издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Большие проблемы малых народов

Выездное совместное заседание Консультативного совета по делам коренных малочисленных народов Севера при полномочном представителе президента в СФО и исполнительного комитета Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока состоялось на прошлой неделе в Иркутске. Мероприятие с длинным, неудобоваримым названием, за которым стоит ещё более длинный перечень проблем. И судя по всему, малые народы вместе с их проблемами пока попадают только в зону периферийного зрения ока государственной власти.

Федерация

Заседание длилось целый день, и за это время его участники успели рассмотреть много вопросов. Первым из них стало обсуждение концепции федеральной целевой программы «Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера до 2015 года». Правда, обсуждения как такового не получилось по «технической» причине. Вариант концепции, который находился в распоряжении членов ассоциации и самих представителей малочисленных народов, оказался устаревшим. «В концепцию внесены дополнения и исправления, но мы не успели вывесить обновлённый вариант на сайте, — объяснил начальник департамента федеральных целевых программ и развития территорий Севера Минрегиона России Виктор Уткин. – На этой неделе мы разошлём доработанную концепцию всем заинтересованным структурам, с тем чтобы вы вносили свои предложения».

На сегодняшний день в России действует подобная целевая программа. Как выяснилось, она не удовлетворяет ни малые народы, ни органы власти. По определению первого вице-президента Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, члена общественной палаты РФ Павла Суляндзига, эта программа, выстроенная под капитальное строительство, не решает проблем малых народов, а только замедляет критические процессы. При этом корень всех бед даже не в самой программе, а в том, что государственная политика в отношении малочисленных народов практически исчезла. «Действующую программу есть за что критиковать, — парировал Виктор Уткин, — однако в 2006 году финансирование было увеличено в два раза по сравнению с предыдущим годом. В 2007 году освоено 207 млн. рублей, столько же запланировано на 2008 год. Это более 100 километров дорог и более 130 километров линий электропередачи, несколько новых школ, которые становятся центрами социальной и культурной жизни целых районов».

Концепция новой программы прошла первое рассмотрение в правительстве, были получены замечания, многие из них доработаны. Она предполагает на порядок увеличить финансовые вливания в территории. Так, из федерального бюджета на нужды коренных малочисленных народов на весь период действия программы планируется направить 4,5 млрд. рублей. Кроме того, предполагается софинансирование её регионами в рамках бюджетной обеспеченности и привлечение инвестиций. В качестве одного из приоритетов разработчики называют попытку государства адаптировать жизнь коренных народов к рыночным условиям. «До 1 октября мы должны пройти все согласования и внести документ в правительство, так что у нас с вами очень мало времени», — заметил Виктор Уткин.

На сегодняшний день в федеральном законодательстве имеется много серьёзных пробелов, которые нивелируют декларируемые права коренных малочисленных народов. В концепции предпринята попытка исправить это положение.

«Мы до сих пор не знаем территорий проживания коренных малых народов, — заявил директор Центра правовых ресурсов ассоциации КМНССиДВ Михаил Тодышев. — Считается, что они проживают в 27 субъектах, это 2\3 территории России. Однако, если рассматривать конкретно по каждому субъекту, территория фактического проживания гораздо меньше, чем ареал исторического обитания. Порядок выделения территорий проживания малочисленных народов нужно провести, и регионам в том числе». Законодательство декларирует получение общинами налоговых льгот на хозяйственную деятельность. Но на деле общины получить их не могут из-за отсутствия перечня видов традиционной хозяйственной деятельности коренных малых народов.

По мнению советника аппарата комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов Натальи Пересыпкиной, первая рабочая оценка вызывает сомнения в том, что новая программа может достичь заявленных целей, а именно – обеспечить устойчивое развитие коренных малочисленных народов. «Она ничем не лучше программы действующей, — считает советник. — Характеристика и прогноз развития списаны с действующей программы. База для анализа старая. Единственное новое, что в ней заявлено, – это вопрос о территориях традиционного проживания, хозяйственной деятельности и природопользовании. Но дело не в том, что заявлено, а в том, как оно будет действовать. Этот пункт не обеспечен правовой базой». Сейчас в Государственной Думе, в комитете национальностей создана рабочая группа по разработке законопроекта, который пытается решить обозначенные проблемы, в частности, регламентирует процедуру образования таких территорий. Это закон «О защите исконной среды обитания, традиционного образа жизни, традиционного способа ведения хозяйства коренных народов». Однако и этот закон пока ещё в далеко рабочем состоянии. «В такой ситуации комитет считал бы более логичным продолжить работу по старой программе, поскольку она разработана до 2011 года, — заявила Наталья Пересыпкина. — Параллельно нужно разрабатывать концепцию новой программы, и, конечно, нужна концепция государственной политики, которой можно было бы определить, что государство хочет получить в результате».

Область

В Иркутской области проживают представители двух коренных малочисленных народов – тофалары и эвенки. По данным переписи 2002 года, их всего 1743 человека.

Проблемы, которые имеются на уровне федерации, в большей или меньшей степени присутствуют и на уровне Иркутской области.

На сегодняшний день общины, занимающиеся традиционной деятельностью – охотой и оленеводством – не освобождаются от налогов, и субъект самостоятельно этого сделать не может. Что касается выделения территорий проживания коренных малочисленных народов, в Иркутской области они определены чётко. «Мы своих знаем пофамильно, — подчеркнул заместитель губернатора Иркутской области Семён Круть. — Знаем, кто стоит в очереди на получение жилищных субсидий, кто получает субсидии на обучение в вузах. Главная проблема – решить то, что просят сделать сами общины. Ведь исконная среда обитания коренных народов, так называемый ареал, очень обширный. Когда мы туда вторгаемся, мы невольно способствуем, например, сокращению числа оленей. Провели газовую трубу, олени не могут через неё перейти, нарушается путь миграции, животные гибнут. Община ставит условие о выплате денежных компенсаций. Этого мы сделать не можем».

Не все территории имеют программы в области поддержки коренных народов. В районах таких программ фактически нет, потому что бюджеты очень дефицитные. В Иркутской области с 2006 года реализуется областная программа «Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов», рассчитанная до 2011 года. Общий объём финансирования составляет 27,9 млн. рублей. В прошлом году из областного бюджета было выделено 3,2 млн. рублей. На эти средства 7 молодых тофов и эвенков получили высшее образование. После обучения они должны вернуться домой. Были организованы выездные бригады, в которые вошли 26 врачей из областных больниц. Они осмотрели более 1500 человек. На часть средств закуплено оборудование для участковых больниц Тофаларии, Казачинско-Ленской и Качугской районных больниц. Было выделено 5 сертификатов на улучшение жилищных условий. Товарами первой необходимости, школьной и спальной мебелью обеспечены школы-интернаты и детские дома.

На 2007 год смета расходов программы утверждена в сумме 5,1 млн. рублей. В первом квартале освоено 399 тысяч рублей. Этих денег хватило на «точечные вливания» в самые больные места. Снова были организованы выезды в отдалённые сёла бригады врачей, которые осмотрели более 700 человек. В Катангском районе проведена третья конференция коренных малочисленных народов. Для 15 малообеспеченных семей и 7 семей оленеводов закуплены продукты. Оленеводам областные власти пообещали закупить несколько племенных оленей. Для местных общин коренных народов в рамках областной программы закуплены 50 капканов и 6 бензопил «Штиль». В Нижнеудинском районе приобретены строительные материалы для ремонта местного общежития, для бригады из 10 тофаларов-оленеводов выделены деньги на приобретение продуктов. В 2007 году 6 студентов получат субсидии на обучение в вузах.

Район

За цифрами федеральных и областных программ, разговорами в высоких кабинетах трудно увидеть человека, для которого всё это предназначено. Во что конкретно воплощается государственная политика для самих коренных народов, могут судить только они сами. «Взглядом снизу» с нами поделилась председатель национального консультативного совета эвенков Катанги, руководитель общественной организации «Эвенкийский культурный центр» Нина Вейсалова.

«Мне бы хотелось, чтобы эвенки почувствовали себя полноправными гражданами своей страны, чтобы дети наши не стеснялись своей национальности, — говорит эта молодая красивая женщина. — У нас считается, что не престижно быть эвенком. Если государство будет относиться более внимательно к коренным народам, то и люди почувствуют, что занимают какое-то местечко в обществе».

На Севере люди не разделяют себя на русских и эвенков, всем живётся одинаково трудно. «Здесь, в области, не все знают, как приходится выживать эвенкам в глубинке, — рассказывает Нина Вейсалова. — В райцентре, Ербогачёне, полегче, но в дальних посёлках очень тяжело. Страшно, когда в наше время люди живут без фельдшера, когда с продовольствием проблемы и связь с Большой землёй не всегда бывает». Например, в эвенкийском селе Хамакар нет медика, с тех пор как единственный фельдшер уехал на Большую землю. Туда приезжает раз в год бригада областных врачей, но постоянной медицинской помощи нет.

Среди эвенков, по словам Нины Вейсаловой, очень высокая заболеваемость туберкулёзом. Выехать с флюорографическим аппаратом в далёкие маленькие сёла нет никакой возможности. Машина скорой помощи, которую район получил в рамках национального проекта, может ехать только по хорошей дороге. Перед местным бездорожьем она беспомощна. Здесь нужен автомобиль большой проходимости. Получается – машина есть, деньги на неё потрачены, а толку никакого. От старенького вездехода гораздо больше помощи, но он постоянно ломается.

Особенно трудно приходится ребятишкам. В эвенкийских сёлах есть только начальные школы, затем дети едут учиться в Ербогачён, живут там в интернате. Причём родители вынуждены платить по 500 рублей в месяц за проживание в нём. «У нас хорошая рождаемость, но и смертность большая, — продолжает рассказ Нина Вейсалова. — За последний год среди эвенков зарегистрировано 14 смертей и 12 рождений. На сегодня нас 547 человек, из них 156 детей. Люди не доживают даже до 50 лет. Уходят молодые эвенки, спиваются. Многие говорят даже, что пьянство – наша национальная трагедия, но я думаю – это одна из цепочек, следствие тех социальных процессов, которые у нас происходят».

Среди эвенков высокая безработица, до 72%, при официальной цифре – 8%. Да и какой особый заработок может быть в тайге. Летом – сбор ягод и дикоросов, рыба. Зимой сытнее, люди охотятся, сдают пушнину. Правда, сдают её коммерсантам за бесценок, по грабительским ценам. Представителям коренного народа некуда деваться, они ведь не имеют своей территории. Территория принадлежит охотпользователям, которые диктуют свои правила. Существовавшая раньше модель кооп-зверопромхозов разрушена, а новая не создана.

До 2006 года в Катангской районной администрации не было ни единой штатной единицы по работе с коренными народами. Но год назад поняли, что такую работу нужно вести, появился целый профильный отдел. Сейчас в Ербогачёне создан национальный эвенкийский культурный центр. В школе ввели факультатив – «традиционная культура эвенков». Правда, нет учебников по эвенкийскому языку, пришлось закупать их в Эвенкии. Нет учителей, которые могли бы преподавать язык.

Успешное лечение болезни во многом зависит от верно поставленного диагноза. Проблемы коренных малочисленных народов обозначены. «Если политика выработана, она должна идти по всей вертикали — от федерации, через субъект и заканчиваться на уровне местного самоуправления. Это основная задача, которую мы здесь обсуждаем», — прокомментировал ситуацию заместитель губернатора Иркутской области Семён Круть.

Сегодня в области реализуются два проекта, которые направлены не просто на поддержку территорий, а на их развитие. В рамках софинансирования федеральной целевой программы «Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера до 2011 года» из бюджета Иркутской области было выделено 4 млн. рублей на строительство оленеводческой базы на тысячу голов в посёлке Алыгджер Нижнеудинского района. Из федерального бюджета выделено 825 тысяч рублей. Что касается 2007 года, с Минрегионразвития заключён договор о финансировании строительства двух крупных объектов – оленеводческой базы и школы в деревне Нерха Нижнеудинского района. Согласно договору, федерация выделяет 3,5 млн. рублей на строительство базы и 2,5 миллиона на школу. Областной бюджет соответственно – 1 млн. рублей и 10 млн. Если все работы будут идти по графику, база будет введена в эксплуатацию уже в четвёртом квартале этого года. Для тофаларов это означает увеличение поголовья оленей и 37 новых рабочих мест. Что касается школы в Нерхе, то её строительство будет закончено в конце 2008 года.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное