издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Самый выгодный вклад в будущее

Важным событием минувшего года, определившим перспективу отечественной практической медицины на ближайшие годы, стал национальный проект «Здоровье». О первых шагах и о предстоящих планах на ближайшее будущее рассказывают «Восточно-Сибирской правде» те, кто, каждый в своей сфере, отвечает за успешную его реализацию в Приангарье.

Из статистов — в солисты

Участковый врач — больше не «диспетчер». Именно в таком переосмыслении роли медика первичного звена заключается самое рациональное зерно национального проекта, считает начальник главного управления здравоохранения администрации Иркутской области Игорь УШАКОВ.

— Потому что, — говорит он, — с первичной помощи начинается любой лечебный процесс. «Раскидать» пациентов по «узким» специалистам, сняв с себя ответственность за дальнейшую судьбу пациента, — дело нехитрое. Лишь укрепив первичное звено практической медицины, можно поднять на новый уровень всю систему регионального здравоохранения. И в этом звене ведущую роль начинает играть участковый врач — хорошо подготовленный доктор общей практики, способный подняться над рутиной и самостоятельно вести больного, не нуждающегося в сложной диагностике или в стационаре. В прошедшем году было подготовлено именно для такой ответственной работы 140 медиков. Разумеется, говорить о полном решении кадровой проблемы рано. Первичное звено у нас в области пока укомплектовано всего процентов на 70, и преобладают врачи предпенсионного и пенсионного возраста. Разумеется, их опыт должен быть востребован, но и приток молодых сил в первичную сеть крайне необходим. Надеемся, что в течение двух последующих лет мы полностью эту кадровую проблему сможем решить, чтобы сделать первичную помощь не только более доступной, но и более качественной.

— Одновременно проект «Здоровье» предполагает более современное техническое оснащение наших больниц и поликлиник. Понятно, с момента его старта прошло немного времени и говорить о каких-то особо значимых обретениях в этой сфере рано, но всё же…

— В прошлом году именно в соответствии с концепцией проекта мы получили медицинское оборудование на сумму 285 миллионов рублей. Хочу обратить особое внимание на то, что значительная его часть отправлена именно в первичную сеть. Наступивший год будет для нас таким же важным: средств для приобретения современной медицинской техники нам будет отпущено на 85 миллионов рублей больше. Понятно, что и укрепление первичного звена нашего регионального здравоохранения, и развитие высоких медицинских технологий — дело не одного года. Но сам факт того, что в наступившем году высокотехнологичная медицинская помощь в Приангарье будет оказываться за счёт федерального бюджета, говорит о многом.

— Понятие «вертикаль власти» способно работать лишь в том случае, если оно не затёрто, не потеряло живой смысл. Как, на ваш взгляд, должна выстраиваться стратегическая линия управления в здравоохранении Иркутской области? Или система останется прежней, когда главное управление здравоохранения по-прежнему будет «замыкаться» только на лечебных учреждениях высшего, пятого, уровня, а медицинская «периферия» как существовала, так и будет существовать «сама по себе»?

— Замечу, что с нынешнего года уже нет главного управления, а есть департамент здравоохранения. И это не формальная смена «вывески». Некоторые функции, которыми раньше занималось главное управление здравоохранения, будут переданы по назначению в другие структуры. В частности, сейчас создаётся информационно-аналитическая автономная группа. Её предназначение — анализ складывающейся в нашем здравоохранении ситуации; так сказать, формирование взгляда на перспективу. Всё для того, чтобы сам департамент не работал вхолостую. Одним из условий плодотворной деятельности является обязательный диалог со всеми лечебными учреждениями независимо от их статуса: государственные они, муниципальные или частные. Разумеется, речь не о «диктатуре», не о жёстком контроле, но, по моему глубокому убеждению, департамент не может и не должен быть оторван от общего поля регионального здравоохранения. Лишь в широком пространстве этого поля мы можем говорить о восстановлении настоящей вертикали власти в деле врачевания людей.

— И всё же, если более конкретно, как может влиять департамент здравоохранения на положение дел в практической медицине, далёкой от областного центра? Скажем, разве мало случаев, когда главврач районной больницы полностью зависим от расположения или, наоборот, от антипатии главы местной администрации, а мнение организатора областного здравоохранения не решает ничего? Это первый пришедший на ум пример. Но сколько можно привести других, свидетельствующих о том, что на самом деле настоящей «вертикали» управления в региональном здравоохранении нет. Как восстановить её ради того, чтобы врачебная помощь стала доступной, грамотной, своевременной, в каком бы глухом углу ни жил нуждающийся в ней человек?

— Вот я и говорю: контакт с муниципалитетами нужен; он, если прибегнуть к нашей профессиональной лексике, просто необходим по жизненным показаниям. От одних спускаемых «сверху» циркуляров толку немного. Но если найти понимание у местной власти, если взять её в союзники для решения специфических наших медицинских проблем; если местная власть сама оказывается заинтересованной в том, чтобы выразившее ей доверие население было здорово, можно и кадры на местах правильно расставить, и финансирование муниципальных бюджетов сделать более щедрым.

— Прокатившаяся по области летом и осенью минувшего года волна отравлений низкопробным алкоголем и множество летальных исходов — трагический пример того, насколько тесно местная, периферийная медицина связана с областной. Пусть то, о чём я сейчас говорю, — частный случай. Но зато какой типичный! Оказалось, что ни на периферии, ни в самом Иркутске нет современной токсикологической службы. Я была свидетелем того, какая нагрузка легла в разгар эпидемии токсического гепатита на крохотное отделение медсанчасти авиазавода: пострадавших везли ежечасно, и почти ежеминутно звонили по межгороду — коллеги с периферии просили помощи и совета. А ведь всё могло сложиться иначе, по крайней мере, потеряли бы меньше больных, будь в Иркутске настоящий, готовый ко всяким непредвиденным случайностям токсикологический центр…

— Да, вы правы. Такой центр необходим. Планируем его создать. Но не в наступившем, а в следующем году. Зато в новом помещении, с современной лабораторной базой и оборудованием.

— Игорь Васильевич, на должность начальника главного управления здравоохранения вы пришли из областного диагностического центра, главврачом которого были много лет. И отдали немало сил для того, чтобы диагностический центр стал одним из самых оснащённых, современных медицинских учреждений Приангарья. Можно узнать, что взяли вы с собой из наработанного вами прошлого багажа?

— Иркутский диагностический центр не только обладает уникальной, постоянно обновляющейся базой высоких медицинских технологий. В нём успешно функционирует самостоятельно разработанная и внедрённая в практику современная компьютеризированная система управления. Кстати, взятая на вооружение во многих российских регионах. Именно её модель, конечно, с необходимой корректировкой, хочется перенести на всё пространство регионального здравоохранения, чтобы приоритетный национальный проект «Здоровье» был успешно реализован в Приангарье.

Деньги на медицину у государства есть. Однако не дармовые

Ни одна, пусть и самая совершенная, система управления не оправдает связанных с ней ожиданий, не будучи подкреплённой солидными финансовыми средствами. В этом смысле возведение нашего физического и душевного благополучия в один из главных национальных приоритетов в определённой степени ломает давно сложившийся и, увы, не единожды подтверждаемый жизнью стереотип: в России рядовой врач — нищий врач. Средства на медицину у государства есть. Однако не дармовые. Их можно и нужно зарабатывать. Такова была главная мысль исполнительного директора государственного учреждения «Территориальный фонд обязательного медицинского страхования населения Иркутской области» Сергея ШОЙКО, высказанная им на пресс-конференции, проведённой в самый канун Нового года. Он чётко обозначил «три источника, три составные части» вполне приличного материального достатка медиков, «мобилизованных и призванных» национальным проектом «Здоровье»:

— Первый из них освящён постановлением N851, согласно которому именно Фонд ОМС начал доплачивать ежемесячно по 10 тысяч рублей работающим на участках врачам общей практики и педиатрам, а медицинским сёстрам — по 5 тысяч. Ставилась задача укрепить первичное звено врачебной помощи, сделав его дееспособным и мобильным. Минувший год показал: решение принято верное, от работы на участках уже не шарахаются как от самой непрестижной и неблагодарной. Судя по тому, что на участки приходят знающие, энергичные, принявшие новые условия специалисты, многократно возросшая нагрузка и действительная, а не формальная ответственность за каждого пациента их не пугают.

Второй источник финансирования в рамках национального проекта определён постановлением N868, предусматривающим диспансеризацию занятых в бюджетной сфере граждан в возрасте от 35 до 55 лет. Таких находящихся в расцвете сил наших земляков — более 100 тысяч человек. Диспансеризация каждого из них предполагает обязательное обследование у восьми «узких» специалистов, работающих в амбулаторно-поликлинических учреждениях, и даёт им возможность поднять свой заработок. К слову сказать, диспансеризация была отличительной чертой профилактической медицины в давно прошедшее советское время, когда её брали на вооружение медики многих зарубежных стран. Так что возобновление её сегодня, когда хронические заболевания наиболее трудоспособной части россиян фактически не поддаются учёту и носят скрытый характер, переоценить трудно. Наконец, третья возможность укрепить материальный достаток медиков за счёт бюджета оговорена постановлением N874, гарантирующим дополнительную оплату лабораторно-поликлинической помощи неработающим пенсионерам.

В общей же сложности три перечисленных «источника» принесли лечебным учреждениям Приангарья в прошлом году более 270 миллионов рублей. Но заработали только те, кто этого хотел. К примеру, план по диспансеризации полностью выполнен поликлиническим звеном Качугского, Тайшетского районов. Неплохо справились с ним в Иркутске, Братске, Саянске, Усть-Куте, Куйтуне. Вот туда и пришла доплата. Медики Катанги, Ольхона, Мамы, Заларей своим правом на дополнительный заработок не воспользовались. Это, конечно, обидно, но, в конце концов, материальный приработок медиков — не самоцель. Он лишь своеобразно свидетельствует о широком диапазоне проблем, решение которых предусмотрено национальным проектом. И среди них профилактика здоровья занимает далеко не последнее место. Между прочим, 70 процентов из всех прошедших в прошлом году диспансеризацию и уверенных в своём здоровье земляков оказались больными людьми. Такая вот неутешительная, зато объективная статистика.

Не только честь, но и здоровье беречь смолоду

Но та же статистика, опирающаяся на мировой врачебный опыт, свидетельствует: хронические заболевания своими корнями врастают в раннее детство. По мнению Ивана САДОХИНА, управляющего Иркутским региональным отделением Фонда социального страхования Российской Федерации, улучшение качества помощи, оказываемой будущим мамам и их новорождённым, предотвратит в будущем немало трагедий. О том, что такая помощь действительно становится реальной, ощутимой, эффективной, он, человек, осуществляющий возложенное на соцстрах с января прошлого года финансовое «сопровождение» всего периода беременности и последующего ухода за новорождённым, судит не понаслышке:

— Родовые сертификаты — особые финансовые документы. Пусть деньги и не выдаются на руки женщинам. Но каждая вставшая на учёт в женской консультации будущая мама уже знает: от того, насколько внимательны и заботливы будут конкретно к ней врачи и средний медперсонал, зависит их материальное вознаграждение. В прошлом году за каждой беременной женщиной в поликлинику, где она стояла на учёте, приходили 2000 из её родового сертификата. Остальные 5000 рублей получал роддом, в стенах которого появлялся на свет малыш. Но лишь при том условии, если роды проходили благополучно. Всего в минувшем году Фонд соцстраха проплатил по родовым сертификатам 148 миллионов рублей, что существенно сказалось на повышении зарплаты медицинских работников и на техническом переоснащении родовспомогательных учреждений.

— Иван Петрович, наступивший год для службы матери и ребёнка будет таким же щедрым?

— Я бы сказал — более щедрым. Родовой сертификат станет ещё весомее. Поликлиники, в которых будет наблюдаться готовящаяся к материнству женщина, начнут получать 3000 рублей от её сертификата; роддома — не 5000, а 6000 рублей. Но что кажется мне принципиально важным, так это то, что родовые сертификаты дополнятся третьим талоном — и он будет выдаваться тем лечебным учреждениям, которые начнут «вести» малышей на протяжении первого, самого сложного, года их жизни. Этот материальный довесок весьма существенен: тысяча рублей за первые полгода и ещё тысяча — за вторые полгода. Но лишь при одном условии: если мама останется довольной тем, как к её ребенку на протяжении всех 12 месяцев относились педиатры…

Особенность национального проекта «Здоровье» в том, что он в открытую связал денежное вознаграждение медиков с результатами их работы. И сделал это от имени самого государства, осознавшего наконец, что вложение средств в медицинскую общедоступную практику — самое выгодное, ибо работает оно на завтрашний день страны.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector