства Михаилом Фрадковым 27 ноября. Центральная экологическая зона (ЦЭЗ) Байкальской природной территории в координатной системе совпадает с границами объекта Всемирного природного наследия (ОВПН) ЮНЕСКО.

Озеро попало в список Всемирного природного наследия в 1996 году. Три года спустя появился Закон «Об охране озера Байкал». А уже в нём — загадочный термин «водоохранная зона Байкала», на базе которой и должны были определить центральную экологическую зону БПТ. Что такое водоохранная зона для всех прочих озёр России, ясно — это 500 м от уреза воды. А вот какая зона должна быть у Байкала, не знал никто. Учёные Института географии СО РАН с 2000 года предлагали разные варианты. К примеру, ЦЭЗ должна была пройти по самой акватории озера с островами, особо охраняемым территориям, а там, где нет таких территорий, — в 500 м от берега. Позже был предложен более «щадящий» для озера вариант — водоохранная зона шла по берегу от 2 до 6 км от воды. Ни один из вариантов не прошёл государственную экологическую экспертизу.

А вот зонированию ЮНЕСКО повезло больше. Международные экологи не скупились — водоохранная зона Байкала, по их версии, прошла до главных водоразделов прилегающих к озеру хребтов, за исключением части бассейнов рек Верхняя Ангара, Баргузин, Турка, Селенга и Култучная. Не все учёные считают такое разделение верным, так как ЮНЕСКО определило эти границы без согласования с научными кругами, общественностью и хозяйствующими структурами. Но, тем не менее, именно этот «широкий» взгляд на охрану озера пришёлся по вкусу Министерству природных ресурсов (МПР).

Как пояснил заместитель директора Института географии СО РАН, доктор географических наук Виктор Плюснин, в мае МПР обратилось к иркутским учёным с предложением подробно описать границы объекта Всемирного природного наследия и установить географические координаты. Что иркутяне и сделали. А в ноябре правительство утвердило центральную экологическую зону, практически совпадающую с границами ЮНЕСКО. Границы буферной зоны и зоны атмосферного влияния практически не изменялись с 2001 года, когда были предложены учёными Иркутска, Бурятии и Читы.

Центральная экологическая зона есть, а вот водоохранная так и не определена. Как сообщил «Конкуренту» депутат Госдумы Сергей Колесников, соответствующий законопроект был направлен в Госдуму ещё в начале года, водоохранная зона должна была быть установлена в 2,5 км от Байкала. Но теперь, по мнению парламентария, необходимость в этом отпала. «Мы удовлетворены распоряжением правительства», — пояснил депутат.

Площадь ЦЭЗ — 8,8 млн. кв. км. Из них около 3,1 млн. кв. км — само озеро, около 2,4 млн. кв. км — заповедники и национальные парки. Именно эти 5,5 млн. кв. м территории, по мнению учёных Института географии, имеют в российском законодательстве реальный правовой статус по закону «Об особо охраняемых природных территориях». Почему в зону попали ещё 3,3 млн. кв. км, не имеющих статуса особо охраняемых, неизвестно. Но теперь и на них накладываются все ограничения по хоздеятельности в центральной зоне.

В зону попали 140,5 тыс. человек, живущие в 152 поселениях. Жилые «островки» занимают в совокупности около 120 кв.км. Как будет теперь регламентироваться их существование, неизвестно. Там нет градостроительных планов, не определены пригородные и припоселковые территории. Виктор Плюснин сообщил, что сейчас учёные ведут работы по оптимизации сети особо охраняемых территорий на Байкале. Пока выделение каких-либо зон под хоздеятельность человека не рассматривается. В своё время учёные ИГ СО РАН уже предлагали ввести градацию территорий в границах объекта Всемирного наследия. Тогда в ЦЭЗ появились бы участки с особой охраной, где запрещена любая деятельность, и территории с менее жёстким контролем, где можно было бы жить и работать человеку. Но всё это по сей день — только предложения.

В силу вступил новый Градостроительный кодекс РФ, который дал право на строительство, расширение и реконструкцию хозяйственных объектов на Байкальской природной территории без проведения государственной экологической экспертизы.

С момента определения ЦЭЗ в силу вступает список запрещённых видов деятельности на Байкале. Документ, принятый ещё в 2001 году, один из экспертов «Конкурента» назвал неразумным. Более 30 пунктов списка запрещают практически всё — от строительства домов и лесосплава до разведения животных и генной инженерии. В МПР «Конкуренту» сообщили, что в список будут вноситься изменения в соответствии с российским классификатором видов экономической деятельности. Работу, в соответствии с постановлением правительства РФ, МПР должно выполнить до февраля 2007 года.

Список 2001 года формально ставит под угрозу развитие туризма на Байкале. Гостиница или палатка, установленные вне территорий, предусмотренных комплексной схемой охраны и использования природных ресурсов БПТ, считаются незаконными. Но в том-то и дело, что этой комплексной схемы нет. «Её разработкой занимался Совет по изучению производительных сил (СОПС) с привлечением ряда научных и производственных организаций, — рассказывает Виктор Плюснин. — Но при обсуждении и экспертной оценке было выявлено много недоработок и, в конце концов, не было подготовлено какого-либо приемлемого решения». Кто будет заниматься комплексной схемой теперь, неизвестно.

Единственное на сегодня реальное последствие утверждения БПТ — предприятия, которые работают в границах центральной зоны, будут платить повышенные ставки отчислений за загрязнение окружающей среды. Таким образом, Закон «Об охране озера Байкал» даже после зонирования остаётся чисто «бумажным», сходятся во мнении собеседники «Конкурента».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер