издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Ваша честь» мечтает о нашем доверии

  • Автор: Людмила БЕГАГОИНА, «Восточно-Сибирская правда»

Представители третьей власти провели на Байкале, в Листвянке, трёхдневный семинар по теме «Взаимодействие органов судейского сообщества с управлениями судебного департамента и СМИ». В нём приняли участие председатель Совета судей РФ Юрий Сидоренко, заместитель генерального директора Судебного департамента при Верховном суде России Николай Кильмашкин, руководители судейских сообществ, управлений департамента и пресс-служб в судах Сибирского федерального округа.

Авторитет третьей власти, отношение к ней в народе как к гаранту законности и справедливости напрямую зависят от того, насколько доступны и открыты сегодня служители Фемиды. Как повысить доверие к правосудию – над этим вопросом главным образом и ломали головы участники пред-ставительного форума.

Пресс-секретарь в законе

Последний социологический опрос Верховного суда РФ показал, что подавляющее большинство россиян третьей власти не доверяет и относится к её деятельности негативно. Лишь 13% населения страны верит в неподкупность чиновников в мантиях. Причём 75% убеждённых в коррумпированности судей заявили: их выводы основаны лишь на том, что «об этом все говорят и пишут». Вот почему судейское сообщество уверено: только максимальная открытость позволит переломить общественное мнение и привить уважение к третьей власти.

Обеспечение прозрачности правосудия стало одной из главных задач действующей федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2007–2011 годы». Однако, как выяснилось в ходе «круглого стола» с пресс-секретарями судов и управлений Судебного департамента, под эту строчку в программе не выделено, по крайней мере на текущий год, достаточного финансирования. Между тем значительных затрат требуют и создание систем по размещению в Интернете необходимой населению информации (прежде всего — текстов судебных решений), и обеспечение свободного доступа в залы заседаний, и учёт общественного мнения на основе регулярного мониторинга, и прокат имиджевых телепрограмм. А главное – создание самих пресс-служб в судах и управлениях Судебного департамента, привлечение в них профессионалов.

Как выяснилось, до сих пор должности пресс-секретарей и помощников председателей судов по взаимодействию со СМИ не предусмотрены штатными расписаниями. Их даже нет в реестре должностей государственной службы судебной системы. «Контачат» с прессой, как правило, загруженные по горло своими прямыми обязанностями сотрудники секретариатов и других отделов на общественных началах. И как бы добросовестно ни относились они к «нагрузке», на серьёзную работу по формированию информационной политики в интересах судебной системы у них не хватает ни сил, ни средств, ни профессиональных навыков.

Хотя, по мнению начальника отдела по связям со СМИ Судебного департамента при Верховном суде РФ Вадима Зиятдинова, очень много здесь зависит от самих руководителей судов. В некоторых регионах они нашли возможность создать крупные консолидированные пресс-службы. В Читинской области, например, пресс-центр располагается на двух этажах управления Судебного департамента. Просторные кабинеты оборудованы современной мебелью, снабжены оргтехникой и средствами связи. Имеется здесь и редакционно-издательский комплекс, где выпускаются газеты, журналы, брошюры и буклеты – издания как корпоративные, так и для массового читателя.

Увы! Этот опыт лишь исключение из правил. Всё, чего просили (и не в первый раз) участники семинара, – легализовать должность пресс-секретаря и повысить её статус, предоставить отдельный кабинет для этой службы и предусмотреть целевое финансирование на размещение в СМИ имиджевой продукции. Как видим, не много.

Судейское сообщество надеется, что благодаря принимаемым сегодня мерам доверие к третьей власти будет быстро и неуклонно расти. Аналитики даже подсчитали: к 2011 году суд окажется в авторитете уже у 50% населения, тогда как в прошлом году доверяющих служителям Фемиды насчитывалось всего 19%. В то же время сократится доля граждан, считающих информацию о деятельности судов недостаточной: с 42% в 2006 г. до 5% к 2011 г. На чём основаны эти прогнозы?

В Государственной Думе находится на рассмотрении проект закона «Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности судов общей юрисдикции в РФ», внесённый пленумом Верховного суда РФ в марте нынешнего года. Вот лишь некоторые из предусмотренных для достижения прозрачности судопроизводства мер: размещение в сетях общего пользования всех решений судов (кроме принятых в закрытых заседаниях), свободный доступ граждан в судебные заседания и к судебным актам. При этом предполагается, что граждане будут иметь право не только на информацию о деятельности судов, но и на сведения о самих вершителях правосудия – как биографического, так и профессионального характера.

Всё это правильно, но вряд ли достаточно для достижения главной цели – повышения доверия населения к органам правосудия. Между тем в других федеральных структурах (органах внутренних дел, к примеру) эта цель достигается и без принятия специальных, обеспечивающих гласность законов. Там прекрасно понимают: всё в конечном счёте решают кадры и деньги. Судам прежде всего нужны пресс-службы, где на имидж Фемиды работали бы профессионалы, обеспеченные всем необходимым: кабинетами, транспортом, компьютерами, аппаратурой для съёмок и т. д. Милиция, например, где зарплата сотрудников, по сравнению с судьями, составляет сущие гроши, на организации пресс-службы не экономит. Может, она больше озабочена гласностью?

«Независимая» содержанка

Судебная реформа продвигалась в стране сразу в нескольких направлениях. Приоритеты реформаторов были очевидны и для многих граждан сомнительны. Всё, что необходимо для повышения статуса самих вершителей правосудия, они получили: высокую зарплату и пенсию, жильё, бесплатные путёвки для себя и членов семьи (или компенсации за неиспользование этой возможности), медицинское обслуживание по первому разряду. Одним словом, достойные условия жизни. Чтобы, решая чужие судьбы, судья не думал, чем накормить собственного ребёнка или где взять денег на покупку лекарства.

Это, конечно, важно. Непонятно только, почему на второй план отодвинулись ещё более важные задачи: обеспечение необходимых условий для осуществления правосудия – качественного и в срок.

На байкальском семинаре-совещании много говорили о состоянии мировой юстиции. Видимо, потому, что на сегодняшний день это самое слабое звено в судебной системе. Положение мировых, как известно, двойственно. С одной стороны, они входят в единое судейское сообщество и имеют тот же высокий статус, что и их коллеги – федеральные судьи. С другой – обязанность по содержанию, материально-техническому снабжению мировых судов возложена на исполнительную власть субъектов федерации.

Как это согласуется с принципом независимости судебной власти, гадать не приходится. Вряд ли вообще можно всерьёз говорить о независимости, когда от администрации региона мировые вынуждены, как милостыни, ждать денег на ремонт кабинета или покупку компьютера. Хотя денег из областного бюджета мировой юстиции с каждым годом выделяется всё больше, из-за растущих цен доля расходов на её материально-техническое обеспечение сокращается. Если в 2003 году она составляла 39,5% от бюджета мировых в Иркутской области, то в прошлом году – лишь 25,9%.

Сложная и непродуманная правовая природа мировых судей принижает их положение, превращает этих служителей Фемиды как бы во второй сорт. Все 117 судебных участков Иркутской области и 6 Усть-Ордынского Бурятского автономного округа находятся сегодня в стеснённых условиях. В помещении Эхирит-Булагатского судебного участка, например, провалились полы, годами не менялись обои. В комнате площадью четыре квадратных метра размещены секретарь судебных заседаний, архивариус и помощник. Два судебных участка в автономном округе и восемь в области нашли приют в районных судах, где и без них тесно.

Не хватает приставов, чтобы обеспечить безопасность мировых – тогда как федеральные судьи в этом плане защищены. Не хватает компьютеров для работы на участках – тогда как в районных судах внедряются передовые информационные технологии. В округе, чтобы создать хоть какие-то условия для работы мировых, районные суды отдают им ненужное старьё – скамьи и прочую примитивную мебель. Из-за того, что судебные участки не оснащены конвойными помещениями и оборудованными, как положено, залами заседаний, уголовные дела мировым приходится рассматривать «в гостях» — на территории районных судов.

Не один мировой судья Иркутской области до сих пор не обеспечен архивным помещением, хотя дел рассмотрено, мягко говоря, немало. Нагрузка у мировых сегодня в два раза превышает нагрузку федеральных судей. Причём она с каждым годом ещё и увеличивается. Если в 2002 году в месяц каждому мировому судье Иркутской области приходилось рассматривать по 65 дел, то в 2006 – уже по 152. И это не предел – число заявлений, поступающих на участки, продолжает увеличиваться в геометрической прогрессии. Отрадно, конечно, что роль суда в обществе растёт семимильными шагами и именно «под крышей» третьей власти граждане пытаются найти защиту своих попранных прав и законных интересов. Но зачем ставить мировых в такое положение, когда они просто не в состоянии физически «перелопатить» в срок поступающие к ним дела, принять качественные решения?

Сегодня ведётся работа по созданию 9 дополнительных судебных участков в Иркутской области, утверждённых федеральным законом. Однако вряд ли это решит проблему. Суд до сих пор остаётся малодоступным, например, для жителей отдалённых населённых пунктов, особенно в северных районах.

Дело в том, что во многих муниципальных образованиях имеется лишь одна должность мирового судьи. И когда он болеет, уходит на два месяца в отпуск, граждане остаются по сути без судебной защиты. По закону им предоставляется возможность обращаться к судье соседнего участка, но на практике вряд ли кто захочет лететь за справедливостью из Мамско-Чуйского района в Бодайбинский, когда между ними нет даже прямого сообщения.

Если уж мы говорим о доступности суда, то нужно, наверное, помнить о местных особенностях, огромных северных территориях с низкой численностью населения. За семь лет существования мировой юстиции пора бы уж понять, что принцип деления на судебные участки по количеству жителей на бескрайних просторах Сибири вряд ли разумен. Вот и получается, что простому человеку не долететь и не доехать до судьи, который мог бы – и обязан! – защитить его от нанесённой обиды или произвола.

Мировая юстиция успешно сыграла отведённую ей роль – «разгрузила» федеральные суды. Дело осталось «за малым»: добиться, чтобы мировые судьи имели нормальные кабинеты и залы заседаний, оргтехнику и возможность повышать квалификацию и нагрузка их не была бы запредельной. Когда эти условия не выполняются — страдают те, кто идёт в суд за защитой. А значит, и авторитет третьей власти.

Фото Николая БРИЛЯ

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное