издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дискриминация по признаку «сильного пола»

Миф о богатырском здоровье мужчин давно развенчан, но специфические проблемы мужского здоровья мало кому интересны. «Не сошлись характерами» — фраза, давно ставшая расхожей в острых семейных ситуациях, приводящих к разводу. Как правило, никого, кроме самых близких, не интересуют реальные причины вершащихся трагедий, число которых, как свидетельствует статистика, в Приангарье доходит до 30% на каждую тысячу заключаемых браков. Часто истинные причины настолько интимны, что о них супруги, чья «лодка разбилась о семейный быт», вообще предпочитают молчать. Между тем существуют косвенные свидетельства того, что истоком разыгрывающихся драм в немалой степени является дискомфорт половых отношений, в котором женщины невиновны. Как бывают они (и очень часто!) неповинны и в не-благополучном течении беременности и бесплодии.

Факт, что мужской век намного короче женского, столь же трагичен, сколь и характерен для России. О том, как сказываются специфические «мужские проблемы» на «погоде в доме», я беседую с Виктором Николаевичем ЧЕРКАШИНЫМ, опытным врачом, ведущим сотрудником кафедры акушерства и гинекологии Иркутского государственного института усовершенствования врачей. Медиком одинаково эрудированным и искушённым как в акушерстве и гинекологии, так и в андрологии (в той сфере медицины, предметом которой является мужское здоровье). Кстати, тема его кандидатской диссертации, защищённой в 1999 году, именно так и сформулирована: «Мужской фактор при привычном невынашивании беременности».

— В своё время, — рассказывает он, — мы обследовали более трёхсот супружеских пар, которым не удавалось испытать материнско-отцовское счастье: беременности прерывались выкидышами. Оказалось, причиной неблагополучного исхода часто являлась патология репродуктивных мужских органов. Можете сами представить, каково значение именно этого, неожиданного для людей, далёких от медицины, фактора в развитии демографической ситуации. Раньше было принято говорить о семье как «ячейке коммунизма»; теперь – как «ячейке общества». Я же вам скажу, что в моих глазах семья – это единая детородная единица. Пусть сравнение не столь высокопарно, зато верно. В одинаковой мере от репродуктивного здоровья и женщин, и мужчин зависит будущее государства. Уточню: половина бесплодных браков – на «совести» сильного пола. Это очень много.

— Таков грустный расклад вообще у всего человечества или всё-таки наши мужчины – на печальную особицу?

— Есть характерные для всего мужского племени физиологические особенности, считающиеся нормой. К примеру, с возрастом уменьшается выработка мужских половых гормонов. Если сравнивать уровень гормонов у тридцатипятилетнего мужчины и у пятидесятилетнего, то дефицит достигает 12 – 15%. Исследования проводились в Америке, в Индии, в Европе, в Малайзии. Там официальные цифры таковы: из мужчин, не достигших 40 лет, половой слабостью страдает примерно 20%; после пятидесяти лет – почти 52%.

— А у нас, в России?

— У нас такие исследования вообще никто не проводил. И, как следствие, объективная потребность наших мужчин во врачебной помощи тоже не известна. Но я думаю, что с учётом алкоголизации, курения дешёвых сортов табака, наркомании, а также принимая во внимание силу и количество испытываемых стрессов, цифры эти в разы больше. Отсюда и стихийно сложившееся у нас массовое мнение: мужчина, перешагнувший через своё пятидесятилетие, обречён просто доживать свой век.

— А на Западе иное представление о пожилых мужчинах?

— Иное. Там на помощь приходит медицина; пациенту назначается заместительная гормональная терапия, и человек ещё долго способен радоваться любви и сексу.

— Но разве сегодня не приходит на помощь мужчинам фармакология? Достаточно в любой аптеке спросить таблетки от половой слабости, и вот уже перед глазами самый широкий их выбор. Да и реклама, что ни день, подсказывает всё новые и новые названия препаратов.

— Вслепую доверяться рекламе опасно. Фармацевтические фирмы, продвигая в аптечную сеть предназначенную мужчинам «химию», часто ничего не сообщают о том, как влияет она, эта «химия», на состояние человека, страдающего, скажем, патологией предстательной железы или сердечно-сосудистой системы. Помимо всего, таблетка той же «Виагры», кстати, очень недешёвая, которую нужно принимать 2-3 раза в неделю, способствует временному эффекту, но не устраняет причину, не излечивает импотенцию. Необходима серьёзная, целенаправленная помощь врача-андролога. Кроме того, менталитет мужчины очень отличается от менталитета женщины. Мужчина редко обсуждает свои проблемы с половым партнёром.

— Считает эти проблемы неважными для себя?

— Скорее наоборот. Для мужчины сексуальность, способность к половой жизни намного важнее, чем для женщины. По крайней мере, ни одна женщина ещё не свела счёты с жизнью из-за того, что она фригидна. А для мужчины сексуальная несостоятельность – настоящая трагедия. Только он переживает её втихомолку. Опять же, если верить статистике, в нашей стране к врачу за помощью из десяти «проблемных» мужчин обращается только один.

— Но, может быть, остальные девять «проблемных» россиян мужского пола просто не знают, куда, к какому врачу им обращаться? Например, в самом Иркутске – куда?

— В областном перинатальном центре есть врач-андролог, есть специалист на кафедре кожных болезней Иркутского медицинского университета. Наконец, мы в городском перинатальном центре, расположенном по улице Горького, 36, консультируем мужчин.

Но этого недостаточно. Мужских специализированных консультаций, в отличие от женских, в России, в частности и у нас в области, нет. К тому же мужская психика так уж «устроена» — мужчина боится быть непонятым. По сей день остаётся у нас открытым вопрос, кто должен заниматься всерьёз, вплотную его интимными проблемами. Не к участковому же терапевту ему идти! Да, действительно, появилось много коммерческих клиник, но здоровье обратившихся туда мужчин интересует медперсонал меньше, чем получаемый гонорар. А ведь таблеткой «Виагры» или каким иным снадобьем, как мы уже говорили, причину гормональной дисфункции не устранить. Есть и ещё один немаловажный аспект острой проблемы: многие беды взрослых мужчин начинаются в детстве. Между тем специальной врачебной службы, занятой здоровьем наших мальчишек – будущих мужей и отцов семейств, тоже нет. Медосмотр комиссии при военкоматах в достаточной мере формален, хотя тревогу забить не поздно и на этом этапе…

— Впору говорить о существующей в нашем практическом здравоохранении мужской дискриминации.

— Да, к сожалению, это так. Государственной целевой, рассчитанной на перспективу специальной программы помощи нашим мужчинам нет. Хотя демографическая ситуация диктует её необходимость. С декабря прошлого года работает в области программа «Здоровая Россия», предусматривающая консультирование семейных пар на предмет репродуктивного здоровья; благодаря ей что-то можно сделать для сильной половины. Но неизвестно, кто будет финансировать «Здоровую Россию» в ближайшем будущем, да и есть ли у неё будущее. Лично я работаю в этой программе пять месяцев без всякого материального поощрения. И не только я, но и мои коллеги по кафедре, по Иркутскому городскому перинатальному центру отдают совершенно безвозмездно этой программе и силы, и время. Если она прекратит своё существование, помощь мужской части населения станет ещё проблематичнее. Например, многие процедуры, необходимые для определения диагноза, весьма дорогостоящи. Тот же анализ крови на гормоны не всякому мужчине по карману, хотя для женщин такая услуга бесплатна. Это, конечно, частность, но весьма характерная. Государство, в последние годы больше заботясь о качестве жизни женщин, об их здоровье, мужчин своим вниманием обошло. Такая диспропорция и нелогична, и негуманна, и недальновидна.

Беседовала Элла КЛИМОВА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное