издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дорогой в третье тысячелетие

К 50-летию Иркутской ГЭС

Мы завершаем наше путешествие во времени. На календаре 1956 год, 28 декабря. Ещё не рассвело, но на главном информационном стенде стройки уже вывешен очередной листок: «До пуска первого агрегата остался 1 день!»... Теперь счёт будет вестись на минуты, до того самого момента, когда огромное многолопастное колесо, приняв на себя мощь речного потока, совершит первые свои обороты. Свершилось! Свершилось в ночь на 29 декабря. Этот день веской строкой вписан в биографию отечественного гидро- строения. Вписан как дата рождения первой станции на Ангаре, положившей начало могучему гидрокаскаду. В этот же день верстался специальный выпуск «Восточно-Сибирской правды», на первой полосе которой крупным шрифтом выделялись слова: «Вчера в 1 час 37 минут Иркутская ГЭС дала промышленный ток. С победой, товарищи гидростроители!»…

С точностью до минуты

Очередная победа (пуск второго агрегата) отмечалась два дня спустя, а если точнее — в новогоднюю ночь, в 23 часа 43 минуты по московскому времени. Вот как осталась она в воспоминаниях Андрея Ефимовича Бочкина: «Девушка — дежурный техник по нашему знаку дала оборот регулятора, и по гирлянде лампочек пробежал голубой свет. Что это было? Молния? Северное сияние? Не знаю. Может быть, это и было счастье. Две первые турбины ГЭС были в ходу. Они давали самый дешёвый в мире электрический ток. Мы подсчитали: один киловатт-час нашей энергии стоил дешевле коробки спичек. Я не ушёл из зала… Не было в ту новогоднюю ночь другого места, где я был бы ещё так счастлив… Монтажники тоже остались. Здесь и встречали мы Новый год. Это была одна из лучших новогодних ночей в моей жизни»…

Пройдёт менее двух лет, и под промышленную нагрузку станут все восемь агрегатов Иркутской ГЭС. Государственная комиссия примет станцию в постоянную эксплуатацию 24 сентября 1958 года. К этому времени она выработает уже более трёх миллионов киловатт-часов электроэнергии. Годом раньше от Иркутска до Братска будет протянута высоковольтная ЛЭП-220, которую вполне справедливо назовут трассой мужества. Более 600 километров сквозь труднопроходимую тайгу, болота и топи пройдут её строители, прежде чем ток Иркутской ГЭС устремится на помощь второй станции Ангарского гидрокаскада. Это произойдёт 8 декабря 1957 года в 8 часов 45 минут местного времени. Строительство Братской гидроэлектро-станции пока ещё набирает силу, и до пуска первых её агрегатов предстоит пройти путь длиною в четыре года.

Пробный шар

Что же касается Иркутской ГЭС… До начала шестидесятых она будет оставаться флагманом набирающей мощь сибирской энергетики, а в последующий период, уступив своё первенство более крупным станциям, не потеряет своего значения, продолжая надёжно и стабильно обеспечивать интенсивно развивающуюся экономику региона.

О сегодняшнем месте Иркутской ГЭС в энергетической системе Приангарья, о перспективах её развития мы попросили рассказать руководителя компании «Иркутскэнерго», встреча с которым состоялась накануне 50-летнего юбилея станции. Но для начала — несколько слов о нём самом.

Строки из биографии

Сергей Владимирович Эмдин, генеральный директор ОАО «Иркутскэнерго». Окончил Санкт-Петербургский государственный университет по специальности «экономическая гео-графия»; школу бизнеса в Канзасском университете, аспирантуру в Гарвардской школе бизнеса. Защитил дипломы бакалавра и магистра бизнес-администрирования. Трудовую деятельность начал в международной консультационной компании «МакКинзи» (1994 год); с 2000 по 2002 — на руководящих должностях в крупнейших предприятиях страны. В 2002 году назначен на пост исполнительного директора ОАО «Иркутскэнерго», через два года избран генеральным директором этой компании.

Его впечатление о Сибири, Иркутской области: «Приангарье — один из тех регионов, к которому у меня обращено сердце. Мне очень нравится природа этого края. Нравится климат, временами суровый. Нравится природа, особенно её дикие уголки. Это важно, когда к интересной работе прилагается такой бонус в виде природного окружения. Я знал, куда еду (много раз бывал здесь). Представлял, какова энергетика в Иркутской области. Какой народ здесь живёт. Прошло уже несколько лет — не разочаровался».

Оборачиваясь назад

Сергей Эмдин: Прежде чем мы с вами «заглянем за горизонт», в ближние и далёкие перспективы, давайте вспомним, как, когда и зачем начиналась стройка на Ангаре. Невозможно переоценить той роли, что отводилась гидроэлектро-энергетике в деле формирования и дальнейшего развития многоотраслевого промышленного комплекса региона, основанного на его богатейшем природно-сырьевом потенциале. Иркутская ГЭС была не только важным шагом в решении этой задачи, но и первым, пробным шаром. Мировое гидростроение ещё не имело подобного опыта строительства: гигантские объёмы работ, суровые климатические условия, полноводная и стремительная река. Но если задуманное осуществится, осуществятся и самые грандиозные замыслы развития Сибири…. Время показало: первый шаг оказался успешным. Первая на Ангаре гидроэлектростанция была введена в строй точно в сроки, утверждённые Госпланом.

Статистика в несколько строк

А вслед за ней стали подтягиваться энергопотребители, и прежде всего — Иркутский алюминиевый завод, строительство которого началось в год пуска первых агрегатов. Восточно-Сибирская железная дорога получила возможность перевести свой подвижной состав на электротягу. Без преувеличения можно говорить и о том, что ввод первой на Ангаре ГЭС в строй действующих дал толчок в развитии самого областного центра. Некогда «обыкновенный окраинный» город становился центром огромного индустриального региона. Приведём только несколько примеров: строительными подразделениями будущей ГЭС были сооружены геологический техникум и школа, детские сад и ясли, несколько магазинов и кинотеатр, сотни тысяч квадратных метров жилья и первая очередь крупнейшего в стране холодильника. Телецентр, наконец, презентацией которого стала первая передача, «запущенная на орбиту области» в канун 1957 года. И ещё девять машинно-тракторных станций, построенных на территории региона… И это далеко не полный перечень объектов, введённых гидростроителями в Иркутске и области в число действующих в период сооружения самой станции.

А это — несколько строк статистики, дающих далеко не полное представление об объёмах работ, которые производились на главном объекте Иркутска 50-х: «За время строительства выполнен огромный объём строительно-монтажных работ. Переработан 51 млн. кубометров грунта, уложено более 800 тысяч кубометров бетона, смонтировано около 2 млн. тонн металлоконструкций»… Мы подсчитали — из двух миллионов тонн металла можно было собрать восемь тысяч двадцатипятитонных «МАЗов»! Вы можете представить себе такую колонну большегрузных машин? Она растянулась бы более чем на тысячу километров.

Высшая школа

Сергей Эмдин: Я не сторонник звучных метафор, но… рождение Иркутской ГЭС прорубило окно в начало интенсивного развития нашего региона. И нужно сказать, что это был дерзкий и довольно рискованный проект. Ведь начало стройки выпало на послевоенные годы, когда страна остро испытывала недостаток и в средствах, и в технике, и, особенно, в профессионалах высочайшего класса. В ту пору они были востребованы как никогда. И не только в западных регионах, разрушенных войной. Ведь в то время, в начале пятидесятых (об этом мало кто знал), уже разворачивалось строительство будущего космодрома, первый спутник с которого был запущен через две недели после пуска на Иркутской ГЭС четвёртого агрегата. Можно представить, какие требования предъявлялись к специалистам, работающим на сооружении подобных объектов.

Именно люди высочайшей профессиональной пробы прибыли на Ангару в числе первых гидростроителей. Москвичи, ленинградцы, строители Днепрогэса, оросительных каналов и других невероятно сложных гидротехнических сооружений…С опытом больших строек и знаниями, приобретёнными в лучших вузах страны. Вечные передвижники, для которых каждый сданный в эксплуатацию объект становился плацдармом для прорыва на новую стройку. И вокруг них формировался будущий многотысячный коллектив «Ангарагэсстроя», о котором спустя несколько лет с уважением будут говорить: «школа сибирского гидростроения». Имена многих занесены на мемориальную доску, установленную у входа станции, другие — в списках и документах, которые хранит музей, несколько лет назад образованный при компании «Иркутскэнерго». Более двухсот ветеранов (из числа строителей и первых эксплуатационников станции) живут сегодня в Иркутске… В биографии каждого из них Иркутская ГЭС занимает особое место…

Особый статус

— Сергей Владимирович, Иркутская ГЭС была лидером сибирской энергетики 50-х — начала 60-х годов. Каков сегодня её «удельный вес» в системе мощного объединения «Иркутскэнерго»? Не «потерялась» ли она на фоне таких гигантов, как Братская и Усть-Илимская ГЭС? Каковы её перспективы, потенциальные возможности? В частности, её возможный вклад в решение проблемы прогнозируемого энергетического дефицита.

— Если говорить о мощности, конечно, Иркутская ГЭС — не соперник двум этим станциям. Но надо смотреть глубже. Есть ряд факторов, которые выделяют её среди других ГЭС. Прежде всего, это выработка на установленные мощности. По количеству времени использования её агрегатов ей нет равных в мире. Почему? — спрашиваете вы… Если мы скажем, что этот показатель достигнут благодаря стабильному водотоку, который регулируется самим Байкалом, это будет лишь часть ответа. Но ведь это ещё и результат творческой инженерной мысли, которая привела к единственно правильному решению — где поставить саму станцию, какие и в каком количестве использовать агрегаты.

Второй важный фактор заключается в том, что Иркутская ГЭС — единственный на юге области энергоисточник, способный, скажем так, регулировать ситуацию. Поясню на конкретном примере. Вы помните, в 2004 году над областью пронёсся ураган, поваливший в районе Усолья-Сибирского опоры ЛЭП-500. В результате единая энергосистема Приангарья разделилась на две составляющие. Иркутская ГЭС приняла на себя функцию Братской ГЭС, то есть функцию регулятора частоты напряжения. Взять ситуацию под контроль с помощью тепловых станций значительно сложнее. Они «менее гибкие», чем гидроэлектростанции.

Третий фактор — он актуален для нас и ориентирован на перспективу. Мы прорабатываем проект увеличения мощности Иркутской ГЭС и рассчитываем, что внедрение его будет, если сопоставить с затратами на строительство новой тепловой станции, сравнительно недорогим. Поэтому, планируя строительство новой электростанции, работаем и над этим вопросом. Раз здесь есть плотина, есть агрегаты, значит… при определённой реконструкции их можно усилить дополнительными киловаттами. Это даст возможность снимать пиковые нагрузки (зимние, например). Так что, хоть это и не самая крупная станция, значения своего она не утратила. Я уже не говорю об особом отношении к станции-юбиляру как к первенцу Ангарского гидрокаскада. А ведь это тоже — фактор, причём фактор немаловажный, фактор особого статуса, которым может быть наделён только первенец.

Очередные задачи

— Учитывая будущие достижения научно-технического прогресса, возможно ли мощность станции довести до миллиона киловатт?

— Не будем перегибать палку, хотя возможности научно-технического прогресса безграничны. Но поднять мощность каждого агрегата на 10 — 15 процентов — это вполне реально выполнимая задача. Отсюда и наши ориентиры — довести мощность станции до… Пока что будем говорить о восьмистах тысячах киловатт… «с хвостиком». Когда это произойдёт? Это весьма сложный и дорогостоящий проект, рассчитанный не на завтрашний день. Иркутская ГЭС пятьдесят лет работает без изъянов. И пока что нет необходимости что-то глобально менять на ней. Но в перспективе, и не такой уж далёкой, мы вплотную займёмся реконструкцией станции. С заменой на ней всей электрической составляющей, с заменой значительной части механики. И это будет, по сути, вторым рождением ГЭС и её вкладом в решение проблемы возможного энергетического дефицита.

— Когда он (прогнозируемый дефицит) может заявить о себе в границах нашего региона?

— На сегодняшний день все станции Иркутскэнерго имеют возможность дополнительно к вырабатываемой ежегодно электроэнергии производить суммарно около пятнадцати миллиардов киловатт-часов. Они пока что не востребованы, но, учитывая ускорение темпов развития промышленного комплекса Приангарья… По нашим подсчётам, этих пятнадцати миллионов будет недостаточно уже в 2011 году. Есть несколько вариантов, как решить проблему прогнозируемого дефицита. В частности, на Братской ГЭС мы осуществляем замену рабочих колёс на более производительные, с более высоким КПД. Учитывая большую мощность каждого агрегата, результат будет выражен солидной цифрой. Внедряем и ряд других программ, ориентированных на решение этой задачи.

Энергетик — звучит гордо

— Сергей Владимирович, в штате Иркутской ГЭС примерно сто пятьдесят человек. Более ста двадцати занято непосредственно в производственном процессе станции. И у каждого коллектива есть своя характерная особенность. Какая, на ваш взгляд, «особая черта» именно у коллектива станции-юбиляра? И как вы расцениваете слова «Энергетик — звучит гордо»?

— В управлении Иркутской ГЭС есть небольшой гостевой зал, который я бы назвал залом династий. В нём собрана вся информация о семьях, в которых несколько поколений посвятили себя профессии энергетика. Обязательно побывайте в этом зале. Вы знаете, всегда, когда приходишь на станцию, чувствуешь, замечаешь дух преемственности. Не искусственный дух, живой.

Есть в этой профессии какая-то особенность. И прежде всего — глобальная ответственность. Ответственность за свою конкретную работу и в целом за всё, что происходит на твоём производстве. Понимание, что от твоей работы зависит жизнедеятельность других предприятий и благополучие многих и многих людей. Эта ответственность и понимание как раз и отражаются в гордости за свою профессию. А ведь и в самом деле: энергетик — звучит гордо. Считаю, что это вполне справедливые слова.

В дополнение к рассказу

На следующий день после встречи с генеральным директором мы побывали в гостевом зале Иркутской ГЭС. И действительно, наш рассказ был бы неполным, если бы мы упустили тему, которую подсказал нам Сергей Владимирович перед завершением нашей встречи. Династия семьи Яковук. Аркадий Никифорович, её основоположник, начал трудовой стаж в энергетической отрасли в 1933 году, проработал в ней до пенсии. Четверо его детей продолжили эстафету отца. Династия Трухиных. Сергей Александрович, Евгения Александровна, Татьяна Александровна в энергетику пришли по примеру родителей — Александра Сергеевича и Александры Петровны. Династии Калёновых, Дудиных, Шумиловых, Мяло, Харламовых, Жулиных, Закайдаковых, Елизарьевых, Кушнир, Эделевых, Пчёлкиных, Пешковых… А мой добровольный гид Людмила Григорьевна Огнева, называя очередную фамилию, поясняет: «Общий трудовой стаж династии Хохловых — девяносто семь лет… Семья Рассохиных — сто шестнадцать лет на четырёх членов династии»…

Мы возвращаемся из нашего путешествия, совершённого в далёкие пятидесятые годы. Возвращаемся, чтобы снова встретиться с гидростанцией. Но эта встреча состоится уже в третьем тысячелетии. Возможно, через неделю — на торжествах, посвящённых её полувековому юбилею. А это значит, у нашего рассказа будет ещё продолжение. С праздником, легендарная ГЭС!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер