издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Лагерь для отчаянных

  • Автор: Любовь ГАБЕЕВА

В посёлке Большое Голоустное, на берегу Байкала в очередной раз прошла смена детского лагеря. В этот раз в нём собрались около 150 ребятишек из социально неблагополучных семей, попавших в федеральную программу «Неприкосновенный запас – дети Отчизны».

По словам президента некоммерческого партнёрства «Неприкосновенный запас» и руководителя этой программы Геннадия Черкасова, лагерь в Иркутске — не единственный. Всего по России в рамках программы на сегодняшний день работают около 140 лагерей для детей из так называемой группы риска. Основная задача – отвлечь детей от улицы. Как рассказал президент «НЗ», в реализации программы участвуют свыше ста различных организаций.

– Мы помогаем неблагополучным детям получить бесплатное среднеспециальное и высшее образование. Причём престижное. В список образовательных учреждений, двери которых открыты для трудных подростков, входят МГТУ имени Баумана, Академия водного транспорта, Российский государственный гуманитарный университет, Ярославская военная финансовая академия, – рассказал Геннадий Черкасов.

Лагерь для иркутской детворы называется «Дисперадо», что с испанского переводится как «отчаянный», «сорвиголова». Ребята, которые здесь собрались, и впрямь отчаянные. Они воспитываются в детских домах, приютах, учатся в коррекционных школах. Есть и ребятишки из так называемых неблагополучных семей, которыми интересуется инспекция по делам несовершеннолетних.

В «Дисперадо» отдыхают также кадеты иркутского гвардейского корпуса. Руководители программы «Неприкосновенный запас — дети Отчизны» надеются, что многие из «трудных» детей станут впоследствии воспитанниками кадетских корпусов.

— В этом году мы планировали обмен воспитанниками между кадетскими корпусами Сибирского федерального округа: новосибирским, омским, красноярским. К сожалению, пока не удалось это осуществить. Но, я думаю, мы к этой теме вернёмся в зимние каникулы, — говорит заместитель начальника регионального управления госнаркоконтроля по Иркутской области полковник Олег Гончар.

Ребята живут в палатках. Говорят, что нравится: романтика. Все они щеголяют в форме: костюмах тёмно-зелёного цвета, футболках и чёрных беретах. После окончания сезона можно забрать её домой. На форму нашиты шевроны с символикой программы – буквы «НЗ».

С первых же дней с ребятами начали заниматься спецназовцы наркоконтроля. Пятеро сотрудников познакомили «трудных» с приёмами рукопашного боя, устройством боевого оружия — пистолета Макарова и автомата Калашникова, методами работы со служебно-розыскными собаками. Кроме этого, проводились занятия по парашютному делу, выживанию в экстремальных условиях. Дети узнали, как нужно оказывать первую помощь, как вести себя в лесу и т.д. Особый восторг вызвали различные дубинки, наручники, каски, бронежилеты, электрошокеры, которые спецназовцы используют при задержании преступников.

Каждый день с детьми работает и психолог наркоконтроля, главный специалист отдела межведомственной профилактики ФСКН Мария Фёдорова. Подросткам показывают фильмы о наркотической зависимости, проводят различные тренинги и ролевые игры. Детей учат говорить «нет» тем, кто предложит им попробовать дурманящие вещества.

Показ тематических видеороликов очень впечатлил ребят. Антон говорит, что плакал во время просмотра. Так жалко было мальчишек, которые поддались минутной слабости и уже не смогли выбраться из этой трясины. Катя рассказывала, что её очень напугал фильм, где наркоман в притоне показывает свои сгнившие руки и ноги. А Лене запомнился дистрофик, сидящий на игле: когда он снял кофту, вздох ужаса не могли сдержать не только операторы, но даже его собратья по беде – такие же наркоманы.

— Возникает ли желание по-пробовать наркотики после про-смотра этих роликов? – спрашиваю я у парнишки постарше. Ответ получаю довольно предсказуемый: «Мне уже не надо пробовать, я и так многое попробовал, даже героин».

— Сколько раз попробовал героин?

— Один раз. Но только сейчас, в этом лагере я понял, что мне этого не надо. Есть занятия на-много интереснее, чем затуманивать свой разум.

Антон рассказал, что раньше у него возникало желание покончить жизнь самоубийством.

— Жизнь такая, – говорит он, объясняя странное для своего возраста желание. Мать мальчика – инвалид, отчим бил детей нещадно. В лагере Антон не в первый раз: – Я сам сюда в этом году напросился.

В «неприкосновенный запас» он попал через инспекцию по делам несовершеннолетних. Осуждён условно за то, что, по его словам, «отработал сотовый телефон». Сейчас подросток учится на оператора электронно-вычислительных систем, планирует после окончания училища поступать в технический университет.

С особым нетерпением все дисперадовцы ожидали самое зрелищное мероприятие – показательные выступления спецназа, десантирование группы парашютистов РОСТО. Наконец долгожданный день наступил. Все отряды выстроились на берегу Байкала. Геннадий Черкасов привёз из Москвы знамя «Не-прикосновенный запас».

— Мне понравилось, как организовали отдых детей сотрудники ФСКН по Иркутской области. Думаю, на будущий год здесь, на берегу Байкала, можно открыть базовый лагерь для всей Сибири, — заявил руководитель программы.

Знамя торжественно вручили иркутянам. Потом ребята смотрели показательное выступление спецназа наркоконтроля. Бойцы высадились на берег с катеров МЧС. С ними – служебная собака. «Это одна из ситуаций, которая может возникнуть в нашей работе», – рассказывает детям командир. На берегу – «сборщики конопли», они оказывают сопротивление спецназовцам. И вот – последний нарушитель закона задержан, наркотики изъяты, а ребятишки не скрывают восторга: «Наши победили».

— Ну где ещё увидят такое дети? Где увидят спецназ в деле, десантирование, задержание, прыжки с парашютом? Естественно, им это очень интересно. Для подростков важно создать интерес. Одними разговорами о том, что хорошо, а что плохо, ничего не добьёшься. Воспитывать нужно на личном примере.

Теперь для нас главное, чтобы эти дети не вернулись на улицу, к прежним привычкам, когда смена лагеря подойдёт к концу. Нужно подросткам, которых мы вытащили из группы риска, задать вектор. Направление, в котором они смогут двигаться вперёд. Хорошо, если они пойдут заниматься спортом, армейским рукопашным боем, к примеру. При этом мы должны научить ребёнка применять полученные навыки только для самозащиты, – говорит Геннадий Черкасов.

– Когда смены заканчиваются, мы с облегчением вздыхаем: слава богу, все живы-здоровы. А в сентябре получаем письма от детей: «Здравствуйте, дорогие, любимые вожатые!», даже слёзы наворачиваются на глаза, – рассказывает директор лагеря «Дисперадо» Алексей Васильков. – Могу сказать, что с каждым годом работать становится всё сложнее. Дети приходят всё более грубые и жестокие. Если раньше курение в лагере было ЧП, на такого пацана показывали пальцем, осуждали его поведение, то сейчас курят 99 процентов – и мальчишки, и девчонки. Многие ругаются матом. Самое страшное: считают это нормой. Мы с этим пытаемся бороться, но, сами понимаете, за две-три недели трудно что-то изменить. Однако сегодня вы же видели лица ребятишек: им было интересно. Многие, надеюсь, поняли, что существуют гораздо более «крутые» вещи, чем пиво, наркотики и сигареты. Детям, нашему неприкосновенному запасу, есть куда стремиться.

Фото автора

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное