издательская группа
Восточно-Сибирская правда

О телевизионном…

В летние месяцы писать о политике – задача неблагодарная. Политики, увы, нет, это во-первых. Практически все ньюсмейкеры… – кстати, а вы, читатель, знаете, кто такие ньюсмейкеры? Это слово, пришедшее в журналистский жаргон из английского языка и обозначающее человека, «деятельность которого предполагает намеренную или ненамеренную публичность и вызывает устойчивый интерес СМИ» — вот, уже и в словари попало! А ведь не так давно у нас ньюсмейкеров не было, потому что из престарелого генсека ньюсмейкер, согласитесь, получиться не мог. Впрочем, нынче ньюсмейкеров тоже уже почти не осталось, ведь нынче самое модное поветрие – это следить за чистотой родной речи и изгонять из неё уродливые англицизмы. Так вот, сейчас практически все «люди, вызывающие устойчивый интерес СМИ», изволят отдыхать. И во-вторых, ну какая может быть политика, когда за окном плюс 25 и природа зовёт – Малое Море, Ольхон, а то и просто бережок где-нибудь. Совершенно понятно, что никакой политики в такие дни нет и быть не может. Ну, в лучшем случае телевизор посмотреть…

Но телевидение – это лучший барометр любой политики. Если из телевизионного эфира выцедить всякую чепуху, новости про Sochi, национальные проекты, пошлятину от Петросяна и «Камеди», останется квинтэссенция нашего с вами политического бытия. А именно – его величество сериал.

И тут – сериал сериалу рознь. Мармеладные саги про то, как она потеряла память, а он оказался её братом-близнецом, вне политики. Они были даже тогда, когда их не было – в жизни, в сплетнях и историях, которые женщины рассказывают подругам в то время, когда мужики пьют на кухне. Самое страшное, когда сериалы начинают воплощаться в жизнь, потому что недалёкие люди путают их с готовыми шаблонами для решения жизненных проблем.

Политика лезет наружу в псевдоисторических сагах, которые пытаются замещать в массовом сознании правду собственными версиями. Вторую неделю тянутся по экранам двенадцатисерийные «Девять жизней Нестора Махно». Вместо Махно советского образца, кровавого упыря, режущего ремни со спин пленных, предстаёт просвещённый идеалист, который волей беспощадной судьбы был вынужден взять в руки оружие.

Что интересно, малобюджетный сериал, с огромным количеством исторических ляпов, вызвал интерес у публики и неплохую прессу. Получилась эдакая новая «Бригада», в которой герои разговаривают на суржике и бесстрашно бравируют собственной независимостью и от красных, и от белых.

Но чем руководствуется зритель, когда выбирает из всей телевизионной пустоты именно «Девять жизней…»? Как Махно бежал в анархию от насилия во всех его воплощениях, так люди прячутся в мыльной махновщине от опостылевшей жвачки, политических партий, преемников и национальных проектов. Чем кончилась анархия для Нестора, мы уже знаем – «бей белых, пока не покраснеют, бей красных, пока не побелеют». Интересно, на каком кредо остановится выбор телезрителя?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное